ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Кремковы

Отец Борис из Казанской губернии и его потомки

  В 2013 году  мне удалось познакомиться через свой сайт «Вятка: православное прошлое» (с 2016 года «Вятка: наследие») с Ольгой Владимировной  Денисовой, правнучкой священника Бориса Кремкова, служившего в начале XX века на приходе с. Лебяжье. Ольга Владимировна, интересующаяся своей родословной,  много рассказала мне о жизни о. Бориса и его семьи, прислала множество уникальных фотографий из семейного архива.

  Судьба священника Бориса Кремкова была коротка и трагична, свет на ее подробности позволяют пролить его «послужные списки», сохранившиеся в Государственном архиве Кировской области, и некоторые воспоминания его жены.

   Родился батюшка в 1884 г. в г. Казани в семье потомственного почетного гражданина. Закончил Казанскую духовную семинарию в 1907 г. Вскоре после этого произошло его бракосочетание с Ольгой Васильевной Спасской, дочерью священника с. Русские Краи Яранского уезда. Видимо, то обстоятельство, что супруга была вятской уроженкой, побудило Бориса подать прошение на назначение его в один из храмов Яранского уезда. Правнучка Ольга Владимировна  вспоминает: «Прабабушка очень любила о. Бориса за порядочность, доброту, красоту, прежде всего - души, музыкальный дар, хранила верность и память о нем всю жизнь. Она до замужества окончила Вятское епархиальное училище, где девочек готовили к просветительской деятельности для народа».

  21 сентября того же года Борис Кремков был направлен на священническое место в с. Мушу Яранского уезда и рукоположен сначала в сан диакона, а затем в сан священника. Здесь он «проходил должность» заведующего и законоучителя Мушинской церковно-приходской школы.

  18 февраля 1909 г. о.Борис с женой приехал на служение в с.Лебяжье, где и прожил свои последние годы. Здесь у Кремковых в 1910 г. родилась дочь Людмила. Про самого о.Бориса в его «послужном списке» сообщалось, что он знает татарский язык, чтение и пение в церкви исполняет очень хорошо, хорошего поведения. По словам правнучки  Ольги Владимировны, это был очень добрый и талантливый человек, который прекрасно пел и играл на гитаре. 1 сентября 1913 г. он был назначен законоучителем в Жорновской земской школе Лебяжской волости. Пробыл он на этой должности совсем недолго…

 В лютый январский мороз 1914 года батюшку вызвали ночью на отпевание. Отказать бедным людям из крестьян в исполнении обряда он не смог, как это сделали другие служители церкви, ссылаясь на стужу. Одет он был легко, а идти пришлось пешком далеко. По дороге о. Борис сильно застудился. По возвращении домой его бросило в жар, заболело горло. Он потерял сознание и вскоре скоропостижно скончался. Прибывший фельдшер не успел даже поставить диагноз. Похоронили о. Бориса в ограде Николаевской церкви. Ему не было еще и 30 лет…

   После смерти мужа Ольга Васильевна прожила долгую жизнь, полную страданий, как и все дети священнослужителей в советские годы. В годы Первой мировой войны она потеряла связь с родными мужа, после революции имущество ее отца было конфисковано, а муж сестры, отец Павел Изергин, расстрелян. В 1937 г. из-за страха репрессий матушкой была уничтожена большая часть семейного архива, включая бесценные фото, а иконы и религиозные книги тайно переданы в Троицкую церковь с. Русские Краи, где она жила после смерти мужа. Более 50 лет жизни Ольга Васильевна  посвятила школе, работая учительницей начальных классов. В 1950-е годы она была награждена орденом Ленина за самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны. Правнучка Ольга Борисовна  вспоминает: «Помню, ей уже за 90 лет было, а она каждый день наряду с молитвенником, читала сборник стихов А. Некрасова о тяжкой судьбе русского народа. Помню, в Севастополе к прабабушке приезжали ее благодарные ученики, один из них встал на колени и целовал ее старенькие ручки. Жаль, не знаю имен этих людей. Вспоминаю и плачу о том, что ребенком я еще не понимала, как все это важно… До самой смерти на 96-м году жизни она была всегда в полном сознании, много читала, вязала и активно интересовалась всем, что происходит в мире».

  В 1965-1966 гг. Ольга Васильевна и ее дочь Людмила Борисовна переехали в Севастополь в семью внучки о. Бориса Н. Г. Шаруевой. Там Ольга Васильевна прожила последние годы жизни и ушла из нее в 1979 году. 

  Единственная дочь Кремковых Людмила, родившаяся в Лебяжье, также прожила долгую жизнь. Скончалась она в 2001 г. в г. Фрязино Московской области. О. В.  Денисова пишет о ней и своей матери: «Людмила Борисовна вышла замуж за Георгия Ивановича Навалихина (родом из с. Навалихи) - комсомольца, партийного работника, что не очень приветствовалось как "поповскими дочерьми" - сестрами Спасскими, так и крестьянками - сестрами Навалихиными. Хотя и те, и другие были доброго нрава, и по жизни не враждовали никогда (мы с братом маленькими из Русских Краев ходили в гости в д. Навалихи к бабушке Павле).  У Людмилы и Георгия Навалихиных родилось 4 детей: Тамара (1930 г.р., умерла в младенчестве), Владимир (1934 г.р., инженер-мостостроитель, работал на трассе "Абакан-Тайшет", в Сургуте, Тюмени, Нижневартовске; умер в 1990 г.), Нина (1938 г.р., жила и работала в Севастополе, ныне живет - в Киевской области), Сергей (1946 г.р., ныне живет в г. Фрязино, Московской области).

