ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Духовенство села Лаж

                                            Священники из селышка Лаж

 

  В  начале XX века при церкви с. Лаж Уржумского уезда  служило три священника, один диакон и несколько псаломщиков. Жили они в казенных и собственных домах, пользовались большим участком земли, выделенным от прихода, который сдавался в аренду крестьянам. Жалования лажским священнослужителям не полагалось, и жили они за счет даяний верующих, платы от сдачи церковной земли в аренду и преподавания Закона Божьего во множестве школ прихода. Огромный приход со множеством деревень позволял им жить безбедно. В церкви с. Лаж служили люди интересных судеб, о которых следует рассказать особо.

 Первым из всех служивших в с. Лаж в XX столетии был направлен сюда в 1875 г. священник Николай Федорович Домрачев. Интересно, что незадолго до этого он служил здесь учителем и был перемещен сюда по своему прошению. В 1915 г. ему было уже 67 лет. Родился о. Николай 30 апреля 1848 г. в семье дьячка с. Лобани Нолинского уезда. Закончил курс Вятской духовной семинарии с аттестатом 2 разряда 21 июня 1870 г. После этого вся его жизнь оказалась связанной с делом народного образования. Даже став священником, Николай Федорович  продолжал преподавать Закон Божий. С 1870 по 1871 гг. студент Домрачев служит учителем при Сырчанской земской школе Нолинского уезда. В 1870 г. Николай Федорович был впервые направлен в с. Лаж в качестве законоучителя к земской школе и служил здесь около года. Видимо, красота лажских мест так глубоко запала в душу молодого человека, что позднее он принял решение вернуться сюда как священник. С 1872 по 1875 гг. Николай Федорович служит на той же должности в лебяжской земской школе. Здесь же, в Лебяжье, произошло его знакомство и венчание с дочерью местного священника Филиппа Юферева Клавдией, 1854 года рождения. Ее отец был известен как большой радетель народного просвещения. После того как сельская приходская школа перешла в ведение земства, по настоянию о. Филиппа в Лебяжье открылась домашняя церковно-приходская школа. Но, надо сказать, большой любовью у учеников она не пользовалась, и вскоре занятия прекратились из-за постоянного сильного печного угара.

 С 1873 г. учитель Николай Домрачев служил при лебяжской Николаевской церкви дьячком, а в 20 июня 1875 г. был определен на должность священника в с. Коппово Малмыжского уезда. В том же году он был рукоположен в сан священника к церкви с. Лаж, в которой прослужил всю свою последующую жизнь. Здесь о.Николай продолжал заниматься народным просвещением: с 1875 г. в Лажской церковно-приходской школе, даже после реорганизации ее в земскую, ее заведующий с 1880 г.; позднее просто преподаватель Закона Божьего до ее закрытия в 1918 г. Кроме того, о.Николай преподавал Закон Божий в школах д. Шои и Мошкино, проходил несколько должностей – следователя по духовным делам (1900-1911 гг.), по избранию духовенства депутата на Нолинском окружном училищно-духовном съезде от благочиния (1894-1897 гг.). С 1883 г. он являлся членом миссионерского братства святителя и чудотворца Николая, а с 1905 г. – общества Красного Креста. За свою многополезную службу, батюшка имел множество наград: набедренник (1884 г.), скуфия (1895 г.), камилавка (1905 г.), наперсный крест (1911 г.), благословение Святейшего Синода (1893 г.) и медали в память 25 летия церковной школы и в память царствования императора Александра III. К 1915 г. в семье о. Николая и матушки Клавдии восптывалось четверо детей: Вячеслав, Аркадий, Феофания и Зинаида. Самые старшие дети, сыновья, уже не жили с родителями. Так, Вячеслав работал аптекарским помощником, а Аркадий воевал на фронте Германской войны. Дочери батюшки на тот момент работали учительницами в Лажской и Кокшинской школах.

