ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Ашихмины

Отец Алексий

 

Города, сёла, деревни… Они, как люди, рождаются, живут и умирают. Это общеизвестно. А есть и такие, которые как бы состоят в родстве друг с другом, точнее говоря, в духовном родстве. Раньше (впрочем, это возрождается и сейчас) в каждом приходе духовные семьи состояли в большой дружбе между собой, как взрослые, так и дети. Зачастую эта дружба соединяла незримыми духовными ниточками соседние приходы, иногда отдалённые и совсем дальние (ведь духовные семьи часто меняли своё местожительство). Нередко бывало и так, что дружеские взаимоотношения перерастали со временем в кровное родство, и сёла-города соединяли между собой духовные и родственные узы, ведь православные храмы и их служители всегда были в центре общественной жизни. Одна из подобных ниточек соединила в своё время два отдалённейших друг от друга прихода – сёл Красноярского (теперь Лебяжский район) и Уней. Удивительную историю жизни нескольких духовных семейств Унинской земли, объединённых общим родством, я и хочу поведать в этом повествовании.

В белоснежный день 9 ноября 1870 года, в благовещенской церкви с. Мухино Слободского уезда состоялось бракосочетание двух молодых людей, представителей двух древних священнических родов – Екатерины Гавриловны Ушаковой и Алексея Андреевича Ашихмина1. Об обоих стоит сказать особо, ибо именно с этой свадьбы и началась история унинской семьи Ашихминых.

Екатерина Гавриловна была дочерью известного и замечательнейшего священника и благочинного из с. Мухино о. Гавриила Ушакова, преждевременно скончавшегося 30 июня 1870 года (это и побудило его вдову поскорее выдать замуж старших дочерей), предки которого служили в священном сане, по меньшей мере, с середины XVIII века, из них несколько поколений – в с. Мухино. Отец Гавриил пробыл благочинным 16 лет, за которые им было сделано столько всего для своего прихода и благочиния, за что он был очень уважаем своими прихожанами и духовенством. Именно при нём в Мухино была выстроена великолепнейшая белокаменная церковь, а в благочинии действовало 27 приходских училищ! В 1864 году о. Гавриил жертвует 15 рублей, огромную по тем временам сумму, на нужды открывшегося Вятского женского епархиального училища, в котором впоследствии вплоть до 1917 года будут учиться его дочери и внучки – Ушаковы, Мальгиновы, Ашихмины, Трапицыны.

Отец Гавриил был прекрасным семьянином. Кроме Екатерины, у него было ещё две дочери и два сына, получившие от отца прекрасное воспитание. Сам батюшка очень любил музыку. Ещё в духовной семинарии он был капельмейстером и сочинителем маленьких сонат для оркестра, очень хорошо играл на скрипке. Даже в доме отца благочинного имелось две скрипки. Свою любовь к музыке о. Гавриил сумел передать своим детям, а те, в свою очередь, его внукам. Не было случайным то, что в начале ХХ века один из его сыновей открыл собственную скрипичную мастерскую, а дочери другого поступили в Казанское музыкальное училище. Любовь к музыке стала наследством о. Гавриила к своим детям и внукам.

Вот из такой славной семьи вышла Екатерина Ушакова. Избранник её, псаломщик Вятской Знаменской церкви Алексей Ашихмин, был представителем не менее древней священнической фамилии, к тому же очень распространённой (она и теперь нередка на востоке Кировской области). Ещё его дед Лука Ашихмин в 1866 году упоминался на страницах одного из первых номеров «Вятских епархиальных ведомостей» в списке священников епархии, прослуживших «безпорочно» 35 лет, и потому заслуживший довольно приличную пенсию по тем временам - 70 рублей в год2, а другие многочисленные представители этого рода служили в различных местах Вятской епархии.

Сам Алексей Ашихмин был сыном дьячка. Его знакомству с невестой, по свидетельству самих Ушаковых, способствовали её младшие братья – Азарий и Григорий Ушаковы, певшие в архиерейском хоре и учившиеся в духовных заведениях г. Вятки3. Правда, как именно произошло знакомство Ашихнина и Ушаковых, мне узнать не удалось, да и представить это трудновато, если одному в 1870 году было 19 лет, то его «шуринам» всего 9 -10 лет. Так или иначе, оно произошло, состоялась и свадьба, а дружба Григория Ушакова с Алексеем Ашихминым (а затем и его детьми) продлилась многие-многие годы.

Совсем незадолго до бракочетания Алексей Андреевич закончил обучение в Вятской духовной семинарии с получением аттестата второго разряда, а 13 октября 1870 года был определён псаломщиком к Знаменской церкви г. Вятки. 13 «генваря» 1871 года он рукополагается в сан диакона к Спасо-Хлыновской церкви г. Вятки с прохождением должности законоучителя Хлыновской земской школы. Последнюю должность он оставил, когда 10 июня 1872 года по собственному прошению был перемещён на должность делопроизводителя и эконома Вятского Епархиального училища, но 15 ноября того же года Вятской земской управой вновь был назначен законоучителем Хлыновской школы4.

Наступил 1873 год. В истории семьи Ашихминых началась новая глава: числа 31 марта Преосвященным Палладием епископом Сарапульским викарием Вятским о. Алексий был рукоположен в сан священника и покинул навсегда град Вятку, перемещённый в далёкое селоУниГлазовского уезда, в котором Богом ему было предназначено прослужить до конца земных дней своих и увековечить своё имя в великолепнейшем храме.

О последующей жизни о. Алексия может рассказать его «послужной список» за 1891 год: «Состоит: а) с 1 апреля 1874 года законоучителем в местном земском училище и б) с 1881 года – депутатом съезда Глазовского училищного округа; в) с генваря 1889 года – следователем; г) состоял катехизатором с 25 генваря 1885 года по 25 октября 1889 года. Обращено им из раскола в православие 3 человека. Имеет знак отличия Общества Красного креста. В 1886 году пожалован скуфьей. Аттестат, грамоту на священство и свидетельство на награды имеет. Имеет только один деревянный двухэтажный дом, приобретённый самим».

