ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Горские

                                                       Костромичи

     Если просматривать «послужные списки» духовенства, служившего в начале XX века на приходах Вятской епархии, получается, что в основном это были коренные вятичи, зачастую происходившие из древних священнических родов, выпускники Вятской духовной семинарии, духовных училищ Вятки, Нолинска, Глазова, Яранска. Жены их, тоже в основном происходившие из древних священнических фамилий, так же были выпускницами Епархиальных училищ Вятки и Сарапула. Но был среди Вятского духовенства и незначительный процент людей, прибывших к нам из других епархий, в основном из соседних Костромской и Казанской. В Уржумском уезде в начале XX века служило 4 священника, происходивших родом с Костромской земли; все они были выпускниками Костромской духовной семинарии и Кинешминского духовного училища Костромской епархии. Я расскажу о двух людях интересной судьбы – братьях Горских, Василии и Александре, служивших на заре XX века в сане диаконов в селе Лебяжье и соседнем селе Красноярском Уржумского уезда. Оба они были уроженцами соседней Костромской губернии. Каким же ветром их занесло к нам из такой дали?

  Василий появился на Божий свет в морозный день 27 января 1866 г., в маленьком городке Кинешма, привольно раскинувшемся на берегах Волги в семье учителя местного духовного училища. 13 марта 1871 г. Петр Горский радовался рождению еще одного своего сына, которого нарекли во крещении Александром. Удивительно, но вся дальнейшая судьба братьев оказалась неразрывно связана друг с другом. Благодаря богоспасительному ремеслу отца, обоим братьям не составило большого труда поступить и учиться в Кинешминском духовном училище, в котором преподавал их отец, однако закончить его не удалось ни тому, ни другому. Первым, 28 июня 1888 г. уже их первого  класса этого училища вышел младший брат Александр, а 26 августа того же года по болезни - Василий, но успел закончить почти 3 класса училища.

   И все равно Господь готовил юношам духовный путь, путь к Спасению. Неизвестно, чем занимались братья несколько лет после оставления учебы, но в один и тот же 1891 год они переезжают в соседнюю Вятскую губернию, где в разных приходах определяются псаломщиками: 20 февраля 1891 г. в с. Верхоишетское Нолинского уезда - Александр, 18 марта в Преображенском соборе г. Глазова - Василий. Так начинался духовный путь братьев.  Оба они обзавелись семьями. Александр сочетался браком с дочерью псаломщика Людмилой Петровной, Василий - с дочерью глазовского чиновника Анной Ивановной.

            Любопытно, что в один и тот же 1892 год оба брата были рукоположены в священный сан диакона и переехали на новые места служения Богу: 15 февраля  Александр Петрович - к Христорождественской церкви с. Красноярского Уржумского  уезда, 5 июня Василий Петрович - к церкви с. Понино Глазовского уезда. Таким образом, Александр Горский первым приехал на Лебяжскую землю и, очарованный красотой здешних мест, прослужил в с. Красноярском более 10 лет, вместе с таким известным в те годы батюшкой, как Никанор Васнецов. Здесь выросли шестеро его детей: Агриппина, Владимир, София, Петр, Иван и Яков.  Из недвижимой собственности семья Горских имела в Красноярском лишь свой деревянный амбар.

   Еще одно интересное совпадение: за год до приезда в Понино Василия Петровича, оттуда уехал священник Григорий Ушаков "поменявшийся" священническим местом со священником с. Красноярского, своим родственником: тот приехал на место о. Григория в с. Понино. Уж совпадение ли это? Очень возможно, что братья Горские были знакомы с о. Григорием еще до его отъезда из Понина, в которое был "рекомендован" Василий Петрович, а батюшка - в с. Красноярское, и благодаря сему факту оное село получило священником такого замечательного человека как о. Григорий Ушаков, а село Лебяжье позднее - диакона о. Василия. Безусловно, о. Василий бывал в гостях у брата и был также очарован красотой местной природы, идеально сочетавшейся с красотой храмов, стоявших в маленьких уютных селах, окруженных кольцами деревушек и починков. Уже с 1892 г. он упоминается в метрических книгах как псаломщик лебяжской церкви. Исполнял он эту должность, видимо, когда приезжал на время в с. Красноярское. Частенько бывал в соседнем Лебяжье и о. Александр, иногда прислуживая на требоисправлениях вместо часто отсутствующих местных диаконов.