  Незадолго до революции на улицах села можно было еще встретить почтенного пожилого старца 80 лет, продолжавшего служить в храме. Это был заштатный священник Александр Николаевич Овчинников, который прибыл на служение сюда в 1885 г. да так и остался в Лажу до конца своих дней. Из «послужного списка» священника можно немного узнать о его жизни. Родился батюшка 11 августа 1834 г. в с. Верхолипово Орловского уезда. Закончил семинарию в 1856 г. С 1858 г. он служит в сане священника в различных селах Вятской губернии. После прибытия в Лаж, о. Александр назначается законоучителем Лажской ЦПШ, но преподавал недолго, до 1889 г. В 1891 г. – по избранию духовенства депутат Нолинского духовно-училищного окружного съезда, с 1892 г. - духовник по благочинию. По преклонности лет батюшку не загружали обременительными должностями, но он имел множество наград – набедренник, скуфью, камилавку, благодарность и сребро-позлащенный крест от Святейшего Синода, серебряную медаль в память царствования Александра III. С 1899 г. о. Александр состоял членом вятского миссионерского братства святителя и чудотворца Николая. В 1905 г. он вышел  заштат с получением хорошей пенсии – 300 р. от правительства и 18 р. из эмеритальной кассы духовенства. К 1915 г. все дети о.Александра и матушки Александры Михайловны, которой шел тоже 71 год, были уже взрослыми и служили священниками в разных местах губернии. В семье было 5 сыновей, из них только Григорий служил на светской службе – в Вятской контрольной палате. 28 апреля 1917 г. о. Александр отошел ко Господу и был торжественно  погребен в ограде Лажской церкви.

   После выхода о. Александра заштат, 23 октября 1905 г. в церковь с. Лаж был перемещен по прошению его сын Николай, 1879 г.р., позднее ставший ее настоятелем. Как и о. Николай Овчинников, он преподавал в земской школе с. Лаж незадолго до служения, в 1900-1903 гг. После этого был рукоположен в сан священника и служил два года в Предтеченской церкви г. Котельнича. Вернувшись на служение в с. Лаж, о. Николай связал с ним всю свою дальнейшую жизнь и упокоился навсегда в его земле. Здесь он был законоучителем двух земских училищ: Гаврюшатского и Марьятского, сообщалось, что «имеет уступленный по данному ему духовному завещанию деревянный дом, стоящий на церковной земле». Как и все другие лажские священники, о. Николай состоял членом братства святителя и чудотворца Николая, имел такие награды как скуфия и набедренник. После 1906 г. батюшка овдовел и воспитывал сам своих двоих детей Людмилу и Бориса, 1904 и 1906 г.р. Не был чужд он и благодеятельности. Например, в 1901 г. пожертвовал 2 рубля на постройку новой каменной колокольни при Всесвятской церкви г. Вятки.

   После 1917 г. в жизни о. Александра произошло множество событий и сам он прожил долгую жизнь. В 1920-е гг. батюшка со всем благочинием переходит в обновленческий раскол. Обновленцы, как известно, провели ряд реформ в жизни церкви – например, отменили монашество и разрешили священникам жениться не по разу. Поэтому не удивляет тот факт, что священник Александр Овчинников женился повторно. По словам старожилов, избранницей его стала женщина, ранее работавшая прислугой в его доме. От этого брака родилось еще двое детей – Орест и Анна. Вот что вспоминал о жизни священника в советские годы старожил села М.И.Пономарев:

 «Здесь служил священник Овчинников Николай. При мне он уже не служил, а жил просто с дочерью. Ему запретили служить, и он больше не служил. Притеснять его не притесняли, ссылать не ссылали. Настоящая его жена померла, а он держал прислугу, она уже при мне старушка была, и с этой прислугой стал сожительствовать. Звали ее Ксения. От первой жены у него остались дети Борис и 1 дочь, а от прислуги прижил, значит, Ореста и Анну. Ксения была старушка, небольшая ростом. Умерла вперед его, и он стал доживать у дочери, Анны, 1922 г.р. Здесь и умер.Я в1962 г., когда пришел из армии, сюда приезжал сын его Орест. О.Николай ничем не занимался, просто поп, поп. Несли ему подаяния: кто яиц, кто чего испекет. Сам он не держал ничего. С виду он был нормальный человек: здоровый, высокий, правда, в годах.

Анна работала здесь медсестрой. После смерти отца она уехала в Байсу, и до сих пор живет. Проработала всю жизнь медсестрой. Ее все там знают – медсестра Анна Николаевна. У нее есть дочь Людмила, но о.Николая она, наверное, не помнит.