В 1893 году о. Алексий награждается камилавкой, 7 апреля 1898 года ему был преподнесён наперсный крест с украшениями «в знак заслуг по восстановлению Спасского храма, пострадавшего от пожара в 1888 году, и в честь 25-летия служения в Унях». К тому времени он, возможно, стал и настоятелем Спасской церкви вс. Уни, в которой прослужил столько лет.

В семействе о. Алексия и матушки Екатерины росли дети Александр, Алексей, Сергей, Вера, Маруся. В разные годы в гостеприимной доме жили сёстры и братья матушки Екатерины, упоминание о чём сохранилось в архивных документах. К примеру, в 1880-х годах здесь жила девица Елизавета, ещё не вышедшая замуж, после окончания Вятского женского епархиального училища, служившая учительницей в местном земском училище. Избранником её стал представитель не менее древнего духовного рода Василий Трапицын, увёзший унинскую учительницу в далёкое село КизнерьМалмыжского уезда, в которое был направлен как священник.

Осенью 1881 года в доме Ашихминых жил какое-то время уже повзрослевший Григорий Ушаков, только что закончивший семинарию и с нетерпением ожидавший своего назначения учителем в один из приходов обширной Вятской земли, с чем начальство губернии не торопилось. 9 ноября 1881 года министр внутренних дел сообщал заведующему Слободского уезда, инспектору народных училищ, что «кончивший курс в Вятской духовной семинарии Григорий Гаврилович Ушаков, проживающий в с. УняхГлазовскогоуезда, обратился в уездную управу с ходатайством об определении его учителем в одну из земских школ Слободского уезда…» и есть вакантное место в с. Спасо-Заозернице того же уезда5. Инспектор в свою очередь подал прошение на имя губернатора, и лишь в середине ноября семинарист Ушаков сменилУни на место своего первого учительского служения. После этого у него было учительство в с. Роговском Слободского уезда, первое духовное служение в с. Понино Глазовского уезда и – 30 лет жизни отданных храму с. Красноярского Уржумского уезда.

В начале ХХ века матушка Екатерина Ашихмина преждевременно покинула этот свет и свою семью. Это произошло во время строительства в Унях огромного прекрасного храма.

 

                                                     2. Устроение храма в с. Уни.

К концу ХIX столетия в связи с ростом населения старая Спасская церковь стала тесновата для проведения богослужений. Прихожанами было решено в 1881 году выстроить в Унях новый храм, в чём самое деятельное участие принял священник Алексий Ашихмин. На страница журнала «Вятские епархиальные ведомости» сохранилось прекрасное и подробное документальное свидетельство того, как происходило строительство и освящение этого храма в 1903 году, настоятелем которого стал о. Алексий.

«В декабре месяце 1904 года в Глазовском уезде были освящены его Преосвященством, Преосвященнейшим Филаретом, епископом Вятским и Слободским 2 храма – в с. Унях 1 числа и д. Осипинской 3 числа. Время освящения сих храмов совпало с получением в г. Вятке уведомления от Высокопреосвященнейшего митрополита Антония, товарища обер-прокурора Святейшего Синода В.К. Саблера и Преосвященнейшего Никона, выбывшего из г. Вятки в Санктъ-Петербург для присяги в Св. Синоде и перемещения в г. Владимир – о назначении Преосвященного Филарета Епископом Глазовским, викарием Вятским, епархиальным архиереем Вятским и Слободским.Таким образом, первые дни управления Вятской епархией, хотя еще не объявлявшегося официально, чрез указание Святейшего Синода, преосвященный Филарет провел в епархии, среди своей паствы, лицом к лицу с духовенством, собравшимся из разных сел на освящение храмов, и с тысячной массой простонародья в молитвенном общении, призывая на своих пасомыхвсеосвящаемую Благодать Божию и преподание архипастырского наставления в вере и благочестии. Свиту Его Преосвященства составили: член духовной Консистории протоиерей Николай Тихвинский, диакон Успенского монастыря Н. Фокин, диакон кафедрального собора А. Перминов и иподиакон В. Виноградский.

Путешествие владыки было по железной дороге и на лошадях. Приближавшегося к селуУни архипастыря радостно встречал и приветствовал колокольный звон. Народ толпами шел в село, при проезде Владыки обнажал головы и испрашивал благословение. Громогласным звоном большого колокола, двумя каменными величественными храмами, красивыми строениями, многолюдным населением с. Уни производило впечатление уездного городка.

Въезд Владыки в село был за несколько часов до времени всенощного бдения. В квартире настоятеля церкви, священника Алексия Ашихмина духовенство , во главе с местным благочинным священником Александром Шубиным, Глазовский уездный исправник , Унинский земский начальник, врач больницы, строитель храма, церковный староста и другие представлялись Его Преосвященству, который ласково всех принял, вел оживленный разговор о разных предметах и с интересом слушал историю нового храма, для освящения которого прибыл в с. Уни. Его Преосвященству сообщили, что старый каменный храм по праздникам и воскресным дням не вмещал всех желающих помолиться в нем. Наплыв молящихся был большой. Храм оказался тесен. Прихожане хотели было расширить его и составили даже в 1881 году о том приговор. Но бывший тогда настоятель церкви, священник Алексий Зубарев убедил половину прихода строить новый отдельный каменный храм в молитвенную память поГосударе императоре Александре II. Составлен был проект грандиозного двухэтажного храма, с 3 приделами вверху и 2 пределами внизу. Такой проект, для выполнения которого требовались громадные средства, смущал многих прихожан. Не надеясь, при отсутствии необходимых средств, дожить до окончания устройства храма и быть молитвенниками в нем, прихожане неохотно строили новый храм; некоторые из них не только ничего не жертвовали на устройство его, но и не помогали своим личным трудом по доставлению необходимых строительных материалов. Посему храм строился оень долго, почти четверть столетия, 22 года. Проект храма, составленный архитектором В.М. Дружининым, был изменяем архитекторами Савицким и И.А. Чарушиным.

Прихожане единодушно принялись за создание храма, только с избранием усердного и энергичного строителя храма, в звании председателя церковно-приходского попечительства, мещанина г. Нолинска, торговавшего в с. Уни, Ивана Александровича Ложкина.Последний внес с дело устройства храма много своих сил, труда и пожертвований. На устройство храма израсходовано всего до 70 тысяч рублей.