  Душа о. Василия рвалась на полюбившуюся ему лебяжскую сторонку. Велико было его стремление остаться здесь и служить Господу вместе с младшим братом, но не было вакансии диакона ни в Красноярском, ни в Лебяжье, ни в других соседних селах. Помогло несчастье, когда после преждевременной праведной кончины о. Иоанна Загарского в священники с. Лебяжья был рукоположен местный диакон о. Михаил Спасский. Требовался новый диакон. Им и стал о. Василий. Извещенный о перемене в составе лебяжского причта, он подал прошение на перемещение его в Лебяжье, и 31 января 1896 г. желание его было удовлетворено. В ясный морозный день 1896 г. санным путем прибыл в Лебяжье новый служитель с матушкой и двухлетним сыном. Сани, запряженные парой вороных, подкатили к диаконскому дому, притаившемуся в тени двухэтажной церкви. Любопытные лебяжане узнали вскоре имя своего  нового духовника - о. Василий. Совсем недавно минуло ему 30 лет. Как часто бывало в те чудесные времена, вскоре в Лебяжье на новоселье приехали красноярские служители. Радости встречи не было границ…

  В 1897 г. в жизни о. Василия произошло несколько ярких событий, и две горестных утраты. 13 марта 1897 г. во время эпидемии кори, в очередной раз охватившей Лебяжье, умерли двое его маленьких детей Аркадий и Алевтина, однако болезнь пощадила старшенького Петра. Местный фельдшер ничего не мог поделать - в то время медицина была бессильна против этой ужасной детской болезни. Еще вчера о. Василий присутствовал на похоронах маленькой дочери лебяжского священника  о. Константина Шишкина, а сегодня двое его собственных детей лежали бездыханны. Можно представить, каково было горе любящих родителей в их великой потере. "Господь прибрал…" - участливо вздыхали прихожане, но как ни был убит горем отец Василий, он понимал, что все в этом бренном мире свершается по воле Господней, и  Господь послал ему это как испытание, своему верному слуге. Еще не успели уехать из Лебяжья батюшки из соседних сел Красноярского и Высокой Мелянды, как им пришлось присутствовать на еще одних похоронах. Долго не тянули, и уже на следующий день после  отпевания под колокольный набат (Лебяжье прощалось и со многими другими своими сыновьями и дочерьми) дети Горские были погребены в ограде Лебяжской церкви, под сенью тополей.

            Летом 1897 г. о. Василий изъявил горячее желание принять участие в Первой всеобщей переписи населения по Лебяжскому приходу, и за это благое дело был награжден бронзовой медалью со свидетельством на право ношения  ее от 21 июня 1897 г. за номером 68380. С 7 октября 1897 г. Василий Петрович состоял помощником законоучителя и учителем по церковно-славянскому языку в 1-м отделении и пения во всех отделениях Михеевской церковно-приходской школы. Законоучителем в этой школе был лебяжский священник о. Михаил Спасский, и оба батюшки, возможно, ездили в д. Михеевщину в одном экипаже.

            Быстро летела жизнь, стремительно, как весенний поток. 1 сентября в жизни о. Василия произошло знаменательнейшее событие - он был посвящен во священника. Однако, до 1908 г. он оставался на диаконской вакансии при лебяжской церкви, возможно потому, что ему жаль было уезжать отсюда, и он ждал освобождения какой-нибудь вакансии, подобно тому, как это произошло в 1895 г. Однако надеждам этим не суждено было сбыться. Правда строились новые храмы и, освобождались священнические места в соседних приходах, например, в селах Ветошкино и Вотское. Он мог уехать туда, но, видимо, не желал. 25 апреля 1904 г. был рукоположен в священника и его брат Александр в с. Красноярском, но тоже не пожелал покинуть полюбившиеся ему места…

            В 1908 г. о. Василий стал заведующим и законоучителем Марамзинской школы грамоты Лебяжского прихода. "Поведения весьма хорошего. Недвижимой собственности никакой ни он, ни жена его не имеют. Судим и штрафован не был, и ныне под судом и следствием не состоит" - отмечалось в его "послужном списке" за 1901 г. "Знает одно поучение" - добавлялось в нем в 1904 г. Имел о. Василий и серебряную медаль в память царствования боголюбивого императора Александра III.