  Моя мама - Нина Георгиевна -  родилась в 1938 г. в п. Кикнур, жила в г. Кирове, куда перед войной на партийную работу перевели отца - Г. И. Навалихина. Но в 1941 он ушел на фронт. Был участником Грозненского десанта. Получил много ранений, тяжелые контузии. По возвращении из госпиталя воевал на 3-м Украинском фронте, в Болгарии и Румынии, имел множество выдающихся наград, В эти годы Людмила Борисовна с детьми переехала к маме - Ольге Васильевне Кремковой в с. Русские Краи, где она работала учителем в школе.

  Когда Г.И. Навалихина в 1944 году назначили комендантом румынского города Констанца, Людмила Борисовна уехала в Румынию. Потом снова вернулась в Русские Краи, где Нина пошла в школу в 1945 г. Моя мама училась в классе у своей бабушки Ольги Васильевны Кремковой.

   Людмила Борисовна со времен Великой Отечественной работала на почте, оказываясь нередко  в самых трудных ситуациях. Рассказывала, что в годы войны ей выдали пистолет. Так было безопаснее возить через лес почту (деньги, письма, пр.). Была заслуженным работником связи СССР. Каждый год к 5 мая ей присылали грамоты от газет "Правда", Известия", из Министерства связи СССР.

  Позднее, в Севастополе мы выписывали много периодики, но особенно запомнилось то, как бабушка Людмила Борисовна и прабабушка Ольга Васильевна ждали газету из пос. Кикнур "Сельские огни". Где-то в середине 1970-х к 9 мая там была опубликована заметка моего деда Георгия Ивановича Навалихина о десанте на Северном Кавказе. Жаль, не можем найти, хотя точно знаем, что хранили в архиве». 

  О себе и своем детстве, проведенном в селе Русские Краи, О.В. Денисова  - кандидат философских наук, член Российского философского общества, искусствовед рассказывает: «Я родилась в 1957 г. в Тамбовской области. Мой брат Владимир Шаруев (ныне – заслуженный артист Украины, солист Национальной филармонии, руководитель  "Квартета гитаристов "Киев") родился в 1958 г. Мы с братом родились в Тамбовской области, но совсем маленькими нас отправили в село Русские Краи - к бабушкам. Пребывание в Русских Краях связано у меня самыми лучшими воспоминаниями детства, замечательную церковь в Русских Краях, речку с чудным названием Уста, дом и сад бабушек. В школу мы пошли уже в Севастополе.  Пребывание в Русских Краях связано у меня самыми лучшими воспоминаниями детства.

 Ольга Васильевна много с нами занималась, полностью подготовила меня и брата к школе, а бабушка Миля (Людмила Борисовна) работала на почте села Русские Краи, смотрела за домом, занималась хозяйством, очень вкусно и красиво стряпала. В те годы были живы сестры Ольги Васильевны - Вивея и Таисия Спасские. Вивея была выпускницей Московских фельдшерско-акушерских курсов, по окончании которых работала в Уфе, Стерлитамаке, потом вернулась в Русские Краи. Моя мама с детства помнит, как за Вивеей Васильевной приезжали с подводой, чтобы отвезти к больным в другие села. Вивея (очень волевая, властная) и Таисия (очень добрая, мягкая, инвалид детства) не были замужем. 

  Жили мы в доме, который находился почти напротив Троицкой церкви, в которой в XIX веке служил прапрадед о. Василий Спасский.  Этот дом был оставлен за сестрами Спасскими, которые лечили и учили односельчан. Другая недвижимость была экспроприирована.  Но жили в поповских семьях весьма скромно. Ольга Васильевна вспоминала, что у сестер (Вивеи, Анны, Таисии, Ольги, Натальи, Аглаи) была одна "парадная" юбка на всех. При этом выписывались журналы "Вокруг света", "Нива". Был интерес к ботанике, выращивали экзотические деревья. Помню, в саду у бабушек в Русских Краях росло дерево мушмула, саженец дарил о. Павел Изергин, который в Кикнуре вырастил целый ботанический сад в дар городу.

 

До сих пор это для меня "сказочные места". В юности пережила настоящую ностальгию по Русским Краям, по дому бабушек, у крылечка которого стоял мраморный лев. Хотелось увидеть сад с соснами, черемухой, мушмулой, малинником и клумбой с настурциями. Бабушки наши, проживая с 1965-66 года в Севастополе, хоть и полюбили город, но очень тосковали по Русским Краям. Мечтали съездить. Не сбылось. Наш дом в Русских Краях сгорел в 1990-е. Людмила Борисовна очень горевала. Умерла на 91-м году жизни 31 января 2001 г. К сожалению, я так и не смогла повидаться с бабушкой перед ее смертью, но мы созванивались: последний раз в Рождество 2001. После инсульта ей сложнее было говорить, но она была в ясной памяти. Она тогда сказала: "Прости меня...."  Я заплакала, понимала, что прощается...

  Я тогда не знала, что ее невестка, несколько лет входившая в какую-то секту, пыталась насильно перекрестить бабушку. Она жаловалась на сей счет моей маме, когда та приезжала осенью 2000 -го во Фрязино. Но бабушка осталась верна Православию, как и ее предки…».


Назад к списку