ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Ложкины

Ложкины

 

    В далеком 1838 году в городе Орлове в семье священника Михаила Ложкина родился сын Иван, будущий пастырь Церкви Христовой. Позади у него была уже богатая священническая родословная; Ложкины были одним из самых древнейших и многочисленных вятских священнических родов. В архивных документах Ложкины упоминаются еще за 1741 г.  В свою очередь сыновья о. Иоанна тоже станут служителями Церкви.

  После окончания духовной семинарии в 1860 г., он был определен учителем Истобенского училища. В селе Истобенском он познакомился со своей будущей женой – Марией Ивановной Сушковой. Она была дочерью священника Николаевской церкви, безвременно скончавшегося в 1861 году. 26 мая 1861 г. Иван Михайлович был рукоположен в сан священника к Истобенской Николаевской церкви. Произошло это уже после смерти о. Иоанна Сушкова и новый священник был назначен на его содержание, с условием содержать семейство умершего священника. От этого обязательства он был освобожден в 1868 г., когда дети батюшки закончили учение в духовных училищах и начали самостоятельную жизнь. В Истобенском о. Иоанн служил больше 10 лет, здесь у него родилось двое сыновей.

  С 1874 г. в жизни о. Иоанна прошла череда приходов: 1874 г. – с. Гороховское Орловского уезда, 1875 г. – с. Лекма Слободского уезда, 1876 г. – с.Сивинское Сарапульского уезда, 1877 г. – с. Уватуклинское Малмыжского уезда, 1885 г. – с. Березовское Орловского уезда. В этот период в семье священника родился еще один сын и две дочери. В «послужных списках» батюшки за период служения в Лекме сообщалось, то говорит он одну проповедь, а в Уватуклинском – «Ведет себя трезво и скромно. Поведения доброго». Во всех приходах, по данным «клировых ведомостей» содержание священнослужителей было скудным, только за счет ружных сборов по приходу. « Клировая ведомость» Уватуклинской церкви за 1877 год сообщает: «На содержание священноцерковнослужителей ни жалования, ни постоянного оклада не получается, а потому содержание их скудно.  Прихожане при открытии села хоть и обязались продовольствовать в содержании священноцерковнослужителей, как хлебом, так и денежным вознаграждением за требоисправления, но по причине неурожая  в хлебе сами обеднели и потому не выполняют по положению».  Священники в означенных селах жили в казенных домах. Отец Иоанн вел скромную жизнь сельского батюшки, посвящая время только богослужениям и преподаванию Закона Божьего в сельских школах. В его «послужных списках» этого периода нет упоминаний ни о должностях, ни о наградах.

  14 января 1890 г. о. Иоанн был перемещен в с. Высокогорское Котельничского уезда.  Здесь он прожил последние годы жизни. В Высокогорском о. Иоанн был законоучителем в церковно-приходской школе. В 1890 г. он стал членом  двух Вятских миссионерских обществ – Вятского миссионерского общества и братства святителя и чудотворца Николая. В последние же годы жизни батюшка получил впервые за жизнь заслуженные награды: благодарность святейшего Синода и архипастыря, набедренник, скуфию и камилавку.

13 октября 1898 г. о. Иоанн отошел ко Господу. Перед кончиной он болел и не служил, о чем свидетельствуют записи в метрической книге Высокогорского прихода; последние требы были им совершены в начале октября.  В той же метрической книге было записано, что кончина произошла «от боли сердца», но батюшка успел исповедаться и причаститься у уездного наблюдателя о. Иоанна Вознесенского. Погребение его состоялось 18 октября в церковной ограде в присутствии 10 священнослужителей, включая сына и зятя. Вдова батюшки Мария Ивановна прожила после его кончины в Высокогорском еще много лет; последнее упоминание о ней датируется 1912 годом. «Должности никакой не занимает, живет у сыновей»,  – сообщала о ней «Ведомость о вдовых» за 1910 год.  Интересно, что в эти же годы еще была жива ее мать, вдова священника Иоанна Сушкова, последнее упоминание о которой тоже датируется 1912 годом.  По воспоминаниям родственников, после смерти батюшки матушка Мария жила в Кронштадте, где служил в сане священника ее сын   Николай, а после его мученической смерти – у сына Михаила в с. Никулята Яранского района. Здесь она отошла ко Господу в 1931 году.