  Дом был поначалу у них там, где сейчас старая почта. Она выстроена на его фундаменте. Он уже разваливается. Когда их раскулачивали, дом отобрали, и сделали там клуб. Он был там до войны, в войну и после войны. Там делали танцы, ставили пьесы. Я помню это очень хорошо, потому что мы пацанами туда бегали. Дом этот занимал большую площадь, он был на очень высоком фундаменте, поэтому поднимались туда по лесенке. В лесенке было приступок 5-6. Деревянная дверь была уже обшита дермантином. Вход находился с улицы, от реки, а окнами дом выходил на Лаж, окон было много. Мансарды у него не было, но потолок находился высоко. Был здесь подвал, че они там хранили, не знаю. Я туда не заглядывал. Ни ограды, никаких сараев уже не было.

 В самом доме все переделали. Там был большой зал, в нем поставили сцену, на которой пьесы ставили. Печи сломали и переложили. В подсобном помещении сделали гримировочную. Там были отдельные печи. А зал был танцевальный. Здесь же содержались техничка и завклубом. Где-то в 1954 г. клуб сломали и сделали из него столярку, а на фундаменте дома почту.

А о. Николай жил в старом доме у своей дочери. У ней и помер после войны.

Анна Николаевна к церкви не имела отношения, совсем другая была. Выходила замуж в Изиморку и работала медсестрой в Байсе. Здесь заболела и умерла. Ее дочь работала учительницей».

   Как видим, последние годы жизни батюшке пришлось жить исключительно на подаяния верующих. Мне удалось найти сведения в архиве Лебяжского ЗАГСа, согласно которым старый священник отошел ко Господу 23 мая 1943 г. в больнице села Лаж. Похоронили его на сельском кладбище.

  18 сентября 1900 г. в с. Лаж был направлен новый священник – Михаил Николаевич Романов, человек интересной и короткой судьбы. Происходил он из потомственной священнической семьи, родился 17 июля 1871 г. в слободе Кукарке Яранского уезда, закончил Вятскую семинарию и, к моменту направления в Лаж, успел послужить священником  в самых разных уездах – Котельничском, Орловском, Яранском. Последним в его жизни стал Уржумский уезд. Вместе с батюшкой прибыла его большая семья – матушка Надежда Михайловна, дочь священника, дети - Ольга, Николай, Мария, Ипполит, Анатолий и Иван. В Лажском приходе о. Михаил состоял законоучителем при земской школе д. Быково и ЦПШ д. Индыгойка, имел одну награду – набедренник. В его «послужном списке» за 1905 г. сообщалось: «Недвижимого имущества не имеет. Знает три поучения религиозно-нравственного содержания и 10 катехизических поучений. Весьма скромного поведения».

  В отличие от других пастырей, к Лажу о. Михаил не испытывал особенной любви. Прослужив здесь 10 лет, он без сожаления покинул его, перемещенный по прошению 8 ноября 1910 г. в с. Шурму того же уезда. В Шурме батюшка служил до своей преждевременной кончины в 1918 г. За это время он побывал на нескольких почетных должностях: например, назначался Уржумским земским собранием по просьбе попечительского совета при Шурминском училище попечителем Казанского учебного округа в 1911-1913 гг., духовником по благочинию с 1913 г., законоучителем Шурминской, Гужавинской и Максинерьской школ. За свою службу батюшка имел множество наград: камилавка, серебряный нагрудный знак в честь 50-летия утверждения земских училищ, медали в честь 25-летия церковных школ, Государя Николая II, царя Михаила Федоровича в память 300-летия Дома Романовых. В селе о. Михаил имел двухэтажный дом, в котором жила его большая семья; в Шурме у него родилось еще 5 детей.

По воспоминаниям родственников, о. Михаил Николаевич был спокойным, добродушным, хорошим семьянином, глубоко верующим человеком. Он говорил, что вера должна быть в душе, не показная. В 1918 г. его арестовали во время службы во времена известного «красного террора», посадили в тюрьму. Тогда широко преследовали за участие в антисоветском Степановском мятеже, затронувшего и Шурму, искали участников. Чекистам очень хотелось привлечь к ответственности и местного священника, как это им удалось сделать в Лебяжье со священниками. Отца Михаила действительно приговорили к расстрелу, но, как рассказывали потомки, его спасло заступничество какого-то влиятельного лица. Священника отпустили домой, но прожил он после этого недолго.