    Отец Василий был любящим отцом для своих шестерых детей (не считая усопших) - трех сыновей и трех дочерей: Петра, Феодосия, Василия, Ольги, Елизаветы и Зинаиды. Если проследить по записям церковных метрических книг, крестились дети в духовных семьях самое большее через 2-3 дня после рождения, тогда же давалось и имя. Например, Ольга, появившаяся на свет Божий 11 июля 1901 г. была окрещена 12 числа. Зинаида, родившаяся 30 сентября 1904 г., была окрещена 3 октября. Восприемниками во крещении ее стали брат Петр, ученик 1-го класса Нолинского духовного училища и учительница лебяжской земской школы Александра Васильевна Кошурникова, дочь священника. Подрастали дети и у брата Александра в с. Красноярском. Последний из них, Иаков, появился на  Божий свет в 1903 г. Его старшая сестра Агриппина в 1905 г. обучалась в Вятском епархиальном женском училище, сестра София - в местной Церковно-приходской школе, а брат Владимир в один год со своим двоюродным братом Петром поступил в Нолинское духовное училище. Возможно, желали отцы-братья, чтобы и судьбы их детей сложились также как и у них, чтобы они тоже были неразлучны и дружны, но впереди стояли годы страшных потрясений…

            В начале весны 1905 г., о. Василий, возможно, поняв, что не быть ему лебяжским священником, подал прошение на перемещение его на священническую вакансию на новое место. В "Вятских епархиальных ведомостях" № 36 за 1915 г. о. Василий упоминался как священник с. Верхокамья Глазовского уезда. В том же году, числа 27 августа он был перемещен по прошению к церкви с. Березница Вятского уезда, в котором служил до революции. 11 марта 1919 г. в Вятке прошел показательный процесс губернского революционного трибунала над священником с. Березина Вятского уезда Василием Горским. Священника обвиняли в агитации против советской власти и в неподчинении ей. Это выразилось в том, что «гражданин Горский при исполнении религиозных обрядов в д. Притесы вел агитацию против нового строя, что обручил гражданина Зорина, которому не исполнилось 18 лет, без выписки на то местного отдела записи актов гражданского состояния и что гражданин Горский будучи на общем собрании членов потребительского общества оскорбил всех собравшихся, назвав их мусором». Трибунал приговорил священника к одному году исправительных работ при Вятском исправительном рабочем доме. Сын батюшки Иван впоследствии продолжил дело отца и служил священником на приходах Вятской епархии в советское время.

 Александр Горский после отъезда брата служил на Лебяжской земле еще несколько лет, примерно, до августа 1907 г., а затем также навсегда покинул ее со всем своим семейством. Покинул он не только Лебяжский край, но и вообще Вятскую землю, так как был перемещен в с. Павличи Стародубского уезда Черниговской губернии.

  Любопытно, что 21 июня 1909 г. в с. Красноярское прибыл к исполнению диаконской должности еще один уроженец Костромской земли - Павел Петрович Казанский. Видимо он был рекомендован сюда о. Александром, но прослужил здесь очень недолго и, будучи рукоположенным в священника, переехал в другой приход. Известно, что дни свои он закончил в с. Байсе в советские годы, у дочери Ольги, жены священника того же села о. Михаила Редникова.

            Как сложились далее судьбы братьев - костромичей, не ведомо, но, веруем, в страшные советские годы  Господь уберег их своей дланью от пули и тюрьмы, и ныне в Царствии Небесном они молятся за нас.

 


Назад к списку