ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Спецы


  В конце 19-начале 20 веков в селе Шора Уржумского уезда (сейчас п.Мариец) находился огромный стекольный завод. Разнообразная промышленность его была известна далеко за пределами и уезда и губернии. Самое интересное, что на производстве практически не было местных. Здесь работали лучшие мастера-стекольщики, искусные в своем деле, в большинстве своем из соседних губерний и европейских стран. Если посмотреть метрические книги села, можно убедиться, что прихожанами местной церкви были исключительно заезжие – из Казанской и Нижегородской губерний, а также несколько немцев, австрийцев, чех, поляк. Изредка попадаются и вятские имена мастеровых из города Вятки, Уржумского и других уездов. Наверно это было такое удивительное место, где звучала самая разнообразная речь – русская, немецкая, английская, чешская, польская… Здесь мастера из самых разных стран и разных религий делились своим опытом. Характерно, что всех их – православных, католиков, лютеран, евангелистов – объединял сельский деревянный храм. Другого выбора у них просто не было, и все ходили молиться и исправлять требы в русскую православную церковь. 
  1 февраля 1910 г. родилась дочь у Антонина у «германского подданного уроженца Шмирда Христиана Христиановича Фридриха вероисповедания римско-католического и законной его жены Альвины Ольги Юрьевны евангелистическо-лютеранского вероисповедания». Крестными девочки стали крестьяне-рабочие из соседних уездов. Кстати, Фридрих довольно часто упоминается в метриках – жена у него рожала исправно. 
Жили немцы и австрийцы при заводе и во время войны. Видимо, их не притесняли. Например, 20 марта 1915 г. родилась девочка у «австрийского подданного Чамавской губернии Хабернского уезда с.Скуврова чеха Антона Альберта Шпиминэка католического вероисповедания». Примечательно, что жена его была русская православная – Пелагея Тимофеевна. Похоже, они познакомились уже здесь. 23 марта в церкви с.Шоры девочку окрестили с именем Лидии. Крестными ее стали Владимирской губернии г.Меленок мещанина Сергея Александрова Беляева жена Леонилла Карловна и австрийский подданный из города г. Доч-Брода Иван Игнатьевич Бургер. Бургеры тоже имеют свою историю. По словам потомков, Антон и Иван Бургеры приехали сюда из Петербурга в начале 20 века, здесь у них рождались дети. То были весьма уважаемые люди. Судя по документам, они были вызваны сюда вятским губернатором даже не из столицы, а из Австрии как искуснейшие мастера своего дела. В метрике за 1911 год о рождении сына Николая Антон Игнатьевич был назван весьма помпезно: «Австрийский подданный г. Вены мещанин, проживающий в Российской империи по билету Вятского губернатора, данному от 13 апреля 1911 г. за № 3467 Антон Игнатьев Бургер католического вероисповедания и законная жена его Мария Кондратьева». Судя по именам, братья не были австрийцами, а скорее всего – славянами. К сожалению, их дальнейшая судьба покрыта мраком неизвестности, даже для потомков.
  А славян из других стран Европы здесь было немало. Например, были поляки и те, кого сейчас принято называть «западными украинцами». 28 декабря 1915 г. родилась дочь Нина у уроженца «Гродненской губернии Слонинского уезда Косовской волости с.Беловичи крестьянина Ивана Мартыновича Романова и законной жены Ольги Александровой». Девочка была окрещена уже в новом 1916 году. Крестной ее стала проживающего на стекольной фабрике Григория Павлова Пыркова жена Любовь Николаева Пыркова. Кстати, эта пара довольно часто упоминается в числе крестных, т.е. были очень уважаемыми людьми. Все мастеровые были в большой дружбе друг с другом, несмотря на всю свою разность. 
   После 1917 года частная стекольная фабрика была национализирована и вскоре закрылась из-за неумелого руководства. Можно только догадываться, как сложилась дальнейшая судьба всех мастеров-иностранцев, приняли ли они участие в русской братоубийственной войне (известно, что в 1918 г. чехам, немцам и австрийцам путь на запад был закрыт, там бы их ждал неминуемый плен у союзников или мобилизация на войну). 
Кстати, насчет войны. Попалась и такая интересная запись, что 15 февраля 1916 года родилась дочь Антонина у «Петроградской губернии Шлиссебургского уезда Рябовской волости с. Ириновки крестьянина, взятого на войну Александра Васильева Степанова и законной жены Пелагеи Никаноровой». Хотя рабочие ставились хозяевами на бронь, это не уберегло Александра Степанова, и ушел он на фронт. Крестной девочки стала девица-иностранка Мария Константиновна Брун, уроженка Финляндской Санкт-Михельской губернии селения Иоанас. Впрочем, в данном случае интересны инициалы. Не тот ли это был Александр Степанов, 2 года спустя поднявший крупнейший антисоветский мятеж в том же Уржумском уезде? Как знать…

  Мною был  сделан список рабочих завода Шоры из других губерний и иностранцев, которые упоминаются в метрических книгах за 1911-1913 гг., без учета местных и рабочих из других вятских уездов. Список получился обширный, но, конечно, неполный, т.к. в основном это люди молодого и среднего возраста, которые вступали в брак и рождали детей, но, разумеется, на заводе трудилось немало рабочих и более зрелого возраста, о которых сведений пока нет. Удивляет, сколько здесь трудилось рабочих из различных губерний европейской части страны - Казанской, Владимирской, Астраханской, Костромской, Смоленской и других. Примечательно, что не было никого из Предуралья, не говоря уж об Урале и Сибири. Особенно много было рабочих из Казанской и Владимирской губернии (они были распределены в списке даже по уездам). Нередко некоторые приезжали целыми семьями и с односельчанами. Социальный состав был также разнообразный - крестьяне (часто безземельные), мещане и даже один купеческий сын. А вот иностранцев было очень мало. По всей видимости, это были крупные специалисты своего дела, которых специально приглашали из Европы - это уже описанные в статье немец Фридрих, братья-австрийцы Бургеры, чех Шпиминэк и поляк Романов. Примечательно, что у некоторых были жены с русскими инициалами, т.е. они обзавелись семьями уже в России.


Назад к списку