ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Исповедники Вятского севера

                                       Исповедники Вятского севера

    Север Кировской области – Лальский, Подосиновский и Лузский районы – вошли в нее из состава бывшей Архангельской губернии только в 1941 году.  К этому времени на их территории уже не было действующих храмов, все были закрыты в конце 1930-х годов. Параллельно с этим прошли и репрессии духовенства. Интересно, что следственные дела их сохранились в архиве ГАСПИ КО, хотя они тогда еще не имели отношения к Кировской области.

 Особенно много процессов прошло в страшном 1937 году. В Лальском районе были арестованы священники – братья Баклановские. Старший из них  -  Александр Александрович – служил в кладбищенской церкви г. Лальска. Согласно «анкете арестованного», родом он был из семьи священника села Лойма современной республики Коми, 1868 г.р. В молодости он получил среднее образование,  имел свое хозяйство, довольно справное, т.к. нанимал работников до 5 человек. Потеряв все имущество в советское время, Александр Баклановский, видимо, и стал священником, был назначен в город Лальск. Впрочем,  вскоре Лальск потерял городской статус, став обычным селом.   В 1933 г. батюшка  был штрафован 500 рублями «за порчу церковного имущества». В следственном деле про него сообщалось: «Проживая в с. Лальске Баклановский  среди прихожан вел контрреволюционную агитацию: распространял слухи о войне, голоде и гибели советской власти, клеветал на большевистскую партию и советское правительство». Сам он говорил на допросе:  «Посещать квартиры кого бы то ни было опасно, т.к. может вызвать подозрение со стороны органов НКВД. Всякая власть есть от Бога в т.ч. и советская, в этом деле никакой заслуги большевиков нет, разница между царской и советской властью та, что советская власть дана за грехи народа. В 1937 г. советская власть должна погибнуть. После этого будет жестокая война. Коммунисты зашли в тупик, хвастали, что они построят коммунизм, а теперь видят, что ничего не выходит, и начали сдавать свои позиции, восстанавливать в правах всех кулаков. Опомнились, но поздно. Конец неминуем, и его не предотвратить никакими уставами и реформами». Разумеется, после такого он остаться на свободе просто не мог…

                                  Младший Баклановский – Авенир Александрович - был арестован в том же 1937 году. Он тоже родился в селе Лойма в 1885 г. В молодости получил среднее образование, имел до революции  собственный дом, лошадь, 3 коровы и землю. В 1930-е годы служил в церкви с. Алешево Лальского района; в 1930 г. был судим на 1 год лишения свободы. Перед арестом имел с матушкой Юлией Харлампиевной семью с 4 детьми.

  В заключении по его делу сообщалось: «Являясь враждебно настроенным лицом к советской власти, занимался контрреволюционной агитацией против мероприятий партии и советской власти, высказывал клевету на новую сталинскую Конституцию…. Священник Алешевской церкви Б. на протяжении ряда лет поддерживал связь с духовенством Лальского района в контрреволюционных целях. Получил контрреволюционную директиву епископа Клементьева, в которой  высказывалась клевета на мероприятия советской власти, и по ознакомлении переслал другим священникам. Помимо этого в 1936-1937 гг. проводил агитацию против колхозов и клеветал на новую советскую Конституцию.  Допрошенный в качестве обвиняемого  Баклановский Авенир Александрович  признался только в том, что он действительно знакомился с контрреволюционной  директивой епископа Климентьева и переслал ее другим священникам, в остальном свою виновность отрицает».

  В это же время в с. Утманово Подосиновского района служил священник Николай Андреевич Вотчинский. Биография его в «следственном деле» изложена довольно скупо – родился 9 июня 1889 г., сын служителя церкви, образование среднее. До 1935 года имел имущественное положение «выше среднего», после 1935 г. имущество было распродано за неуплату налогов.

  Из «Справки  на согласование ареста»:

«Подосиновское РО УНКВД СО  располагает данными, что служитель культа (поп) Вотчинский систематически занимается религиозными обрядами, хотя на территории  данного сельсовета церковь закрыта.

Вокруг себя группирует церковников, производит тайные сборища по вопросам агитации среди населения с распространением религиозного  дурмана и за открытие  церкви, группируемой массе дает инструктажи об агитации  против советской власти и мероприятий.

 В 1936 и 1937 гг. неоднократно  собирал тайные сборища верующих, среди которых  занимался контрреволюционной агитацией, направленной против ВКП(б) и советской власти, против работы в колхозе, агитировал за открытие церкви, призывал массы объединиться и действовать организованно, распространял контрреволюционные измышления против советской власти и о том, что в колхозе плохо и работать  не надо».

 Выдал свою «справку» и Утмановский сельский совет: «Выдана Утмановским с/с  Подосиновского района на Вотчинского Николая Андреевича в том, что семейное положение женат, по социальному положению в прошлом и настоящем служитель культа  верующих (поп), проживал на территории  Утмановского с/с с 1914 г. Общественно-политическим трудом не занимается, а занимается распространением  среди населения религиозного дурмана. С начала 1935 г. до последнего времени исполнял религиозные обряды на кладбище, стягивал население до 200 человек,  а также систематически ходил по деревням с/с в квартиры  колхозников, распространял религиозный дурман. В результате его действий население, введенное в заблуждение,  крестило детей в возрасте 3 и более лет».

 Под давлением таких «фактов» и, видимо, физическим, священник Вотчинский признал свою вину: «Да, виновным  я себя признаю. На протяжении всех лет существования советской власти я был недоволен мероприятиями  ВКП(б) и советской власти. В частности, после закрытия церкви в Утманово, где я служил священником, чтобы не потерять верующих людей, тем самым доход, я начал сколачивать вокруг себя церковный актив, который агитировал за открытие церкви и сам принял в этом активное участие… Я так же был недоволен с политикой ВКП(б) по вопросу раскулачивания кулака и ликвидации  его как класса…»

   Всего на территории севера Кировской области было репрессировано несколько десятков служителей Церкви, но уже на изложенных биографиях трех людей можно убедиться, за что они преследовались и несли свой крест…


Назад к списку