ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Загарские

Загарские

 

                                                 1.      На духовной стезе

 

   Согласно архивным документам, первым сотрудником земской библиотеки в с. Лебяжье, открывшейся в 1901 г., стала Серафима Стефановна Загарская, жена священника лебяжской церкви Иоанна Загарского.  Примечательно, что сын ее впоследствии стал директором Областной научной библиотеки имени Герцена….

  Отец Иоанн происходил  из потомственной духовной семьи, по меньшей мере, являясь третьим священником по счету. Его отец – Андрей Алексеевич родился в 1817 г. в семье священника. Воспитанный в духовной атмосфере церковной семьи, Андрей решил пойти по стопам отца и стать священником. В 1838 г., в возрасте 19 лет он оканчивает курс в Вятской духовной семинарии с аттестатом второго разряда и увольняется в Епархиальное ведомство.

            В начале 1840 года Андрей Алексеевич направляется во Христо-Рождественскую церковь села Рождественского Нолинской округи на освободившуюся вакансию и 22 февраля был рукоположен во священники. В этой церкви отец Андрей прослужил около 6 лет. Здесь же нашел свою судьбу – примерно в 1842 г. венчался с 19-летней дочерью местного священника Иоанна Завойского Анной. В следующем, 1843 г. отец Иоанн скончался, оставив вдовой свою жену Надежду Ефимовну, а у молодой семьи появилась на свет дочь Параскева, первая из шести детей этой пары. После кончины старшего священника Андрей Загарский был назначен на должность наставника в Рождественском приходском училище, а в 1844 г. – на должность духовника священно/церковно служителей Рождественского благочиния. Ему в это время было всего 26 лет.

            19 сентября 1846 г. отец Андрей по собственному согласию был перемещен в церковь с. Раменского Вятского уезда. Незадолго до этого у него родился второй ребенок – сын Николай. По этой причине в качестве няньки батюшка привез в Раменское свою любимую тещу. Надежда Ефремовна была старше его всего на 9 лет (она родила свою дочь в 15 лет). Она действительно выпестовала всех шестерых детей отца Андрея и свою дочь. Все они родились в с. Раменском, церкви которого о. Андрей отдал 15 лет. 24 марта 1856 г. он определен катехизатором, а 13 июня того же года – наставником в Раменском приходском училище.

            10 февраля 1858 г. о. Андрей был награжден набедренником, а 24 апреля следующего года – наперсным бронзовым крестом в память войны 1853 – 1856 гг. Это высшие церковные награды, которые говорят о том, что батюшка Андрей был глубоко религиозным (благочестивым) человеком и пользовался любовью народа… «Говорит своего сочинения три проповеди. Поведения весьма хорошего», - сообщалось  в его «послужном списке» за 1860 г.

            Видимо, отец Андрей имел уже неплохую репутацию в глазах епархиального начальства к 40 годам своей жизни, в то время таких людей было не так уж много. Поэтому 10 сентября 1860 г. по указу Вятской духовной консистории священник Андрей Загарский был переведен в село Лебяжье, Уржумского уезда, а на его место в с. Раменское - лебяжский священник. Лебяжье в то время  было удельным селом. В нем насчитывалось всего 20 дворов и проживало 194 жителя. Кроме великолепной двухэтажной церкви в селе имелось приходское училище и  приказ. В  этом оно мало отличалось от Рождественского или Раменского. Приехав в Лебяжье в возрасте 43 лет, отец Андрей прожил здесь всю оставшуюся жизнь. Здесь выросли его дети, а его сын Иоанн, как и отец, прослужил всю жизнь в местной церкви. Вместе с женой и тещей батюшка Андрей привез с собой шестерых детей: Параскеву – 16 лет, Николая – 13 лет, Михаила – 7 лет, Иоанна – 4 лет, Юлию – 2 лет и совсем маленькую Феофанию, которая родилась в первый месяц весны. Николай уже обучался в среднем отделении Вятского духовного училища на содержании отца, а Михаил обучался пока дома.

