ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Отец Василий Половников

Трагическая судьба батюшки  Василия Половникова

   Одной из самых трагичных фигур в истории Уржумской епархии был отец Василий Половников – священник Свято-Троицкого собора города Уржума, служение которого выпало на тяжелые годы церковного раскола.

 По некоторым данным, батюшка  родился в 1870 г. в городе Нолинске и поначалу связывал жизнь с наукой, имел степень академика. После революции   Василий Васильевич Половников - преподаватель педтехникума в с. Сернур Уржумского   уезда,   считался   одним   из   передовых   людей,   устраивал общественные лекции и выступал на митингах. И вдруг...

  Примерно в 1923 г. Василий Половников оставляет научную деятельность и политические митинги, принимает священный сан, хотя есть сведения, что ранее он «громил попов и богов». Причину столь резкой перемены, вдруг произошедшей в этом человеке теперь уже не узнать, возможно, в его жизни произошло событие, заставившее пересмотреть ее и радикально изменить. Первым местом служения нового священника стала церковь с. Русский Билямор, откуда весной 1923 г. он был перемещен к Троицкому собору г. Уржума, уже в сане протоиерея. В то время рукоположение и получение сразу протиерейства не было редкостью, хотя до революции многие священники его дожидались годами.

   На приходском собрании Троицкого собора, состоявшемся 18 марта 1923 г., обсуждался вопрос о новом священнике Половникове, согласного на перемещение. Было принято решение просить преосвященного (Епископа Вятского и Слободского) «о скорейшем распоряжении о перемещении о. Василия Половникова в собор, в виду недостаточности духовенства в соборе и больших служб и треб, как в связи с постом и предстоящей Пасхи». Отреагировала на это перемещение и местная печать. Уездная газета «Красный пахарь» в номере 42 от 29 июня о Василии Половникове писала: «Недавно в Уржумский собор назначен новый протоиерей. Кто он такой? Это Василий Васильевич Половников - академик, имеет приятный высокий голосок, довольно строгое выражение лица и т.д...»

 В 1923 г. в приходской жизни Троицкого собора произошли большие перемены. В связи с возникновением обновленческого движения, пытавшегося создать новую «советскую»  Церковь, начались споры и в причте Троицкого собора. На сторону обновленцев перешли настоятель собора Филарет Домрачев и диакон Парфенов; священники же Половников и Бенедиктов их не поддержали и решительно пресекали все нововведения, которые пытались вносить в богослужебную жизнь собора сторонники обновленцев. В соборе назревал раскол.

   24 сентября 1923г. было созвано приходское собрание с решительным вопросом, за кем идти - за новой Церковью, поддерживаемой советской властью, или за старой и Патриархом Тихоном? Председателем на этом собрании был настоятель собора о. Филарет Домрачев, а секретарем Василий  Половников. о. Филарет уклонил вопросы об обновлении, а затем вовсе покинул собрание. Председателем был избран о. Василий Половников, который поднял вопрос «веровать по старому, как жили наши деды и прадеды», а «обновленческой церкви не признавать».

   На продолжении того же собрания, 27 сентября, было утверждено решение «веровать по-старому» и постановили удалить того, кто против Православной церкви. Председателем снова был о. Василий, он же — заместитель благочинного по городским церквям. На этом собрании было решено уволить от прихода священника Домрачева и диакона Парфенова. Однако обновленцы на этом не успокоились. Они собрали свою группу из сотни человек (тогда как сторонников старой церкви было почти 6 тысяч человек), подделали подписи на договоре о передаче собора верующим от советской власти и написали в Уисполком лживое заявление о том, что «тихоновцы» силой отстранили их от собора,  и при них теряется его имущество (считавшееся государственным). После такого заявления 27 ноября 1923 г. по постановлению Уисполкома собор г. Уржума был немедленно передан группе обновленцев. Несмотря на все неоспоримые доказательства, староцерковная группа так  и не смогла возвратить его себе.

 Несмотря на такие успехи, обновленцам был как гость в горле молодой активный священник Половников, который своими проповедями как хороший оратор возвращал верующих обратно в лоно истинной Церкви и объединял вокруг себя сотни верующих. Безусловно, его любили верующие тихоновцы в Уржуме.