Иконы во всех пределах верхнего этажа написаны петербургским художником М.А. Трониным. Устройство правого придела нижнего этажа принял на себя председатель попечительства И.А. Ложкин. В верхнем этаже иконы написаны Вятским иконописцем Черногоровым.

В 5 ½ часов вечера началось в новом храме всенощное бдение. Совершал его по благословению Владыки, местный о. Благочинный, священник А. Шубин. Преосвященный с сонмом священнослужителей выходил на литию и величание и помазал молящихся освященным елеем.

На другой день в старом храме, по предложению Его Преосвященства была отслужена ранняя литургия. Совершал ее заштатный священник с. рождественского Нолинского уезда Николай Верещагин и священники села Васильевского Нолинского уезда Андрей Двинянинов и с. Усть-СюмсейМалмыжского уезда Павел Смирнов.

После звонка на соборе, освящение храма и главного придела в нем в честь святого благоверного князя Александра Невского началось в 8 ½ часов утра. В нем участвовали, кроме свиты Его Преосвященства, 13 священников и 4 диакона.

После освящения храма пред литургией Его Преосвященство произнес глубоконазидательное слово о смысле главных священнодействий при освящении престола и о значении храма в духовной жизни христианина.

Как за всенощным бдением, так и за литургией пел местный хор, состоящий из любителей и учащихся в народной школе, под упралением одного из псаломщиков. Пение стройное и приятное. «Херувимская» и «Милость» исполнялись по нотам безукоризненно.

Во время «причастного» произнес слово настоятель церкви о. Алексий Ашихман на текст стихиры на освящение храма «к себе выходи человече, буди нове в место Ветхого и души празднуй обновление, дондеже время жития». После литургии был отслужен молебен св. Благоверному князю Александру Невскому и праведному Филарету. Праведному Филарету был совершен молебен по случаю тезоименитства в тот день Его Преосвященства, Преосвященного Филарета. Молящихся были весьмя намного не только за литургией, но и за всенощным бдением. Храм едва вмещал их, а он может вместить до 4000 человек. При высоте сводов и купола и при обилии света, однако, чувствовалась духота. Стены и потолки, покрытые масляною краскою, были покрыты сыростью. Капли воды падали на молящихся.

Совершение освящения храма, при торжественном архиерейском богослужении и при большом собрании священнослужителей, Унинский приход светло праздновал. На лицах всех отражалась радость. У всех на душе чувствовалась легко и спокойно. «Слава Богу! Увидели мы и освящение храма, а сколько лет строился?» - говорили многие прихожане. Исполненный радости, народ долго не расходился и не разъезжался из с. Уни.

По окончании литургии Владыка проследовал в квартиру настоятеля церкви. Здесь духовенство и представители уездной гражданской власти приносили Преосвященнейшему Филарету благодарности за освящение храма и вместе с тем поздравление со днем тезоименитства и получением назначения на Вятскую кафедру епархиального архиерея. От духовенства местного благочинного округа о. Благочинный священник А. Шубин поднес Его Преосвященству икону Спасителя сребро-позлащенной ризе, а причт с. Уни поднес ему икону праведного Филарета. В ответ на речи поднесших святые иконы Владыка благодарил, просил молитв, призывая их к единодушному служению на пользу Святой Церкви и на благо пасомых, просил их не чуждаться Его, быть искренними и в сношениях с ним избегать лжи, хитрости, лести. Во время чая Владыка просил всех садиться к нему ближе.

Трапезу предложил в своем доме строитель храма И.А. Ложкин. Здесь его Преосвященству были поданы нарочно прибывшим в с. Уни служителем духовной Консистории приветственные письма от присутствия Консистории, Вятского Духовного училища, епархиального женского училища и благочинного Вятских градских церквей протоирея Петра Порфирьева. Поданы были здесь Его преосвященству и поздравительные от разных лиц г. Вятки телеграммы. На приветствия и поздравления Преосвященный Филарет ответил собственноручными письмами.

Вечером Владыка посетил младших священников с. Уни Иакова Сырнева и Владимира Кувшинского, а на другой день утром 26 декабря, отбыл в д. Осипинскую для освящения единоверческого храма…»

 

3. Дети отца Алексия.

После устроения нового храма в Унях, о. Алексий Ашихмин прожил ещё 14 лет, получил в 1915 году сан протоирея6. Он отошёл ко Господу в страшном 1918 году7, на заре новой страшной эпохи в истории страны, не успев увидеть всех её кошмаров. Несладкой оказалась жизнь шурина почившего батюшки о. Григория Ушакова: в 1918 году он попал в застенки Вятской тюрьмы, в 1919 году пережил конфискацию имущества, а в 1923 году даже дом его вКрасноярском коммунисты разобрали по брёвнышку, выгнав из него обитателей8.

Думается, если бы о. Алексий пожил ещё несколько лет, и он пережил бы нечто подобное, но не меньшее выпало на долю его детей, жизнь которых пришлась как раз на советский период. Как уже говорилось, все дети Ашихмины получили прекрасное воспитание и образование. Основой жизни в семье  батюшки случались милосердие, помощь ближнему и трудолюбие9. Сохранилось несколько прекрасных фотографий этого семейства. На одной из них в прекрасно обставленной комнате запечатлелось оно в полном составе – о. Алексий в окружении сыновей, дочерей, невесток, двух духовных лиц в подрясниках; здесь же на стене  висит портрет матушки Екатерины, ещё довольно молодой женщины, так рано оставившей свою семью.

Рядом с отцом, положив руку на его плечо, запечатлелся семинарист Серёжа Ашихмин. Со всех дошедших до нас его снимков смотрит серьёзный молодой человек в очках, в пиджаке и с бабочкой на груди – будущий большой друг семьи Ушаковых, упоминание о котором очень часто я встречал в дошедших до меня их письмах. В 1900 году он поступает в первый класс Вятской духовной семинарии, в котором учится вместе с Владимиром Швецовым – будущим священником с Красноярского, служившего в нём после отъезда о. Григория Ушакова в Слободской в 1911 году. Самого о. Григория Владимир Швецов, возможно, не знал, но должен был знать его родного брата Азария, учительствуя с 1903 по 1905 годы в с. Вондонском10, имевшего отношение к с. Уни. Какое удивительное сплетение судеб!