   К 1868 г. о. Андрей заслужил не только любовь прихожан, но и всеобщее уважение духовенства благочинного округа, поэтому он был единодушно избран и утвержден духовником священноцерковнослужителей Лажского благочиния. А в 1869 г. ему была выражена благодарность от епархиального начальства за катехизаторскую деятельность, но по его просьбе он  был освобожден от этой должности.

            В 1870 г. он был «всемилостивейше» награжден еще одной высшей церковной наградой – бархатной скуфьей. Примерно в 1875 г. о. Андрей дослужился до должности настоятеля лебяжской церкви, но пробыл в ней недолго – меньше 10 лет.  Был  награжден самыми высшими наградами приходского духовенства – бархатной камилавкой в 1876 г. и золотым наперсным крестом в 1880 г. с осени 1869 г. в доме о. Андрея находилась домашняя школа (из-за отсутствия помещения), которой он лично «руководил и заправлял». К 1880 г. батюшка овдовел. Анна Иоанновна Загарская была похоронена в церковной ограде с. Лебяжья.

            В 1885 г. о. Андрей вышел за штат по возрасту, уступив свое место сыну Иоанну, а к 1890 г. «отошел к Господу» в возрасте 70 лет и также был похоронен в церковной ограде села.

            Различна судьба детей о. Андрея. Только трое из них решили посвятить свою жизнь служению Богу. Дочери Параскева и Феофания никогда не выходили замуж и до старости считались «девицами». Параскева нигде не училась, т. к. во времена ее молодости еще не было женских училищ, но она умела читать и писать. Когда в 1881 г. открылась церковь в с. Окуневе, она уехала туда и устроилась просфирницей. Ей было уже больше 40 лет. Ее младшая сестра Феофания в 1879 г. окончила полный курс в открывшемся Вятском женском  епархиальном училище и стала преподавать как учительница в домашней школе своего отца, а после его смерти уехала в Окунево к сестре. Средняя дочь о. Андрея Юлия в возрасте 20 лет вышла замуж за помощника столоначальника Вятской казенной палаты Ивана Романова.

            Старший сын – Николай после выхода его по желанию из 4 класса Вятской духовной семинарии «поступил на частную гражданскую службу» (1870 г.), а потом устроился полицейским урядником в Орловском уезде. О втором сыне, Михаиле, в «послужном списке» отца за 1870 г. говорилось «Михаил, 16 лет, обучается в среднем отделении Вятской семинарии на содержании отца», в поздних «послужных списках» он больше не упоминается. Видимо, его не стало: случилось ли с ним какое-нибудь несчастье, или он умер от болезни. Смерть в молодом возрасте тогда не была редкостью.

            Самый младший сын о. Андрея, Иоанн, по примеру отца избрал для себя судьбу священника, может, потому и биография его более полна событиями, чем у братьев и сестер, но он не смог достичь на духовном поприще таких успехов, как отец, потому как в жизни ему было отмерено всего лишь 39 лет… В 14 лет он уже заканчивает курс в Нолинском духовном училище и начинает заниматься документами на поступление в семинарию (1870 г.). Поступив, он успешно заканчивает ее в 1877 г. с аттестатом второго разряда. В этом же году за отличные способности он назначается на должность надзирателя в Вятском мужском духовном училище, а еще через два года – на должность народного учителя в земском училище с. Лудяны Нолинского уезда. В это время ему было 23 года.

            В 1881 г. Иоанн Андреевич определяется в церковь с. Верхосунского Нолинского уезда и рукополагается в священника. Здесь он знакомится и сочетается браком с 22-летней дочерью местного священника Серафимой Стефановной. На следующий год у них рождается старшая дочь Елена. Незадолго до этого Серафима Стефановна окончила курс в Нолинской женской прогимназии.  Именно ей суждено было стать первым библиотекарем с. Лебяжья,  но имя ее было надолго забыто…

            В 1884 г. о. Иоанн назначается на должность катехизатора Верхосунской церкви и законоучителем земской школы. В этих должностях он  пробыл недолго. В следующем, 1885 г. по его прошению он перемещается в лебяжскую церковь, на освободившуюся вакансию. Как раз в это время его отец уходит за штат, и молодой священник и его жена приезжают в Лебяжье с двумя маленькими дочерьми – Еленой и Анной. Анна получила свое имя, видимо, в честь своей умершей бабушки. В этом же году он назначается законоучителем при церковно-приходской школе д. Марамзино. В 1887 г. он получает свою первую награду – набедренник.