  Поэтому группа обновленцев, по словам самого о. Василия «задалась целью принять все от себя зависящие меры для того лишь, чтоб меня выжить из Уржума». Интересно, что в этом обновленцам помогал поддерживавший их брат батюшки Иван, которого незадолго до раскола о. Василий устроил на клирос собор, но церковный раскол поставил обоих братьев по разные стороны. С этой целью перед представителями советской власти, обновленцы обрисовывали Половникова, как контрреволюционера, а перед доверчивыми верующими представляли его бывшим чекистом, расстреливавшем в 1918 г. народ, и «лишенком, не получившим никакого образования». В июне 1923 г. уржумская уездная газета «Красный пахарь», чтобы очернить батюшку, даже уделила ему целую статью, в которой изложила  его не очень правдивую  биографию, поведанную газетчикам, конечно же, обновленцами, когда-то служившими с ним в одном соборе.

   Неожиданно в начале 1924 г. уржумским обновленцам подвернулся удобный случай разделаться с ненавистным оппонентом, причем вышло это совершено случайно.  В конце января 1924 года протодиакон Троицкого собора г. Уржума Александр Зубарев ездил на обновленческую архиерейскую службу в г. Нолинск, на которой, очевидно, служил обновленческий епископ Филарет Домрачев – тот самый настоятель уржумского собора, после принятия обновленчества сразу возведенный в «архиепископы». Там он познакомился с регентом Николаевского собора псаломщиком Половниковым. Имея в голове тайную догадку,протодиакон спросил, нет ли у него брата Василия. Тот ответил, что есть, он работал раньше преподавателем педтехникума г. Сернура, а теперь не знает, где находится, поскольку тот якобы ушел в 1918 г. с белыми из г. Нолинска во время Степановского мятежа. Протодиакон рассказал ему, что брат его находится в г. Уржуме священником. Тот очень обрадовался и попросил передать брату письмо. Тогда же протодиакон пообщался с диаконом собора Гаркуновым, который тоже знал будущего священника Половникова и тоже во время мятежа. Гаркунов был обновленцем и по своему очернил о. Василия. Позднее на допросе в ОГПУ о. Василий скажет, что даже не знаком с диаконом и уж тем более не встречался с ним во время восстания…

  Зубарев сразу понял, что за уход с белыми власть Половникова накажет по всей строгости закона, но некоторое время обновленцы  не предпринимали никаких мер в отношении о. Василия, видимо, потому что не имели доказательств его вины, чтобы передать это органам. Только в марте 1924 г. уржумские обновленцы связались с сернурскими обновленцами и получили вроде как доказательство вины священника Половникова, да еще и не одной! Сернурский священник Филипп Букетов 18 марта 1924 г. сообщал своим коллегам в Уржум о деятельности Половникова во время его жизни в Сернуре. На самом деле, как позднее показал на допросе о. Василий, Букетов попросту оболгал его, выливая на него ушаты лжи. Эти лживые показания выделены в сообщении Букетова мною курсивом:

   «Его Преосвященству преосвященному  Филарету епископу Уржумскому.

Согласно личного поручения Епархиального уполномоченного  священника о. Георгия Чемоданова сим имею честь донести Вашему преосвященству что бывший гражданин г. Нолинска ныне священник г. Уржума Василий Васильевич Половников  прибыв в Сернур в конце 1920 г. обратился в Совет Сернурского педтехникума с заявлением об определении его в число преподавателей, выдал себя при этом за учителя, окончившего Казанскую духовную академию и Философский факультет Казанского университета, в 1921 г. уличенный  в контрреволюционной пропаганде был уволен от преподавательской деятельности. Никакого диплома об своей учености он в совет училища не предъявлял, все обещая достать из Казани и представить. В т.г. т.е. в 1921 г. в г. Сернуре он Половников во время Кронштадского восстания вел агитацию против советской власти, агитация его была обнаружена, и следователем чрезвычайной комиссии факт виновности был установлен, некоторое время во время следствия содержался под арестом в МаробЧК, а потом под поручительство был освобожден. По установлении полной его виновности перед вторым арестом он Половников успешно скрылся из Сернура и на допросы следственной власти тесть его священник г. Сернура Михаил Огородников дал отзыв, что он Половников отправился в Архангельскую губернию и с таким показанием об его отсутствии дело по его обвинению было Сернурской комиссией передано в МаробЧК до обнаружения места пребывания его. Как об этом сообщил мне на мои запросы лично бывший при его следствии секретарем ЧК  т. Куклин помощник Уполномоченый ГПУ в г.Сернуре  и по сообщении моем о местопребывании Половников  т.к. обещали возбудить о нем дело перед областным отделом ГПУ.

 О чем имею донести Вашему преосвященству г. Сернура священник Ф. Букетов».