Сам Сергей Ащихмин, вопреки желанию отца, так и не стал священником, а избрал для себя благородную профессию врача и вернулся в родныеУни, в которых проработал 17 лет. Стали врачами  и другие два сына батюшки Алексей и Александр, но судьбы их закончились одинаково трагично: первый погиб на Кавказе в первую мировую (письмо от него так безуспешно ждала  ещё в 1917 году его кузина Зоя Ушакова), а второй умер в осаждённом Ленинграде в 1942 году. В таком выборе братьев Ашихминых сыграл большую роль друг семьи А. Т. Тепляшин, впоследствии известный врач11.

На историю семьи Ашихминых в двадцатые годы помогли пролить свет строчки из письма матушки Ушаковой (жены о. Григория), датированным 31 июля 1922 года, в котором она сообщала, что к этому времени в Унях жили дети о. Алексия Сергей, Вера и Маруся. Сергей жил отдельно, своей семьёй12, а сёстры вместе, мужа Веры – священника – расстреляли в 1918 году. Дети её «учились и несли тяжёлую работу по дому». Старшая из них, Люба была выдана замуж за итальянца, композитора сеньора Констанцо, неизвестно как оказавшегося в Унях, уехавшего с молодой женой в Иркутск. Старый родительский дом был отобран у детей о. Алексия новой властью, и «поместили их в убогой квартире внизу старого дома, в котором они прежде жили». Часть имущества они продали или выменяли на хлеб, а у Веры Алексеевны родственники мужа имущество и вовсе отобрали.

Первое время сёстры Вера и Маруся преподавали в школах первой и второй ступени в С. Уни, но жалование в них было таким ничтожным, что иногда Ашихминым приходилось питаться кусками, собранными их старой няней на паперти церкви. Наконец, наступил такой чёрный день, когда при сокращении штатов сёстры и вовсе были «выброшены за борт», как выразилась автор письма, но к счастью Марусе было дано, как общественному деятелю, место в Нолинском ОНО, а Вера устроилась просфирницей в церкви с. Сардык. Здесь же сообщалось, что Сергей служил врачом в Унях, «но семье своей не помогал, даже редко к ним ходил; он под башмаком у жены-мещанки». Его брат Шура (Александр) служил врачом в Екатеринбургской губернии, успел развестись и «найти» себе другую. Так описывала жизнь унинской семьи Ашихминых матушка Ушакова, которой в свою очередь поведала обо всём этом в своём письме Маруся Ашихмина14.

Ещё одно упоминание о Сергее Ашихмине мне удалось найти в письме о. Григория Ушакова за 14 июля 1930 года. К тому времени Сергей Алексеевич переехал на жительство в г. Нолинск, что было относительно близко к Уржумскому уезду, в котором жили его красноярские родственники, и это позволяло ему и Ушаковым ездить друг к другу в гости. В своём письме  сыну Поликарпу о. Григорий писал за год до своей кончины: «К петрову дню, т.е. к 12 июля, я, со случаем, поехал в Нолинск швейную машинку поправить и уже вторично к Сергею Алексеевичу Ашихмину и полечиться и табачку раздобыть. Машину поправил, а Сергея Алексеевича дома не застал. Он с 20 июня в отпуске и уехал в Глазов. Я уже ездил к нему в мае месяце, отлично погостил у него и получил совета для лечения легко парализованной (ещё в феврале с.г.) левой руки и ноги. Параличное состояние совсем ещё не прошло, и я хотел было ещё обратиться к Серёже за лечением, но не удалось15…».

О дальнейшей судьбе Ашихминых удалось немного узнать благодаря небольшой публикации унинца Н. Бельтюкова в «Вятском епархиальном вестнике». В ней он сообщает, что Сергей Алексеевич ещё несколько десятилетий работал врачом, а его сестра Вера – учительницей. Рано оставшись без мужа, она сумела воспитать по-должному своих детей, дать им образование. Её дочь Нина Фёдоровна стала кандидатом медицинских наук. Другая дочь о. Алексия, Мария полюбила слепого музыканта и вышла за него замуж16.

На глазах детей батюшки-строителя происходило варварское закрытие и осквернение православных храмов: в 1932 году была закрыта Александро-Невская церковь с. Уни, прослужившая верующим 28 лет. В 1935 году – храм в с. Сардык, в 1936 году – обманом закрыта Спасская церковь в Унях и в том же году разрушена. В 1937 году в Унях сгорел последний кладбищенский храм37. Долгие годы памятью о семье Ашихминых в Унях оставался парк, старательно разбитый ещё о. Алексием, но и он сильно изменился к дням нынешним, находясь на территории поселкового детсада.

 

4. О чём рассказал старенькийдневничок.

В роковые двадцатые годы гостеприимныеУни дали приют ещё одной семье из обширного рода Ушаковых, на этот раз детям второго брака матушки Екатерины Ашихминой – о. Азария Ушакова, проживших в Унях многие годы. И хотя сам отец Азарий не имел к этому селу ни малейшего отношения, не лишним было бы осветить его жизненный путь.

Как и брат Григорий, Азарий Ушаков начинал свой духовный путь архиерейским певчим, закончил Вятское духовное училище и вместе с братом поступил в духовную семинарию, но «вылетел» уже из первого класса. На этом его образование  и закончилось. Он был определён церковником к Слободскому Преображенскому собору, а впоследствии был рукоположен в сан диакона, но, в отличие от брата, так до конца жизни и не смог стать священником с 1 классом семинарии. Незадолго до рукоположения о. Азарий Гаврилович сочетался браком с дочерью священника с. ЛюмскогоГлазовского уезда Клавдией Васильевной Овчинниковой19.

В 1887 году о. Азарий переезжает в с. КильмезьМалмыжского уезда, в начале 1897 года – в с. Лаж Уржумского уезда (теперь Лебяжский район), поближе к дорогому брату. В Лаж он приехал с двумя маленькими детьми. Недолго пожив в этом большом по тем временам селе, семья Ушаковых вновь трогается в дальний путь – в с. Торьял Котельничского уезда (1900), а затем, в марте 1902 года, в с. Верхне-Вонданское того же уезда. Верхне-Вонданское  стало последним местом духовного служения о. Азария. Здесь в его семье родилась последняя дочь Ольга, которой Господь даровал долгий жизненный путь – 96 лет. Когда она появилась на этот свет, её старшая сестра Татьяна, 19-ти летняя девица, окончившая Малмыжскую прогимназию, учительствовала в местной церковно-приходской школе, а брат Валериан обучался в Вятском духовном училище.