В семье о. Иоанна и матушки Марии было пятеро детей – три сына и две дочери. Все они, кроме сына Владимира, пошли по духовному пути. Старший сын Владимир закончил Казанскую Духовную академию, женился на дочери священника Дьяконовой Алевтине Аполлоновне, но выбрал для себя светскую карьеру, став адвокатом. Умер он в молодом возрасте, уйдя из жизни 20 мая 1913 г. в г. Яранске от менингита. Жена Владимира Ивановича, Алевтина Аполлоновна, окончила Казанскую Мариинскую гимназию и всю свою жизнь работала учительницей.   Жили они в Санчурске, затем в Яранске. У них было четверо детей, дочь и три сына. Младший сын родился уже после смерти отца. С  1919 года Алевтина Аполлоновна с детьми жила в селе Кувшинском. Почти до самой смерти в 1953 году она работала  учительницей в Кувшинской школе. За многолетнюю педагогическую деятельность она была награждена двумя орденами Ленина в 1944 и в 1949 году, являлась заслуженным  учителем России. Ее сыновья Виктор, Владимир  и Владислав как участники Великой отечественной войны, были награждены многими орденами и медалями. Виктор Владимирович, несмотря на тяжелое ранение, полученное в декабре 1941 года и инвалидность (паралич нижних конечностей), окончил Кировский пединститут и стал учителем Кувшинской школы. Большой силы воли был человек. О нем в 50-70-е годы часто рассказывала областная пресса. Владимир Владимирович многие годы был директором  школы. Под руководством братьев Ложкиных в школе работал технический кружок. Эти замечательные, талантливые люди смогли увлечь детей творчеством. Созданные много лет назад макеты судов, архитектурных памятников и ансамблей и сегодня поражают мастерством и точностью исполнения. Тогда все детали вырезались вручную. Это был очень кропотливый труд. На создание макетов иногда уходило 2-3 года. Так в селе был создан школьный музей. В 50-70-е годы музей пользовался большой популярностью в районе и области, здесь регулярно проводились экскурсии. После смерти учителей Ложкиных в начале 70-х годов, музей постепенно стал утрачивать свою популярность. Но в селе Кувшинском помнят и чтут память о династии учителей Ложкиных, а  в музее создана посвященная им экспозиция.

  Сыновья о. Иоанна Николай и Михаил стали священниками, служение которых выпало на тяжкий период гонений на веру Православную. Михаил после окончания семинарии служил диаконом в селах Высоково и Балахна Котельничского уезда. 2 февраля 1895 г. он был рукоположен в сан священника к церкви с. Балахны. 13 сентября 1899 г. о. Михаил был перемещен к Покровскому собору г. Царево-Санчурска и прослужил в этом храме всю свою жизнь, возможно даже до его закрытия. До революции о. Михаил проходил должности законоучителя городского двухклассного женского училища и женской гимназии, по избранию духовенства назначался ревизором Царево-Санчурского епархиального свечного склада в 1903-1912 гг., духовным следователем по городу; кроме этого он был членом обоих вятских миссионерских обществ. Имел такие награды, как камилавка, благословение святейшего Синода, наперсный крест и медаль в память царствования Александра 3. В отличие от сельских священников, семье о. Михаила, как городского священника, не приходилось бедствовать – он получал содержание из казны, имел доходы от ружных сборов, сенокосной земли и преподавания Закона Божьего. Жена батюшки Капитолина Дмитриевна происходила из рода священников Лучининых.  Она рано ушла из жизни 5 апреля 1914 г., оставив после себя четверых детей. Двое ее сыновей Анатолий и Дмитрий не пошли по стопам отца, а стали светскими людьми. Правнучка о. Михаила Н.В.Богомолова вспоминает о батюшке: «Михаил Иванович Ложкин был очень интересным и образованным человеком. Много читал - у него была огромная библиотека. В течение многих лет он выписывал приложение к журналу Нива. Страсть к чтению он передал и своим детям. А еще он очень хорошо пел. Пел в кругу своих родных и на сельских праздниках».