 Из письма может показаться, что священник, добывая «компромат», не поленился сходить и в педтехникум и даже в ОГПУ, на самом деле, он, видимо, не ходил никуда и просто наврал с три короба. На письме стояла дата 23 июля 1924 г., видимо только тогда оно попало в Уржум или было доставлено в ОГПУ.

  После получения письма, обновленцы незамедлительно доставляют его в Уржумское ОГПУ, где чекисты, конечно, заинтересовались интересной биографией священника Половникова. О. Василий подписал подписку о невыезде, и началось следствие. Один за другим в ОГПУ вызываются на допросы сам о. Василий, его братья, сестра (бывший член партии), родители, знакомые, например, диакон Гаркунов, но из-за определенных трудностей не были в Уржум доставлены свидетели из Сернура. Не ездили туда и сами чекисты, поверив на слово в ложь Букетова. Даже в наши дни проехать из Уржума в Сернур не всегда возможно…

  Из показаний брата Половникова Ивана Васильевича, жителя с. Шурмы:  «Брата моего Половникова Василия Васильевича я оставил в 1908 г. лет 10-12, и о его судьбе не знаю до сентября-месяца 1918  г., когда я прибыл из Австрийского плена, т.к. в этот период времени я дома совсем не бывал. Ушел или нет мой брат с белогвардейцами по эвакуации из г. Нолинска, я определено скажу, что нет, т.к. по приезду из плена я его застал дома больным, а эвакуировались белые из Нолинска в августе месяце, где он и жил до 1919 г., в каковой год он уехал в Сернур, после чего я о его судьбе не знаю до приезда епископа Филарета в Нолинск, т.е. до 1924 г. Узнав, что он служит священником в Уржуме от протодиакона Зубарева, я передав  письмо, приехал к нему в гости, причем при содействии его я устроился в г. Уржуме в Казанской церкви регентом, по прослушании тут до 2 сентября  с.г. по причине дня контрреволюции с братом (неразборчиво), в следствие чего мне пришлось переехать в Шурму подальше от всякой грязи. Как мне пришлось слышать, Половников в молодые свои года был революционно настроен и ненавидел самодержавие».

  По словам самого о. Василия, его брат поддерживал обновленцев и относился к нему недоброжелательно. Очернил перед ОГПУ батюшку и диакон Гаркунов, который сказал, что якобы видел его в 1918 г. пробегавшим с шашкой мимо городского собора. По словам самого Половникова, ничего подобного не было.

   Очень интересными и правдоподобными были слова матери священника Аполлонии Николаевны, из которых можно многое узнать о его жизни:

«Мой сын Половников Василий Васильевич происходит из семьи бедного семейства, т.к. мы все время нуждались. 10 лет Василий Половников пошел учиться в городское училище, где и учился до 14 лет, после чего он поступил на службу в Уездный съезд, где и служил писарем, а потом приставом г. Нолинска, причем в это же время он  занимался на дому т.к. ему все хотелось учиться дальше. 19 лет в 1914 г он был взят на военную службу  но т.к. окончил городское училище его там направили в г. Казань учиться в офицера, но ввиду его болезненного состояния был уволен вскоре совсем от военной службы. Будучи на военной службе сдал в реальное училище экзамен за весь курс прохождения реального училища.

   В 1917 г. он был с военной службы уволен для поправления здоровья, затем опять взят, но потом совсем освобожден от службы.  В 1918 г., когда было первое восстание, он был дома, а при втором восстании, когда горело духовное училище, мы были в д. Семаки Нолинской волости, где он вскоре после восстания уехал в Казань учиться.  Учился он в университете, за 1 год он прошел все 4 класса и сдал экзамен.

 После учебы он был в г. Казани лектором, а затем вскоре переведен в г. Сернур Мари области тоже лектором. Потом он женился там же на дочери священника Огородникова, потом уже вскоре после женитьбы он стал священником в каком-то селе в 27 верстах от г. Сернура, оттуда, в каком году не помню, был переведен в с. Биляморы тоже священником, а затем его вызвали в Уржум благочинным, где он и находится в настоящее время. Когда он был еще лектором в г. Сернуре, он был арестован за что не знаю, но вскоре был освобожден. Простудившись на военной службе, он все время страдал плевритом, был больной, а потому никуда кроме как в лес погулять не ходил. Человек он был религиозный, часто ходил в церковь. Читал много книг, но к власти он относился доброжелательно. Во время переворота после свержения царского строя он был следователем и был направлен в с. Суну для допроса одного священника, но т.к. ездить было опасно он отказался от этого и служить больше не стал. Сын мой Василий Половников во время восстания в г. Нолинске никакого участия не принимал. Больше ничего добавить не могу».