Здесь в Верхне-Вонданском о. Азарий смог реализовать свои до сих пор невостребованные музыкальные способности, если не считать церковного пения и преподавания музыки в училищах, когда он стал совладельцем, а возможно, и владельцем скрипичной мастерской, которая находилась то ли в г. Котельниче, то ли в г. Вятке. Как уже говорилось, в доме его отца было две скрипки уникального заграничного производства, которые, по всей видимости, перешли по наследству к старшему сыну Азарию, а по воспоминаниям родственников, сам он прекрасно играл на скрипке. Эта любовь к музыке впоследствии перешла и к детям о. Азария: сын Валериан тоже прекрасно играл на скрипке, а дочь Ольга играла на гитаре и пела романсы20.

Несмотря на доходы от своей мастерской (и, очевидно, неплохие) Азарий Гаврилович не оставлял служения в церкви, но, по сообщению его «послужного списка» за 1902 год был подвержен такому пороку как винопитие. Возможно, эта страсть и сгубила его прежде времени – 25 ноября 1903 года о. Азария не стало. Ему было всего 47 лет.

Матушка Клавдия осталась одна с двумя несовершеннолетними детьми на руках. Чтобы выжить, вынуждена была переехать в с. Уни, где жили родственники её мужа. Только в 1905 году ей была назначена пенсия в размере 55 рублей 55 копеек в год22. Правда, есть предположение, что она переехала со своим семейством в г. Глазов, в котором и скончалась от тифа в 1920-х годах23.

Шли годы. Младшая дочь о. Азария Ольга до 1917 года успела окончить Вятское женское епархиальное училище, а так как родная мать крайне редко посещала её, свою любимую племянницу частенько навещал батюшка Григорий Ушаков, когда его семья временно жила в Слободском. Впоследствии, в одном из своих писем, вспоминая об этих приятных визитах, она описывала дядю: «высокий и красивый, в лиловой рясе». Её родной брат Валериан, по некоторым данным, в эти относительно спокойные годы служил псаломщиком в церкви с. Уней, женился на девушке по имени Варвара24.

Мне посчастливилось найти бесценные строчки о жизни семьи о. Азария в 1922 году в упоминавшемся письме матушки Ушаковой: «Валериан в эти годы вертелся туда-сюда, то бывши мобилизован на разные должности, то сам поступал служить. Варя жила больше у отца, но он в прошлом году обгорел, и Валя с Варей при этом пожаре пострадали; ещё обнищали. Тётя с Олей (она взрослая) живут в Вятке, обе служат, но за голодный кусок. Кругом нищета».

По воспоминаниям родственников, в начале 20-х годов Ольга вышла замуж, но брак  её, от которого родился сынок Евгений, оказался неудачным. Впоследствии о своём первом муже Ольга Азарьевна не любила даже вспоминать и, примерно, к 1925 году вернулась вУни. Свет на жизнь Ольги Азарьевны в Унях, её отношения с мужем помог пролить случайно попавший в мои руки её дневничок за 1920-е годы, присланный её родственниками из Москвы, в котором личные записи перемежаются с красивым стихами и романсами, которые очень любила Ольга. И хотя на обложке дневничка есть запись: «На память от мужа А. милой и дорогой моей Ольге. 13 декабря 1922 года», первые стихи в нём начинаются 1919 годом :

«Леле!

Стройна, как роза

Полевая

Амур испанской красоты

Шалунья северных

Краёв.

Амур и роза, Леля

Ты!

Веселость есть красота ума, подобно телесной красоте почти всегда и всё покоряет себе. 19. XI. – 19».

Сами дневниковые записи обрывочны и их немного, видимо, впоследствии частично были уничтожены самим автором. Они цены только тем, что рассказывают о жизни дочери священнослужителя, жившей по-прежнему в атмосфере Церкви, в среде её служителей, с которыми имела очень дружеские отношения; таковыми были и её первый муж Аркадий, и брат Валериан – по всей видимости, псаломщики Унинской церкви. К сожалению, из всех, кто упомянут на страницах дневничка, удалось «опознать» (с помощью списка служителей Унинской церкви, приведённого в книге В. Васильевых «Православные храмы Унинского района») лишь несколько человек – это дети псаломщика ЛютинаАполлоса Михайловича, служившего в Унях с 1911 по 1913 годы, и некий Ложкин – диакон с такой фамилией служил в с. Сардык в 1860-х годах. Возможно, в начале ХХ века в Унях ещё могли жить его потомки. Возможно, последующие поколения краеведов смогут разобраться в этих записях и найти в них нечто большее, чем я, в связи с чем я привожу их здесь полностью.

 

Дневник Ольги Азарьевны Ушаковой,

жительницы с. Уни.

17 июля нового стиля 1923 года.

В 9 часов 50 минут родился Женя, вторник, в Вятском родильном доме, акушеркой была Надежда Васильевна Подшивалова.

30 июля 1923 года. Вечер, 8 часов. Мы с Ариком с ним.

26 декабря 1923 года. Наш милый Женичка растёт. Ему уже 5 месяцев и неделя с двумя днями и весит он 18 ½ ф.

С 24 декабря 1923 года. Меня из суда сократили.

14 января 1924 года. В понедельник Женичка наш очень хворает. У него понос и жар. Сегодня мы с Ариком так рассердились… из-за того, что я ему пальто испачкала.

5 февраля. Вечер, вторник. Сегодня у Женички милого ощупали во рту зуб. Как мы были рады все. Что у него прорезались зубы 6 мес. Дожидали сегодня Валю25, не знаю, когда если он хотя бы шел.

22 апреля 1926 года. Милый Женичка растёт, ему уже 2 года 9 мес. Всё говорит очень чисто и уже рассуждает. Спросили: «Чей ты?» Говорит: «Мамочкин». Спросили: «Кто ты у меня? – миленький сыночек. А я у тебя кто? – миленькая мамочка. Меня зовёт ОльгейАлизарьевной. ЛелеянАзалиев зовёт Валю. Евгений А… зовёт сам себя».