  Отец Михаил упоминается в «Деле о передаче имущества…» за 1925-1926 гг. как протоиерей Покровского собора г. Царево-Санчурска. Это, к сожалению, последнее упоминание о батюшке в архивных документах. По воспоминаниям родственников, батюшка, благодаря тому, что оставил духовное служение,  смог избежать репрессий и в последние годы жизни жил в с. Никулята Яранского района и отошел ко Господу в 1945 г. В следующем, 1946 г. в селе вновь был открыт храм. Батюшка совсем немного не дожил до его открытия.

  Интересно, что в 1949 г. настоятелем церкви с. Никулята был назначен один из представителей древнего рода Ложкиных – священник Дмитрий Александрович Ложкин. В Государственном архиве Кировской области сохранилась его «Учетная карточка», из которой можно узнать, что о. Димитрий родился 24 октября 1892 г. в  с. Пачи Яранского района, закончил 2 класса духовной семинарии, в 1928 г. был рукоположен в сан священника. В разные годы он служил в селах Даровское, Круглыжи, Бийское, был судим по статье 58, но неизвестно, имел ли он отношение к семье, которой посвящен этот очерк.

  Более трагичной была судьба о. Николая Ложкина, которая была безжалостно переломана колесом Гражданской войны. Родился о. Николай в с. Лекма 13 мая 1877 г., закончил духовную семинарию и сочетался браком с дочерью священника Ольгой Ивановной Яхонтовой. Матушка Ольга тоже рано ушла из жизни, не оставив после себя детей. С 1899 по 1903 гг. о. Николай служит в Христо-Рождественской церкви с. Шурмы Уржумского уезда, но после смерти жены батюшка решает целиком посвятить себя духовному служению. Он покидает Вятскую землю и приезжает в г. Санкт-Петербург, где в 1909 г. заканчивает духовную Академию и получает назначение в город Крондштадт. В этом городе о. Николай прожил последние годы жизни. В 1909-1913 гг. он служит в церкви святителя Николая Чудотворца при первом учебном флотском экипаже и мужской гимназии Кронштадта, затем в Богоявленской церкви. В смутном 1918 г. о. Николай Ложкин становится настоятелем храма Святого Николая Чудотворца при Морском манеже, наблюдая в то же время все ужасы революции. Ведь именно в Кронштадте красные топили в море всех тех, кто был не согласен с новым режимом. Именно здесь была придумана «гидра революции» - когда к якорю привязывали цепями 3-4 человек и опускали его в море вместе с жертвами.

   В 1919 г. церковь была закрыта (домовые храмы закрывались первыми),  а имущество  ее было передано в знаменитый Морской собор. Туда же перешел служить и о. Николай в качестве простого священника. Там его и застал знаменитый Кронштадский мятеж 1921 года. После его кровавого подавления, начались аресты кронштадского духовенства. «За неприятие мер к снятию наблюдательного пункта восставших с купола Морского собора». Чрезвычайной комиссией особого отдела особого отдела охраны Финской границы были арестованы священники собора, председатель Церковного совета и несколько служителей храма. Священники Василий Братолюбов, Николай Ложкин и председатель Церковного совета Иван Деркаченко, капитан 1 ранга, участник русско-японской войны 1905, заслуженный офицер флота были расстреляны 28 марта 1921 года. Остальные служащие собора были осуждены на 5 лет лагерей. Кроме того, за отпетие убитых повстанцев был арестован настоятель Андреевского собора протоиерей Николай Симонов, но вскоре освобожден. К сожалению пока неизвестно, где были преданы мученической смерти кронштадские пастыри. События эти очень схожи с тем, что происходило в Уржумском уезде Вятской губернии после подавления Степановского мятежа осенью 1918 г. Здесь священники с. Лебяжье тоже были расстреляны тоже «за неснятие» наблюдательного пункта мятежников с колокольни церкви, а протоирей Уржумского собора о. Иоанн Короваев арестован за отпетие мятежников в храме и тоже вскоре освобожден…