   Сестра батюшки Антонида добавляла к этому, что молодость его прошла в тяжелых условиях из-за пьянства отца и брата, но, не смотря на это, уже в детстве  он был заражен «религиозным фанатизмом» и даже в играх строил алтари и иконостасы. Был он кротким юношей и хорошим сыном, из чего следует факт, что он приезжал к матери за разрешением жениться.

 Попал в руки чекистов и послужной список батюшки за 1922 г. из с. Билямора, в котором прослеживался его жизненный путь:

 «Священник Половников Василий Васильевич  27 лет родился в 1896 г. апреля 18 дня из дворян

Образование: в Казанском государственном  университете по историко –философскому факультету со званием кандидата философских наук 1919 г.

Преподаватель словесности и латинского языка с римской литературой в Ксенинской женской гимназии 1919 г августа 12 дня

В это же время преподаватель в Мариинской гимназии женской по историко-философии, логики и психологии 1919 г августа 15 дня

Ученой Казанской Ассоциацией избран и допущен к занятиям кафедр – систематической философии и греко-римской философии сроком на 3 месяца 1919 г октября 28 дня

Срок занятия кафедр продлен на следующие 3 месяца 1920 г марта 2 дня

Ввиду расстройства здоровья выехал в провинцию и занимал должность преподавателя психологии, логики, истории философии, педагогики, дидактики, систематической философии и истории человеческой культуры с историческими учениями прогресса научного мировоззрения на научных педагогических курсах города Сернур  1920 июня 15 дня

Имеются в неотпечатанном виде ученые труды.

Его преосвященством преосвященным  Иоанникием епископом Яранским 2 викарием вятской епархии определен кандидатом на священника, а его преемником преосвященным Сергием рукоположен во пресвитера к церкви во имя святого Митрофания Воронежского чудотворца г. Уржума 1922 февраля 28 дня

Его преосвященством  преосвященным  Сергием епископом Яранским, согласно своего прошения, перечислен к церкви с. Русского Билямора 1922 г. 24 марта.

Женат на Марии Михайловне урожденной Огородниковой, дочери протоиерея церкви г. Сернур, окончила 8 классов Елабужского епархиального училища, родилась 1895  июля 21 дня

Дети Варвара 21 ноября. Скончалась 1 1922 марта от оспы, погребена при церкви с. Русского Билямора».

   Пока шло следствие и вызывались свидетели, о. Василий, видимо, пользовался свободой и продолжал совершать службы, поскольку имел подписку о невыезде из г. Уржума. Значит, серьезных доказательств его вины чекисты пока не имели, не считая  словесной лжи обновленцев. Обновленцы тоже не сидели сложа руки, стремясь во что бы то ни стало уничтожить опасного противника. С этой целью они подсылали, например, двух человек буйствовать в квартире о. Василия. Так в первый день Пасхи 1924 г. в квартиру Половникова явился в пьяном виде близкий родственник епископа Филарета (Домрачева) и буйствовал здесь (по словам отца Василия).  В июне того же года в квартиру к священнику пришел брат Иван, который тоже буянил и угрожал ему, что если он не изменит отношения к обновленцам, то окажется сначала в тюрьме, а потом его направят в Вятку, в сумасшедший дом.

  В то же время о. Василий сам успел провиниться перед властью еще 2 раза, например, когда ездил в Вятку и Сернур без разрешения на выезд Уполномоченного, нарушив подписку о невыезде. 21 сентября 1924 г. о. Василием было совершено в церкви во время причастия «чудо», когда тело Христово оказалось кусочком угля. Позднее на допросе о. Василий рассказывал, что после причастия некий гражданин закричал, на что батюшка не обратил внимания, посчитав его душевнобольным, каковых во множестве ходило в церковь. Взглянув же на него, о. Василий увидел, что тот держит в руках обуглившееся причастие, достал платок и хотел уже его положить в карман, но оно было отобрано присутствовавшими на причастии диаконами. До этого батюшка никогда этого человека не видел; не видели его и другие священники. Верующие назвали это событие «обуглившимся причастием», но некоторые священнослужители отнеслись к этому с подозрением, считая, что о. Василий ловким образом заменил тело Христово на уголь с полу. На мой взгляд, здесь имела место очередная чекисткая провокация, когда на причастие был подослан обновленцами или чекистами для дискредитации Половникова в среде тихоновского духовенства и верующих неизвестный человек, до этого никогда не бывавший на богослужении, а подобный обман с «чудом», новость о котором сразу разнеслась по городу, преследовался по закону. Вина батюшки росла в размерах как снежный ком, и в конце концов он был арестован, обвиненный уже по всем статьям.