6 июня 1926 года. Приехал Аркадий и был у меня, сидел в комнате.

7 июня. Вечером мы виделись у рябины, но недолго.

20 июня. Воскресенье троицы. Сегодня Арк. был в церкви на клиросе. Домой пошли вместе. Смотрел долго, рассматривал гитару, играл и пел «кирпичики» и «цыганку Машу». Сегодня он едет в гости в Б… до завтрашнего дня. Дела у нас с ним идут хорошо, видимся каждый вечер, каждый день ходит ко мне. Вчера, т.е. 19 июня ходили на Ш… и пробыли там более 4 часов. Сегодня узнала от Зинаиды Аполосовны, что Аркадий едет в пятницу. О, Боже, неужели это правда, как жаль его. Милый, неужели мы с тобой расстанемся скоро. Как я его люблю, какой он славный, милый.

21 июня, пн. Сегодня приехал Аркадий из Тымов, и вскоре пришёл ко мне, посидел немного, и пошли мы с ним в школу с Женей, и там я пела, и он играл сначала. Сначала мы были трое: я, он и Женя, а потом пришли Саня, Тоня и Мария Матв. Были там до 8 часов, а потом пошли домой, и я Арк. сказала, что приду, но не пришла.

22 июня 1926 г., вт. Сегодня Арк.пришёл в 14 часов дня, просидел до 3-х часов. Ушёл к Ложкиным. Потом пришёл опять в 7 часов и сидел до 11 часов ночи, играл и пел на гитаре. Потом он попросил разрешения у Вали, можно ли со мной пройтись. Валя сказал, что можно, и вот я ходила с ним.

23 июня, среда. Был сегодня Ф.П. Кропачев. Утром Валя уехал на богомолье. Потом пришёл Арк., и мы пошли в школу, я, Женя и он. Он играл, а я пела. А из школы пошли кЛакуну и речке и уже пришли домой в 5 часов, а ушли в 12 часов. Он меня называл и радостью, и голубоглазой… Да, Арк. послезавтра едет. Хотел вечером прийти, если не будут играть в футбол, а если будут, то увидимся вечером в 10 часов за воротами. Как много он мне сегодня называл ласкательными словами и как много раз поцеловал Женичку, а меня безсчетно раз. Вечером в 10 часов мы с ним увидались на площади, на брёвнышке, и пошли сидеть около пролетарского клуба на бревне. Сегодня он мне подарил роскошные резинки, а в тот раз опять перчатки белые пуховые. Зачем он мне все говорит, что я красива, что у меня губы одно восклицание, а глаза, а нос, я даже на него сердилась за это. Вчера я ему много говорила про Сер. Ашихмина. Он был в удивлении.

24 июня, четверг 1926 года. Сегодня пришёл Аркадий в 11 часов. До 2-х часов посидели у нас, а потом пошли в лес, за мельницу, с Женей. Там он угощал нас, крыжовника приносил с собой. Пришли домой уже в 5 часов. Сегодня он попросил у меня карточку, на которой я снималась зимой с Женей, и я ему отдала, обещается мне писать и послать карточку с себя. Сегодня вечером в 10 часов мы увидимся опять на старом месте у весов. Милый Аркадий завтра в 5 часов уезжает.

Сейчас приходила под окно Маша Кудрявцева и приглашала меня идти к ним в огород, сказала, что будет Аркадий. Я не захотела идти. Потом немного погодя пришёл Шура Лютин за мной, и мне пришлось идти. Прихожу и что же – Аркадий уже тут. Посмотрели немного, попели, подурели. Арк. ещё задурел с Машей Кудрявцевой, и мне стало очень тяжело. Я рассердилась немного, потом Аркадий взял и стал дуреть. Потом мы ушли скоро от них, на старое место, на брёвна, и там сидели до света… Пошли через ограду к ним в огород, а у нас уже собиралась Анна Матв. ехать, так что спать не приходилось.

25 июня, пятница, 1926 года. В 4 часа утра и я спала только с часу. Ужасно плохо себя чувствую. Сейчас смотрела «Цыганка Маша», романс, который мне подарил вчера Аркадий. Он хочет сегодня придти к нам проститься. В 10 часов утра пришёл, посидел до 12 часов и ушёл, но ещё придёт продать весь дом…

Как тяжело мне, милый Аркадий. Он уезжает, и увидимся ли мы с тобой. Где бы мне его увидеть хоть издали. Сегодня я почти всю ночь не спала, и поэтому мне захотелось лечь.  Легла и заснула  и что же вдруг чувствую,  что меня кто-то целует. Пробуждаюсь и вижу его, милого, пред собою, да я его тогда видела  в последний раз. Посидел он минут с 30 и ушёл, но зачем-то от нас ушёл в библиотеку. А я стояла за воротами и его дождала, и он, конечно, опять обратно зашёл ко мне и сказал, Ну, Люсинька, милая, до свиданья, живи умно и счастливо. И поцеловал мою руку, и как мне было приятно слышать и видеть всё это от него. Обещался писать и послать карточку. К черту его, я сейчас много чего узнала про него.

28 июня 1926 года. Я раз пошла к Серёже26 и вдруг вижу Митю Шулятьева, и пришла прямо в ужас, откуда взялся. Он меня узнал и, конечно, мы тут поговорили с полчаса и вечером назначили свидание в 9 часов. Вечером был дождь, но он всё равно не на что не посмотрел, пришёл, и я вышла, и погуляли мы с ним порядочно. Сидели у амбара на крыльцине.

Чуть не каждый день мы с ним гуляли, большей частью днём. В 2 часа все назначала, а вечером в 9 часов. Днём ходили много раз на мельницу, ходили к Липуну. Я при нём пела кое-какие романсы, и он сказал, что я хорошо пою, приглашал меня в Ленинград, говорил, что я очень интересная, что я могу уехать в город и там выйти скоро  в замуж.

10 августа 1926 года, вторник. Вчера мы с ним в последний раз (виделись) у Ложкинского амбара, а сегодня он уехал в 5 часов утра и дал мне адрес, обещал первым написать и послать фотографию.