            В 1890 г. в «послужном списке» священника сообщалось: «Священник Иоанн Андреевич Загарский, 34 года, священника сын. Никакой недвижимости не имеет. Знает 3 проповеди и 12 катехизических поучений. Поведения весьма хорошего. Судим и штрафован не был. В семействе у него: жена Серафима Стефановна, дети Николай 1 год, Елена 9 лет, Анна 7 лет, Феофания 4 года, Зинаида 4 года». К 1894 г. молодой священник знал и говорил уже  9 проповедей и 36 катехизических поучений. В 1892 г. он стал членом Вятского братства святителя и чудотворца Николая.

            Кто знает, как бы развивалась его жизнь дальше, и каких бы высот он достиг, но все прервала коварная смерть. Отец Иоанн скоропостижно скончался 5 декабря 1895 г., оставив семерых детей на руках Серафимы Стефановны.

 

2.Вятские библиртекари   

 

   Неизвестно как жила эта семья 5 лет после кончины отца, но в 1901 г. Серафима Стефановна стала заведующей земской библиотеки-читальни, открывшейся в лавке местного торговца Алексея Ивановича Суханова. Книжный фонд был небольшой, и немного читателей посещало библиотеку, т.к. население было малограмотным. Не удивительно, что первая библиотека разместилась в лавке: здесь бурно шла торговля, часто заходили люди. Сам хозяин лавки жил рядом, в роскошном двухэтажном деревянном доме, держал ямщину (дом сгорел в 80-е годы). За свою работу Серафима Стефановна получала от земства 180 руб. в год и, видимо, получила церковный дом в частную собственность.

            В «клировой ведомости» лебяжской церкви в графе «вдовые» за 1910 г. говорится: «Загарская Серафима Стефановна, 48 лет. По должности заведующая библиотекой получает жалования 180 руб. в год…  Состоит заведующей земской библиотеки-читальни с. Лебяжье. Поведения весьма хорошего. Имеет свой деревянный дом на церковной земле».

   У отца Иоанна и Серафимы Стефановны было два сына – Николай и Александр и пять  дочерей – Елена, Анна, Феофания, Зинаида, Вера. Проследим по имеющимся документам их жизненный путь.

   У Николая и Александра разница в возрасте была один год (первый родился 31 октября 1889 г., а второй – 28 ноября 1890 г.). Поэтому они учились вместе в одних классах: сначала в приготовительном классе Нолинского духовного училища (1901 г.), а по окончании курса в нем в 1905 г. поступили в первый класс Вятской духовной семинарии. В обоих училищах они учились «скромно, на казенном содержании». После окончания семинарии Николай избрал для себя путь своих предков, т.е. решил стать священником и поступил в Казанскую духовную академию. В документах за 1915 г. он упоминается как студент четвертого курса этого престижного тогда заведения. А вот брат Александр пока стоял на распутье и жил дома, на содержании матери. В 1916 году Николай закончил академию и ушел на фронт, где воевал до самого конца войны за Отечество, получил чин прапорщика.

 Судьба братьев, Коли и Сани, как их называли близкие и друзья, сложилась трагично, как, впрочем, судьба и других детей Загарских. Известно, что в 1918 г. Николай Иванович жил в Уржуме, где заведовал библиотекой. Видимо, вместе с ним в Уржуме жил и брат. В это время их застал известный Степановский мятеж.  Они  примкнули к мятежному  отряду, и, затем отступили с ним в Казань, дабы уцелеть от большевисткой расправы, а потом и вовсе в Сибирь вслед за белыми войсками. Дальнейшая судьба Александра Загарского неизвестна. Скорее всего, он разделил судьбу тысяч других обреченных русских граждан, ушедших с Белой армией от большевисткого насилия.