 Однажды батюшка  ездил за Вятку причащать больного, в дороге простыл и умер от крупозного воспаления легких 29 октября 1918. Отца Михаила похоронили в Шурме в ограде церкви, но в советское время надругались над его могилой, построив на ней туалет.

    27 февраля 1911 г. в Лаж прибыл на служение новый молодой священник. Звали его Александр Степанович Бессонов. Он имел лебяжские корни, родившийся 9 июня 1877 г. в с. Ветошкино в семье дьячка. Его отец, Степан Бессонов, прослужил церкви Божией больше 50 лет и тоже был коренным лебяжанином, родившийся в 1836 г. в семье псаломщика. С 1859 по 1880 гг. он служил в с. Ветошкино, а с 1886  до своей кончины в 1908 г. в с. Буйском. 15 декабря 1906 г. старый псаломщик в честь 50-летия духовного служения был награжден золотой медалью на Аннинской ленте с надписью «За усердие».

  Так что эта земля не была для о. Александра чужой: здесь служили Богу его дед и отец. Даже после окончания семинарии в 1898 г., Александр Степанович нес служение в родном Уржумском уезде: сначала учителем в Ройско-Шойском училище в 1898-1899 гг., потом священником в с. Токтайбеляк с 1901 г. Правда, с 1901 по 1910 гг. он нес служение на приходе с. Русаново далекого Орловского уезда. В Лажском приходе о. Александр преподавал закон Божий в трех училищах (Беляши-Быковское, Захарьевское и Кокшинское), состоял членом двух миссионерских обществ – братства святителя и чудотворца Николая и приходского миссионерского общества с 1903 по 1908 гг. С 1912 г. он избирался депутатом на Нолинский окружно-училищный съезд. Имел к 1915 г. награды набедренник и скуфию. В семье о. Александра и матушки Юлии Ивановны  воспитывались дети - Галина, Маргарита, Тамара, Лев и Александр.

   В страшные годы гонений на Церковь христову и обновленческого раскола батюшка Александр продолжал служить в Лажской церкви. После возникновения раскола он остался верен патриаршей Церкви и о нем еще будет речь в последующих главах. Правда, после революции, как и многие священники того времени, он работал на нескольких светских должностях: в 1920 г. – член правления и счетовод Лажского кредитного товарищества, в 1921 г. – бухгалтер потребительского общества. Позднее о. Александр все же покинул родную Лебяжскую землю и служил на других приходах бывшего Уржумского уезда. С 27 декабря 1935 г. и до своего ареста 5 декабря 1937 г. он служил в с. Зашижемье Марийского края. Арестован о.Александр был, как обычно в то время, по ложному обвинению,  и уже 31 августа того же страшного года расстрелян в г.Йошкар-Оле.

 Вот что вспоминала об аресте батюшки и дальнейшей жизни его семьи правнучка Н.А.Задорожная: «Его забрали ночью и увезли. Они имели свой дом, свой хозяйство, жила с ними нянечка, которая помогала присматривать за детьми. Была своя пасека, но дети все помогали по хозяйству дома, дом отобрали у них, детей выгнали из гимназии и мать зарабатывала на проживание  тем, что пела в церкви… После того, как его арестовали, бабушки мать жила с бабушкой и  моей мамой в Советске. По рассказам бабушки, Киры Александровны, жена Бессонова А.С. ездила в церковь на лодке через речку, пела в хоре в церкви, но простыла очень и умерла, похоронена там же. Бабушка вместе с мамой из-за голода уехали во Львов, где родилась и я. Вторая дочь, Маргарита Александровна, жила в Симферополе, где тоже похоронена. Все дети прадеда умерли, так и не узнав правду его смерти и дату смерти его».