21 августа. Приехал Ваня Шишкин. Я его увидела в субботу и встретилась, и здоровалась с ним в воскресенье 22 августа.

Сегодня я получила от Вани карточку, т.е. 24 августа я стояла у окна Зины, а он шёл из больницы. И вот я ему сказала, нет ли у него карточки, и он, конечно, просил сначала у меня, но я ему пообещала послать по почте.

На этом дневниковые записи обрываются, хотя последнее стихотворение датируется  16 сентября 1934 года, т.е. последующие записи не сохранились.

По воспоминаниям родственников, вся последующая долгая жизнь Ольги Азарьевны сложилась очень несчастливо – её единственный сын умер в возрасте 3-х лет от заразной детской болезни, неудачный второй брак до и после войны, слепота и всю жизнь  - горькое, страшное, бездонное одиночество. Всю его суть Ольга Азарьевна выразила в 1934-м, в том последнем стихотворении из старого дневничка:

Тянется жизнь, как постылая сказка,

Холодом веет от ней.

Мне нужна твоя милая ласка

Воздуха, солнца нужней27

 

5. Опальный батюшка.

 

Было бы большим упущением не рассказать о ещё одном человеке, состоявшим в родственных отношениях с семейством Ушаковых и Ашихминых, и в разные годы служившем в двух приходах Унинского края. Речь идёт о иерее Иоанне Васильевиче Решетове, который в книге В.Васильева «Православные храмы Унинского района» упомянут в главах, посвящённых храмам Порез и Мартелловское. А потому о нём следует рассказать особо.

Иоанн Васильевич родился в семье дьячка и, как послушный сын. Поступил в Вятскую духовную семинарию, которую закончил с аттестатом II разряда 13 июля 1856 года. 4 сентября того же года он был определён епархиальным начальством учителем в приходское училище с. Гороховского Орловского уезда, того самого, чрез которое ныне проходит Великорецкий крестный ход, и пробыл в этой должности 5 лет. Епархиальное начальство в те времена с рукоположением в сан не торопилось. Из Горохово его перевели 18 марта 1860 года на таковую же должность вс. Барановское Глазовского уезда, и только 26 ноября 1861 года Преосвященным Агафангелом был рукоположен в сан священника Екатерининской церкви с. Курчум.

Возможным приездом молодого священника в Курчум могло являться то обстоятельство, что его жена, матушка Мария, являлась дочерью местного священника Андрея Григорьевича Кротова, служившего в Курчуме с 1837 года. Родственники Ушаковых рассказали мне в письмах, что их род по женской линии состоял в близком родстве с древним священническим родом Васнецовых, рискну предположить, что в родстве с ними мог состоять отец матушки Марии священник Кротов, через которого впоследствии с ними породнились духовные семьи Решетовых и Ушаковых.

Достоверно известно, что дальним родственником семьи Решетовых, а затем Ушаковых был Николай Михайлович Васнецов (1865 – 1922), священник сел Ошечь и Кстинино, дядя известного детского художника Юрия Васнецова. Сватом о. Иоанна Решетова при его бракосочетании с Марией Кротовой стал представитель ещё одного древнего духовного рода, тоже обосновавшегося в Курчуме, священник Николай Александрович Вечтомов. Так по воле Божией в одном маленьком селе под сенью Екатерининской церкви сошлись в едином родстве крупнейшие и древнейшие Вятские священнические рода – Васнецовы, Решетовы, Вечтомовы. Пройдут годы, и к этому мощному духовному союзу, уже за пределами Курчума, присоединятся Ушаковы, Ашихмины, Трапицыны…

Семейство Решетовых проживало в Курчуме, в собственном деревянном доме, стоявшем около церкви, и имела в селе свой участок земли из отведенных для церкви 33 десятин. Содержание курчумскихсвященноцерковнослужителей, как сообщала «клировая ведомость» за 1871 год, было «посредственным». В 1865 году о. Иоанну Решетову была объявлена благодарность от епархиального начальства «за содействие по утверждению Православия и искоренению раскола в своем приходе». Думается, благодарность эта не была случайной, т.к. о. Иоанн был человеком весьма незаурядных способностей, которые сказались позднее.

За 9 лет, прожитых в Курчуме, в семействе Решетовых родилось двое детей – Ольга и Аполлоний. К великому горю родителей их сын отошёл ко Господу 2 сентября 1871 года, и дочь осталась единственной отрадой родителей; больше детей у Решетовых не рождалось. Ольга Ивановна, будущая матушка Ушакова, получила всё самое лучшее в своём воспитании от семейств Решетовых – Кротовых – Васнецовых, и прекрасные плоды этого она пронесла через всю свою жизнь и передала по наследству своим детям.

Неожиданно в июльские дни 1872 года священник Решетов был лишён сана, низвержен в псаломщики и сослан в с. Порез Глазовского уезда, что было, впрочем, не слишком далеко от Курчума. Причину вины, за которую о. Иоанн претерпел столь строгое наказание, в его «послужном списке» вы не найдёте по той причин, что он там не указана, а если бы была указана, то объяснение выглядело бы уж слишком фантастичным  и неправдоподобным по тем, ещё довольно темноватым временам.

Причину столь резкой опалы помогла разъяснить коротенькая записка-воспоминание из семейного архива Ушаковых, случайно попавшая в мои руки, написанная со слов сына о. Григория Хрисанфа в 1969 году. Вот что он писал в этой бесценной записке: «Дедушка по маме – Иоанн Васильевич Решетов был священником. Последнее место его службы – с. Курчум, занимался изобретениями. Был его проект механизма с вечным движением. Проект сожгли, что повлияло на его психику…».

Я оставляю эти строки без комментариев (хотя и не могу не восхищаться тем, какие иногда незаурядные личности встречались среди сельских батюшек), укажу лишь на то, что автор записки, писавший её много лет спустя после описываемых событий, в ней не мог не ошибиться, назвав Курчум последним местом служения о. Иоанна.

Ссылка его длилась добрый десяток лет, за которые низвергнутый из сана изобретатель мало-помалу пришёл в себя, и епархиальное начальство сменило гнев на милость, но переводить в центр епархии его тоже не стало. В 1882 году, когда единственное чадо Решетовых превратилось в чудную девушку, о. Иоанн был вновь восстановлен в священстве и даже определён настоятелем ко храму с. Мартелловского того же Глазовского уезда.