 В биографии Николая Загарского сообщается, что в 1918-1919 гг. он находился на территории, занятой белыми войсками, в 1920-1922 гг. в Никольск-Уссурийске даже преподавал в реальном училище (как известно, в Вятской губернии их не стало еще в 1918 г.). в 1922 году он возвращается домой. Но почему-то не в Лебяжье, а в Уржум. Видимо, в Лебяжье уже не было никого из Загарских. Старушка-мать умерла в том же 1922 г., не дождавшись возвращения своих сыновей. К  судьбе Николая Загарского мы еще вернемся.

  У сестер  Елены и Анны разница в возрасте  тоже была в один год и, что удивительно, судьбы их также были схожи. Одинаково трагичны. Они вместе учились в Уржуме и почти одновременно вышли замуж, обе за священников. Муж Елены – священник с. Красноярского Владимир Швецов, муж Анны – священник с. Кленовцы Орловского уезда. К 1923 г., в условиях голода и тифа, Анна Иоанновна умирает, оставляя на руках мужа 7 детей. Швецовы переживут ее чуть больше чем на 10 лет.

Отец Владимир Швецов был одногодком своей жены и происходил из священнической семьи с. Кобра Котельнического уезда. Елена и Владимир познакомились и сочетались браком примерно в 1905 году, когда Владимир был определен на диаконское место в с. Хороши Нолинского уезда, а в 1906 году у них рождается первый  из семи детей (еще одно совпадение!) - сын Николай. В 1915 году о. Владимир,  уже священник, по своему прошению был перемещен к церкви с. Красноярского, а перед революцией временно служил даже в  родном селе своей жены, в  Лебяжье. Еще более поразителен тот факт, что после 1917 года Швецовы примкнули к большевикам… атеистам, и, очевидно, даже вышли из священства! Как документальное подтверждение этому приведу строчки из письма красноярской матушки Ольги Ушаковой за 1922 год: «…Леночка за Швецовым, нашим предшественником в крае, увлекались большевизмом и дожились до нищенства; из порицателей Бога и всего святого вернулись опять, всеми правдами и неправдами в священство, но живут очень плохо, с семью человек детей».

 Судьба батюшки-отступника закончилась трагично, что впрочем и неудивительно: в декабре 1937 года он как священник церкви с. Кувшинское Санчурского района был приговорен к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Против Шецова было выдвинуто чудовищное обвинение, публиковавшееся в октябре 1938 г. на страницах газеты «Кировская правда»:

«Поп Швецов являлся членом контрреволюционной организации т.н. «Союза возрождения русской церкви», руководимой из-за границы. Швецов был шпионом одного из капиталистических государств Запада и получал из-за границы громадные деньги. Факты прямой связи Санчурской церковной контрреволюционной группы с заграницей еще раз ярко подтверждают слова т. Сталина о капиталистическом окружении СССР… Группа, возглавляемая попом Швецовым, готовила террористические акты, поджигала колхозное имущество, ставила задачей срыв государственных предприятий и т.д.».

 В партийном документе обвинение звучало более проще и без выдумок: «…В Санчурском районе в с. Загарье поп Швецов делал пропаганду против стахановского движения в сельском хозяйстве». Видимо, батюшка говорил обличительные проповеди против нещадной эксплуатации крестьян в колхозах, что было ближе к правде. Власть такого священнику  простить не могла, и чекисты сочинили целую поэму о «церковно-кулацкой группе», руководимой аж из-за границы недобитыми троцкистами. 9 декабря 1937 года по статье 58 п. 10 священнику Швецову был вынесен расстрельный приговор с конфискацией имущества. 21 января 1938 г. он был приведен в исполнение. 