   Обе дочери о. Иоанна Ложкина Варвара и Лидия вышли замуж за священников, но о жизни их пока мало известно. Лидия Ивановна стала женой священника с. Семеновское Котельничского уезда Василия Федоровича Свечникова, тоже представителя древнего священнического рода (Свечниковы во множестве  упоминаются в «клировых ведомостях» Вятской губернии еще за 1741 г.). До революции о. Василий, сын псаломщика, позднее ставшего священником, был законоучителем различных училищ и членом обоих Вятских миссионерских обществ. Был он человеком незаурядных способностей и 1915 г. в его «послужном списке» сообщалось: «Сказал 16 проповедей, из них 7 своего собственного сочинения и 9 по книге». Батюшка служил в Семеновском до революции, воспитывая с женой сына и дочь. После революции о.Василий оставил духовное служение и работал рабочим железно-дорожного транспорта на станции Лобня. Здесь 8 марта 1933 г. он был арестован по обвинению в антисоветской агитации и 16 марта того же года ОСО при ОГПУ осужден на три года лишения свободы. О дальнейшей судьбе батюшки ничего не известно, даже родственникам.

  Варвара Ивановна вышла замуж тоже за человека незаурядных способностей – священника Владимира Ильича Ковина. Об этом говорит тот факт что, несмотря на свое крестьянское происхождение, он смог закончить духовную семинарию с золотым отличием – аттестатом первого разряда. Родился будущий священник 4 июля 1879 г. в с. Окатьевское Котельничского уезда. Его отец тоже смог выбиться «в люди» и впоследствии служил делопроизводителем в воинском присутствии в г.Котельниче. По семейной легенде Владимир стал священником благодаря следующему случаю. Когда в детстве Володя сильно заболел, его мама под влиянием набожных тетушек дала обет, если сын выживет отдать его в услужение Господу. Мальчик выжил и стал священником. 

 Свадьба Владимира и Варвары произошла летом 1900 г.  Внучка о. Владимира И.Н.Ковина пишет: «Где они познакомились мне не известно. Венчанию предшествовал роман в письмах, некоторые из них сохранились. Читать их удивительно интересно: теперь мы не умеем так писать и так выражать свои мысли и чувства. Володя и Варя очень любили друг друга и пронесли эти чувства через всю свою жизнь. Но тогда, в 1900 году, мама Вари, Мария Ивановна Ложкина, долго присматривалась к Владимиру – ведь он был не из духовных».

  16 июня 1900 г. Владимир Ковин был рукоположен во священника к церкви с. Галицкое Яранского уезда и прослужил здесь около 10 лет, в разные годы занимая должности заведующего и законоучителя Галицкой церковно-приходской школы и духовного следователя по благочинию; был членом братства святителя и чудотворца Николая. 16 сентября 1909 г. о. Владимир уходит за штат, поступив в Казанскую духовную Академию. Об этом краткоупоминала епархиальная хроника. В 1913 г. семья его (жена и трое детей) вновь возвращается на Вятскую землю, поселившись в г. Яранске, в доме, принадлежащем Александро-Невской церкви. Отец Владимир в тот период не числится в штате ни в одном из храмов города и потому не упоминается в их «Ведомостях», а занимается законоучительством в городской мужской гимназии. В 1915 г. епархиальная хроника сообщала, что 15 июля сего года «за усердную и полезную службу в должности законоучителя гимназии» о.  Владимир Ковин был награжден скуфией. После революции, когда гимназия была закрыта, а ее выпускники в большинстве своем сгинули в подвалах «чрезвычаек» (их вычисляли по фуражкам и форме), о. Владимир служит сначала в одном из храмов г. Яранска, а затем переезжает в г. Вятку. Позднее он стал известным обновленческим епископом и был репрессирован. 


Назад к списку