Именно в этот период произошло бракосочетание Ольги Ивановны Решетовой и учителя с. Роговского Слободского уезда Григория Ушакова, будущего священника. Если посмотреть на ранние фотографии той прекрасной пары, можно увидеть, что матушка Ольга была очень кривой и высокой женщиной, а по характеру она была (по свидетельствам современников) человеком необыкновенной душевной красоты.

В 1885 году о. Иоанн вновь был лишён сана, якобы за «нетрезвость». На место его поставлен молодой священник, выпускник семинарии Иоанн Покрышкин, который незадолго до этого успел стать о. Иоанну дальним, но всё же родственником, - его супругой была Августа Мальгинова (она вышла замуж в 17 лет), дочь сестры о. Григория Ушакова Александры.о. Иоанн Покрышкин недолго служил в Мартелловском и 13 июня 1891 года был перемещён в с. Красноярское Уржумского уезда. Самое любопытное, что уже через месяц он «поменялся» приходами с другим  своим родственником – о. Григорием Ушаковым, служившим священником в с. Понино Глазовского уезда. Так, в июле 1891 года о. Иоанн прибыл на служение в с. Понино, а о. Григорий с матушкой и двумя маленькими прелестными дочерьми – в с. Красноярское, в котором прослужил с перерывом без малого 30 лет.

По воле Божией, так сложилось, что вКрасноярском было суждено закончить свой земной путь и о. Иоанну Решетову. Вот как это произошло. Прожив в запрещении в Мартелловском несколько лет, в 1888 году о. Иоанн вновь получил разрешение на священнослужение, а в 1891 году – назначение в новый приход. Этим приходом, возможно была с. Кленовица Орловского уезда, указанная в одном из его «послужных списков», но в ней он никогда не служил! До Орловского уезда было проще добраться по Вятке водным путём, чем через глухие вятские леса, полные разбойников и дикого зверья, и, дождавшись, когда осенний морозец скует ледовым мостком Вятку, он покинул с. Мартелловское и вместе с обозом отправился в дальний путь по ледовой дороге. Но природа в 1891 году была богата на сюрпризы. Так произошло и в этот раз. Неожиданно потеплело, и ледяная дорога стала непроезжей на неопределенный срок. Непогода застала обоз, очевидно недалеко от с. Красноярского, привольно раскинувшегося на правом берегу Вятки, в которое и направился незадачливый путешественник, доставив огромную радость своим близким этим неожиданным визитом, да так и остался здесь в качестве заштатного священника навсегда.

В погожий день 8 сентября 1899 года о. Иоанн Решетов отошёл ко Господу, успев незадолго до этого причаститься святых тайн из рук лебяжского священника о. Константина Шишкина. Торжественное погребение старого священника, на котором присутствовало 9 духовных лиц, состоялось 11 сентября в ограде храма с. Красноярского. В двери стучался новый ХХ век.

1 – 3 июня 2007 года

пгт. Лебяжье.

 

                                      Библиография.

  1. Здесь и далее все сведения о семье Ушаковых: Д.Н. Казаков «Батюшка», рукопись.
  2. «Вятские епархиальные ведомости» 1866 г. Вятка 1866 г.
  3. По рассказам родственников Ушаковых, потомков о. Григория.
  4. Центральный Государственный архив Удмуртской республики ф 134 оп 1 д 968 лл 86606-867.
  5. Д.Н Казаков «Батюшка», рукопись.
  6. В.Васильев «Православные храмы Унинского района», с. 10. Нолинск 2006 г.
  7. Н. Бельтюков «Из семьи настоятеля», «Вятский епархиальный вестник» № 12 1992 г. Киров 1992 г.
  8. Д.Н. Казаков «Батюшка», рукопись.
  9. Н. Бельтюков «Из семьи настоятеля», «Вятский епархиальный вестник» № 12 1992 г. Киров 1992 г.
  10. «Послужной список» красноярского священника В. Швецова. ГАКО ф 237 ол 70 д 1535; «Вятские епархиальные ведомости» № 13 за 1901 г., с. 320. Вятка 1901 г.
  11. Н. Бельтюков «Из семьи настоятеля», «Вятский епархиальный вестник» № 12 1992 г. Киров 1992 г.
  12. По рассказам Ушаковых, Сергей Ашихмин хотел жениться на своей кузине Зинаиде Ушаковой, но брак этот не был разрешён как кровосмесительный.
  13. Н. Бельтюков «Из семьи настоятеля», «Вятский епархиальный вестник» № 12 1992 г.Киров 1992 г.
  14. Письмо из семейного архива Ушаковых и архива автора.
  15. Письмо из архива автора.
  16. Н. Бельтюков «Из семьи настоятеля», «Вятский епархиальный вестник» № 12 1992 г.Киров 1992 г.
  17. В. Васильев «Православные храмы Унинского района», с. 8 и 31. Нолинск 2006 г.
  18. Н. Бельтюков «Из семьи настоятеля», «Вятский епархиальный вестник» № 12 1992 г.Киров 1992 г.
  19. Д.Н Казаков «Батюшка», рукопись.
  20. По рассказам родственников Ушаковых.
  21. Дата кончины о. Азария Ушакова: «Вятские епархиальные ведомости» № 4 1905 г., с. 110. Вятка 1905 г.
  22. «Вятские епархиальные ведомости» № 4 1905 г., с 110. Вятка 1905 г.
  23. Письма О.А. Ушаковой из семейного архива Ушаковых.
  24. По рассказам родственников Ушаковых.
  25. Валя – Валериан Азарьевич.
  26. Имеется в виду Сергей Ашихмин. Из этого следует, что он переехал в г. Нолинск между 1926 и 1930 годам.
  27. Дневник из личного архива автора.
  28. Д.Н Казаков «Батюшка», рукопись.
  29. Эти сведения были приведены в упоминавшейся записке Хрисанфа Ушакова.
  30. Дата кончины о. Иоанна Решетова: церковная метрическая книга с. Красноярского Уржумского уезда. ГАКО ф 237 ол 226 д 1078 лл 14145 об – 1146.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Назад к списку