 В конце 1924 г. о. Василий попал в заключение в Рабдом г. Уржума.  9 октября он был допрошен. На допросе о. Василий отверг все обвинения в его адрес, но это не помогло.

  По его делу было вынесено следующее заключение:

«1.Произведенным следствием установлено, что гражданин Половников во время восстания в г. Нолинске при посещении города белогвардейской бандой Степанова  в августе месяце 1918 г. принимал вооруженное вмешательство для свержения существующего строя рабоче-крестьянского правительства (см. ст. дела 5, 6, 11 и 24) и при уходе белогвардейцев из г. Нолинска Половников, зная, что его участие в банде Степанова не останется безнаказанным, скрылся из г. Нолинск (см. ст. дела 5, 6, 11, 12 и 24), хотя последнее и указывает, что он из Нолинска уехал не с целью скрываться, а с целью продолжить учение, сомнительно,  т.к. это подтверждается только лишь показаниями матери и своими, причем здесь необходимо указать еще на тот факт, что брат Половникова Василия - Половников Иван - указал о выезде брата его не в 1918 г., а в 1919 г. (см ст. дела 10), как видно, не сговорились как показывать. Означенное преступление предусматривает ст. 60 УК РСФСР как участие в организации, действующей в целях захвата власти на местах.

 2. Гражданин Половников  будучи обязанным подпиской о невыезде из пределов г. Уржума, нарушил таковую и без ведома Уполномоченного выехал в г. Вятку, хотя последний и указывает, что он в Вятку из г. Уржума отлучался с ведома Уполномоченного, но разрешение ему на выезд дано не было, кроме того, Половников приезжая из Вятки вторично не поставил в известность Уполномоченного, выехав в Сернурский кантон Марийской области. Нарушение подписки не отрицает и сам обвиняемый. Означенное преступление предусмотрено ст. 223 УК РСФСР.

3. Из копии листа священника Букетова на имя епископа Филарета, присланного нам Уполномоченным Уржумского викарного Управления Косолаповым усматривается, что гражданин Половников в период Кронштадского восстания вел агитации против советской власти, за что был задержан под арест в МаробЧК, но освобожден под поручительство, перед арестом якобы скрылся из Сернура (см.  ст. дела 30, 36).

4. Помимо вышеуказанного, Половников  в целях привлечения темных масс к себе и к церкви, а этим самым и увеличивая свой доход 21 сентября 1924 г. устроил чудо над 1 мужичком при принятии причастия, причем большинство церковнослужителей чудо «обуглившееся причасти» за чудо не признают, а сам этого Половников в своем показании не отрицает, хотя он все таки уголь называет обуглившимся причастием, а остальные церковнослужители просто считают это обманом и настоящим углем поднятым с полу (см. ст. дела 28, 29, 41, 42, 16). Означенное преступление предусмотрено по ст. 120 УК.

 Основываясь на вышеизложенном, я полагаю привлечь священника Половникова Василия Васильевича 28 лет происходящего из граждан г. Нолинска находящегося под стражей при Рабдоме в г.Уржуме к ответственности по ст. 60, 120 и 223 УК РСФСР. Для каковой цели дело за № 1 о Половникове Василии Васильевиче на основании ст. 97 Уголовного процессуального кодекса РСФСР направить в Вятский губотдел областного государственного политического управления (в секретный отдел) на расписку, обвиняемого  - Половникова перечислить содержанием за Вятским губернским отделом ОГПУ, направив такового в г. Вятку.

Уполномоченный Вятского губернского отдела ОГПУ по Уржумскому уезду Соловьев».

    Как видим, чекисты не посчитались с показаниями родных батюшки,  видимо, уже имея установку сверху «посадить» настырного батюшку, столько крови попортившего обновленцам, ложь которых была принята за чистую монету. После этого о. Василий был переведен в Рабдом г. Вятки, где содержался до лета 1925 г. В протоколе допроса от 16 декабря 1924 г. запечатлелись его анкетные данные, в которых 28-летний священник  был обозначен как происходивший из мещан г. Нолинска, служитель культа прихода Уржумского Троицкого собора, по имущественному положению бедный, без каких-либо политических убеждений, имеющий педагогическое образование; в семействе у него жена и мать. Адрес – г. Уржум, ул. Тургенева, дом № 22 у Киселевой (видимо, снимал жилье).