  В начале XX века при Лажской церкви служило несколько диаконов. В мае 1908 г. в Лаж прибыл на служение Алексей Павлович Усольцев, но служил здесь недолго. Родился он 10 сентября 1863 г. в семье священника, окончил Елабужское духовное училище в 1879 г., в 1888 г. находился на военной службе.  Служил в различных селах губернии в сане диакона – в Спасо-Талице, Среднеивкино, Ишлык, Верхолипово, Сретенское, Сырчаны, Буйско-Архангельское. Затем временно запрещался в священослужении и высылался для исправления в Спасо-Орловский монастырь на 2 месяца. В таком запрещенном состоянии, как простой псаломщик он приехал в Лаж. Здесь 7 апреля 1909 г. вновь получил разрешение. О. Алексей состоял членом императорского человеколюбивого общества с 1898 г., медали в память царствования императора Александра Третьего и за перепись населения 1897 г., в которой принимал участие. В семье о. Алексея и матушки Евфимии Алексеевны воспитывалось 8 детей. Батюшка был владельцем одного из первых фотоаппаратов в селе, о чем свидетельствует фотография дома благочинного в с. Красноярском о. Григория Ушакова в 1910 г., сделанная им во время отъезда священника. Видимо, сам о. Алексей принимал участие в прощании с благочинным, уезжавшим  с семьей в далекий Слободской. Вскоре после этого, о. Алексей сам уехал из села, поскольку не упоминается в дальнейших документах церкви.

   На место о. Алексея прибыл новый диакон – Николай Васильевич Барляев. Жизнь этого человека сложилась таким образом, что он никогда прежде не помышлял о духовном служении. Родился он 5 июля 1879 г. в семье чиновника, окончил Вятское городское четырехклассное училище. С 1892 по 1898 гг. Николай состоял певчим Архиерейского хора; это и определило выбор его дальнейшего пути. 6 февраля 1898 г. он был определен псаломщиком к церкви с. Лекмы Слободского уезда. Позднее на той же должности он служит при храмах с.  Совья того же уезда и Преображенского собора г. Слободского. 11 апреля 1910 г. Николай Васильевич был рукоположен в сан диакона к церкви с. Лаж и служил здесь до революции. Дальнейшая его судьба неизвестна. В 1920-е гг. он уже не служил при Троицкой церкви.

 Кроме упомянутых людей в начале XX века при церкви с. Лаж служили псаломщики Алексей Васильевич Исаков, Петр Никифорович Хлыбов, Тимофей Тимофеевич Емельянов, Гавриил Александрович Сырнев. Судьбы этих людей, описанные в их «послужных списках», были ничем не примечательны, кроме духовного служения. Некоторые псаломопевцы занимались законоучительством и имели за это награды, как Алексей Васильевич Исаков – «за труды на народном образовании». Петр Никифорович Хлыбов состоял учителем пения в Индыгойской церковно-приходской школе и дважды мобилизовывался на военную службу в 1914 и 1915 гг. Псаломщик Тимофей Емельянов  в прошлом тоже служил учителем пения в с. Кобра Котельничского уезда, имел в селе Лаж собственный скотный двор и амбар. В семье Емельяновых воспитывалось трое детей - Евгений, Вера и Александр. Гавриил Александрович Сырнев тоже нес служение на ниве народного просвещения, проходил должность помощника законоучителя в Лажской церковно-приходской школе. «Чтение, пение и катехизис знает хорошо» - сообщалось о нем. Все эти псаломщики упоминаются в «клировой ведомости» церкви за 1915 г.

  Служили в церкви и женщины -  просфирницы Серафима Даниловна Жилина, Раиса Александровна Мышкина, Иустинья Иосифовна Казакова и Анна Александровна Катаева. Просфирницами эти женщины стали и по той причине, что, как старые девы  и вдовы, не имели больше других источников существования. Например, Серафима Даниловна Жилина – «дьяческая дочь, больная и физически уродлива» - сиротствовала с 1854 г. и служила при церкви с. Лаж с 1895 по 1902 гг., получая жалования 24 рубля в год помимо добровольных подаяний прихожан. Раиса Александровна Мышкина, дочь псаломщика, сменившая Серафиму Даниловну, служила при храме с 1902 по 1912 гг. и тоже была старой девой. Она тоже получала жалование 24 р. в год.

  В 1912 г. при храме было установлено сразу две  должности просфирницы, но с мизерным жалованием – по 5 р. в год, поскольку получали добровольные сборы по приходу на 25-30 р. Новыми просфирницами стали Иустинья Иосифовна Казакова, дочь крестьянина, старая дева, имевшая собственный дом в селе; и дочь умершего лажского священника Анна Александровна Катаева. Анна Александровна тоже была старой девой, несмотря на то, что закончила Уржумскую женскую прогимназию. От отца ей остался дом в селе, в котором вместе с ней жила ее сестра девица Елизавета, больная и «физически уродливая».

                      Вот такие замечательные люди служили в Троицкой церкви с. Лаж в славные дореволюционные дни.


Назад к списку