  Сын о.Владимира Борис (будущий архимандрит Анастасий) в то время учился в Яранске. Он рассказывал: "Пришел я в тюрьму и спрашиваю — сидит ли у вас Швецов Владимир Афанасьевич. Отвечают, что нет. Выхожу и плачу. Одна старушка посоветовала: "Ты их не слушай, собери маленькую посылочку, заверни и подпиши кому". Я побежал домой, схватил старые брюки (больше ничего не было), подписал. Отец на каком-то клочке бумаги написал, что посылку получил. На следующий день иду по коридору — кругом — волосы. Я ужаснулся, думаю, что же это такое. Спрашиваю, мне сказали, что здесь уже никого нет и больше не будет. Та же старушка рассказала, как ночью всех заключенных обрили, посадили в машину и увезли в Киров. Тогда в 1937 г. все духовенство Вятской губернии по распоряжению Ежова арестовали и расстреляли в Вятке."

   После трагической гибели мужа  матушка Елена Владимировна уехала к сыну Евгению в г. Орск, где и закончила свои дни. Сын Борис, после многих жизненных испытаний, выучился на врача. Пройдя две войны Финскую и Великую Отечественную, плен, лагеря для военно-пленных, стал архимандритом в Бийске под именем  Анастасий (Швецов-Загарский Борис Владимирович). Живет в США.

  Две другие сестры матушки – Феофания и Зинаида после окончания Епархиального женского училища избрали для  себя учительскую профессию. В 1905 году Феофания Загарская состояла помощницей учительницы в Уржумском земстве, а в 1907 г. сама стала учительницей школы   д. Михеевщина Лебяжского прихода. Позже она вышла замуж за удельного помощника лесничего,  и также без вести пропала после 1917 года.

Зинаида какое-то время преподавала в Лебяжской церковно-приходской школе, а потом вышла замуж за почтово-телеграфского чиновника, но человека хорошего, как отмечала в своем письме  матушка Ушакова. К несчастью он умер во время эпидемии тифа и Зинаида Иоанновна бедствовала с 2-мя детьми на руках.

            Вера была самым младшим ребенком в семье Загарских. Когда умер отец, ей было всего 3 года, с сестрой Зинаидой у нее разница в возрасте в 5 лет, но они вместе учились в Епархиальном женском училище. «Поведения весьма хорошего. Во время учебы ведут себя скромно» - говорилось в «послужном списке» матери, о ее дочерях за 1905 г. За 1907 г.: «Вера, 15 лет учится в Вятском епархиальном училище, в пятом классе на казенном содержании». После окончания учебы именно Вера пришла на смену своей матери в сельской библиотеке, и в ее «послужном списке» за  1915 г. она упоминается уже как «заведующая библиотекой с. Лебяжья».

            О Вере Ивановне как о библиотекаре, работавшем в первые годы советской власти, вспоминала на страницах районной газеты спустя 80 лет жительница Лебяжья К. А. Шахова. Найти эту женщину я не смог, но мне удалось установить, что упоминала она именно Веру Иоанновну Загарскую, дочь лебяжского священника.

Следы Веры Загарской  также теряются во мгле наступившего смутного времени, когда и библиотека, казалось бы, стала не нужна на селе. После кончины матери, которая слегла, очевидно, вследствие горя,  сошедшего на семью Загарских (исчезновение сыновей и дочери), Вера вышла поспешно замуж за уроженца Смоленской губернии, который, по словам красноярской матушки в письме, оказался попросту проходимцем и даже женатым человеком, и дальнейшая ее судьба покрыта мраком неизвестности.

Судьба брата Веры Николая оказалась удивительным делом также связанной с библиотечным делом. Как уже говорилось, в 1922 году он вернулся в Уржум из Сибири. Как раз в это время была объвлена амнистия всем, бывшим на белых территориях, и он не был даже арестован. Как он писал в своей биографии, недолго пожил в Уржуме, где ранее работал в библиотеке и, видимо, не найдя себе здесь работы, в 1923 году перебирается в Вятку. Здесь он устраивается инструктором по библиотечной работе в Вятский губполитпросвет. Со своим образованием и опытом прнподавательской работы Николай Иванович в то время мог считаться ценным специалистом.