На этом допросе священник Половников снова блестяще опроверг все выдвинутые против него обвинения, наглядно показав всю ложь обновленцев. В Степановском восстании он не участвовал и безвыездно проживал в Нолинске до декабря 1918 г., в противном случае, говорил священник, «если б было какое-либо мое участие в банде, то этот факт, несомненно, был бы обнаружен Уездной Чрезкомисией и мне было б предъявлено соответствующее обвинение, чего до сего времени не было». Не был он осужден и в Сернуре, где ему действительно было предъявлено обвинение в контрреволюционной деятельности, но за недоказанностью было снято, и он под судом быть не мог и уж тем более не мог разыскиваться ОГПУ, а ему, наоборот, был представлен беспрепятственный проезд в Архангельский университет. Не имело место и нарушение подписки, т.к. в Вятку он ездил с ведома Уполномоченного.

   Все обвинения в свой адрес отец Половников называл происками своих врагов-обновленцев – епископа Филарета, священника Георгия Чемоданова (того самого, которого прихожане выбросили из храма), уполномоченного Косолапова, своего брата Ивана, а также священников Бенедиктова и Шишова (причем той же тихоновской ориентации, видимо настроенных против него после истории с «чудом») и нолинского диакона Гаркунова, действия которых ограничивались, как уже говорилось, не одной агитацией. Про них на другом допросе батюшка говорил, что обновленческое духовенство «во всякое время способно устроить мне как не приверженцу обновленчества всякие гадости».

   Все доказательства, приведенные батюшкой (а подтвердить их могли по его словам многие люди), не возымели действия. Видимо, в ОГПУ была уже установка «сверху» «закрыть» этого активного тихоновца. 17 декабря 1924 г. начальником секретного отдела Вятского ГООГПУ Мухачевым было вынесено по его делу следующее заключение:

 «Нашел :

 Агентурными сведениями ГПУ установлено, что Половников Василий Васильевич до революции служил в различных правительственных учреждениях на технических должностях и при штабах в старой армии, после революции, выучившись в Нолинске, в 1918 г., принимал участие в работе степановской банды, оперирующей по линии Нолинск-Казань, с бандой ушел к колчаковцам и скрывался до 1920 г., вторично вернулся в Нолинск уже священником. Прикрываясь церковными лозунгами  Половников в 1923-1924 гг. в нескольких уездах Вятской губернии развернул антисоветскую деятельность, выразившуюся в массовой агитации о неповиновении патриарху Тихону, устройстве собраний и лекций, которыми объединял вокруг себя реакционный элемент духовенства, создании в крестьянстве недоверия к советской власти и подрывая авторитет ея. Будучи заобязанным подпиской о невыезде из г. Нолинска Половников трижды нарушил таковую разъезжая по губернии с агитацией. Устроил собственноручно «чудо». Показаниями свидетелей указанное выше подтверждено.  Показания обвиняемого сбивчивы, неоткровенны, противоречивы в себе, частично Половников в преступлении сознался.

 Считая преступную деятельность Половникова Василия Васильевича установленной, полагаю следственное дело передать на рассмотрение особого совещания коллегии ОГПУ с предложением: гражданина Половникова Василия Васильевича как социально и политически опасную личность заключить в концлагерь. Обвиняемый Половников  содержится под стражей при Рабдоме».

 После вынесения заключения батюшка еще полгода томился в Вятском Рабдоме. Суд над уржумским священником был произведен только 19 июня 1925 г., когда Особым совещанием при коллегии ОГПУ он был осужден на 3 года лагерного заключения. В дальнейшем вернувшись из заключения, он некоторое время служил священником церкви с. Никулицкое Кировского района, но здесь тоже был арестован и 21 сентября 1932 г. по ст. 58 п. 10 УК РСФСР, также подвергнут 3 годам лишения свободы. Позднее батюшка выходит из духовного звания, и возвращается в родной Нолинск. Здесь в 1937 г. он снова был арестован, уже как бухгалтер артели «Ударник». На этот раз власть его не пощадила, и 29 сентября 1937 г. особой тройкой при УНКВД Кировской области бывший священник был приговорен к расстрелу по ст. 58 п. 10. Расстрелян священник Половников  был 14 октября 1937 года. Так закончил свою жизнь один из выдающихся и замечательных пастырей Уржумской земли.

 


Назад к списку