 С 1924 года Загарский работает в Областной научной библиотеке имени Герцена. Здесь он был заведующим справочным отделом, библиографом, заведующим отделом книгохранения, заместителем директора по научной части. Вместе с этим Николай Иванович преподавал библиотечное дело сначала  в Вятском библиотечном техникуме, а затем  в Вятском библиотечном техникуме, составил первый каталог содержания  вятских периодических изданий, два указателя журналов, выходивших в губернии в 1917-1934 гг., писал статьи по библиотечному делу. К сожалению, его рукописи библиотека так и не смогла издать; они до сих пор хранятся в краеведческом отделе Герценки и являются ценным материалом для историков. В библиотеке имени Герцена сохранилась книга с его подписью. Как видим, он был очень увлеченным человеком, искренне преданным библиотечному делу. Его покойная матушка могла бы гордиться таким сыном.

 Как пишет библиотекарь Г.Ф..Чудова в своих работах по истории Герценки, Николай Иванович пользовался большим уважением своих коллег, сыграл большую роль в истории библиотеки имени Герцена.Вот что она писала о Николае Ивановиче Загарском:

« Он был подлинным наставником молодых начинающих библиотекарей и вложил много труда и души в дело создания крепких библиотечных кадров Кировской области. Его ученики и ученицы, уже будучи опытными библиотекарями, с благодарностью вспоминали его помощь библиотечной молодежи, его умелое руководство  работой молодых библиотекарей.

Он увлеченно занимался вопросами совершенствования работы библиотеки им.Герцена, искал пути  к осуществлению указания В.И.Ленина  о необходимости быстрейшего и качественного выполнения требований советского читателя на книгу.

Здание библиотеки не было приспособлено к размещению книжных фондов в одном месте, они хранились в разных помещения, разбросано, разобщено. На разыскание и подачу нужной читателю книги тратилось много времени. Большой наплыв читателей в библиотеку в 1920-х годах служил причиной читательских очередей у библиотечных барьеров. Следовало продумать способы ликвидации очередей, ускорения процессов подачи книн. Н.И.Загарский ввел ряд поправок в существующее положение, позаботился о более рациональном размещении фондов».

При всем этом Николай Иванович  был очень скрытным человеком. Никто не знал ни о его прошлом, ни о его личной жизни. Лишь по графе «образование» догадывались, что он происходил из духовенства… «В его биографии очень много неясностей, уточнить которые теперь уже невозможно» – писала Чудова.

Последней работой Н.И.Загарского стал план создания сводного краеведческого каталога и порядок катологизации географических, экономических и других карт Вятской губернии. Однако эти планы библиотека не смогла осуществить. Начался новый период усиления репрессий. Николай Иванович попал в категорию «чуждых элементов» как бывший офицер царской армии и в 1936 году был уволен. К счастью, он не был репрессирован – его следственного дела нет.

 О дальнейшее жизни Н.И. Загарского сведения очень туманные. По словам К.М.Войханской, работавшей в Кировском библиотечном техникуме, перед войной Николай Иванович вел занятия по библиотечному делу, но был ли он штатным сотрудником техникума – неизвестно.  О дальнейшей жизни Николая Ивановича и вовсе ничего не известно. В библиотеке его  старались не вспоминать, как и других «бывших». Г.Ф.Чудова вспоминает об этом времени: «Когда в марте 1942 года я стала  сотрудницей краеведческого отдела Кировской областной библиотеки имени Герцена, я не слышала, чтобы когда-нибудь старые работники библиотеки вспоминали имя Н.И.Загарского, хотя многие из них работали вместе с ним в конце 1920-х и в начале 1930-х годов. Вероятно, причиной умалчивания его имени была осторожность, заставлявшая людей во времена сталинского террора о многом умалчивать. Только после разоблачения культа личности Сталина на 20 съезде партии, в середине 1950-х гг., я услышала от некоторых библиотекарей о том, что Н.И.Загарский был уважаем в коллективе библиотеки и являлся примером  для начинающих библиотечных работников, щедро передавая им свой опыт и свое увлечение библиотечным делом».

 К этому времени Николая Ивановича уже давно не было в живых. Он скончался в полном забвении еще в 1944 году, в возрасте 55 лет. Причины его кончины, так же как и его личная жизнь,  так и остались покрыты завесой неизвестности.


Назад к списку