ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Духовенство села Ветошкино

                                               Праведные люди села Ветошкино

 

Ветошкино – маленькое село в Лебяжском районе. Когда-то его украшал белокаменный храм, от которого ныне осталась лишь приземистая  кирпичная коробка - бывшая колхозная мастерская.

Как поселение Ветошкино возникло около 1790 года. В 1858 году здесь был открыт приход. Первая деревянная церковь во имя Святой троицы была освящена 23 марта 1860 года благочинным округа протоиреем Симеоном Чупраковым из с. Лаж. В 1860-е годы в селе был возведён добротный каменный Троицкий храм, действовавший до конца 1930-х годов, в штате которого состояли 2 священника, диакон и 2 псаломщика.

Когда в Ветошкино появилась церковь, на священническое место в ней был определён Иоанн Афиногенович Домрачев, который стал священником Троицкого храма и прослужил в нем 27 лет до своей праведной кончины 26 августа 1886 года. В семье отца Иоанна и матушки Екатерины Александровны было пятеро детей: Виктор, Николай, Аполлон, Аполлинария и Мария. Все, кроме Виктора, остались в духовном сословии: Аполлинария вышла замуж за псаломщика из села Буйско-Архангельское; муж Марии Домрачевой служил диаконом в Вятском женском монастыре; Николай перед революцией был диаконом  в с. Камешница Орловского уезда; Аполлон в 1906 году был определён псаломщиком в Троицкую церковь села Ветошкина, где прослужил примерно до 1912 года. Могли ли знать в те годы ветошкинцы, что этот молодой человек, сын их первого батюшки, через годы вновь вернётся в Ветошкино и станет их последним священником!

31 декабря 1886 года в Ветошкино прибыл новый священник – Василий Алексеевич Москвин. Отец Василий родился в 1859 году в с. Атары Уржумского уезда в семье дьячка и прослужил в Ветошкино около 17 лет. За плечами у нового батюшки была семинария, учительство и служение  в сане диакона в родных Атарах. Батюшка преподавал Закон Божий в ветошкинской церковно-приходской школе, а также являлся членом Вятского братства святителя Николая, задачей которого являлось уврачевание  старообрядческого раскола. В послужном списке отца Василия за 1901 год отмечалось: «Весьма хорошего и примерно скромного поведения…» В Ветошкино отец Василий приехал вместе с супругой Аполлинарией Николаевной, дочерью священника. Здесь у Москвиных родились и выросли пятеро сыновей и одна дочь. Их судьбы после отъезда батюшки из села нам неведомы, но, верно, из них вышли достойные люди.

   В первой половине ХХ века почти 28 лет прослужил в Троицкой церкви священник Василий Спасский. Мог ли предполагать батюшка, приехавший  теплым апрельским днем 1903 года в Ветошкино, что здесь через годы за служение Богу его со звериной жестокостью расстреляют и оставят без погребения… Отец Василий являет собой тот светлый и трагический образ сельского священника начала ХХ века, чья жизнь была надломлена в лихую годину большевистких репрессий.

Василий Михайлович Спасский появился на Божий свет в 1865 году в духовной семье с. Вонданское Котельничского уезда. В 1888 году, окончив полный курс Вятской духовной семинарии и получив аттестат 1-го разряда, он был рукоположен в сан диакона к церкви с. Короб Котельничского уезда. После священнической хиротонии с 1893 года служил в с. Холуно-Поломское Слободского уезда. С 1901 до апреля 1903 года отец Василий состоял в штате храма с. Новый Торьял Уржумского уезда.

15 апреля 1903 года с женой Ларисой Николаевной и тремя детьми Лидией, Марией и Александром батюшка прибыл на место своего последнего служения - в село Ветошкино. Сын их Николай появился на свет в том же году уже здесь. В 1909 году родилась дочь Наталия.

В послужном списке отца Василия Спасского за 1915 год отмечалось: «В походах, под судом, за штатом и в отпусках не был. Весьма хорошего поведения. Награждён набедренником 17 марта 1896 года, скуфьей – 23 марта 1901 года».

В Ветошкино и застала Спасских революция, которая не принесла им ничего хорошего. Сначала батюшка и его семья были выселены из казенного дома, который они занимали много лет, а затем лишены гражданских прав. 19 февраля 1930 года Особой тройкой при ОГПУ Нижегородского края отец Василий как якобы участник антисоветской организации был приговорен к расстрелу. Каратели не посчитались с возрастом священника (ему было 65 лет) и беспощадно расправились с ним. Той зимой в Лебяжском и Уржумском районах было расстреляно ещё несколько священников, а другие два служителя Троицкой церкви с. Ветошкино были сосланы в лагеря.

  Вместе с отцом Василием в первой половине ХХ века в Троицком храме служило немало других замечательных священников и диаконов. 5 августа 1900 года в эту церковь был определен диакон уржумского Троицкого собора Константин Люстрицкий. Родился он в 1878 году в с. Русский Полом Вятского уезда в семье диакона. Хотя в 1895 году он был уволен по прошению из первого класса семинарии, в 1899 году он служил диаконом в церкви при Архиерейском доме, а затем в Троицком соборе г. Уржума, став свидетелем его освящения.  30 сентября 1901 года отец Константин был рукоположен в сан священника  при ветошкинской церкви, но в 1905 году он уехал из села. Последующая его жизнь была очень бурной – служил в Глазовском уезде, в смуту ветошкинский священник эмигрировал за границу. В русском Китае стал настоятелем православного храма, который построил своими руками…

С 1911 по 1914 год служил в Троицкой церкви отец Николай Шергин. «Вятские епархиальные ведомости» № 37 за 1912 год сообщали: «… В должности противостарообрядческого миссионера утвержден избранный духовенством священник церкви с. Ветошкино Николай Шергин». Впоследствии он служил в селе Цепочкино, уклонился в обновленческий раскол, был репрессирован и умер в ссылке…

В марте 1914 года в Ветошкино прибыл новый священник Алексий Александрович Беляев, который прослужил здесь также недолго. Родился он 1 октября 1858 года в семье причетника. В 1881 году, окончив Вятскую духовную семинарию, был определён учителем в земскую школу в с. Красногорское Котельничского уезда. В 1883 году его рукоположили в священника к церкви этого же села. Затем в разные годы отец Алексий служил в с. Архангельское Нолинского уезда и в Успенской церкви Кукарки. В ноябре 1913 года священник Алексий был запрещен  в священнослужении из-за «нерадения в исправлении духовных нужд». Однако в марте 1914 года ему снова разрешили служить.

В село батюшка приехал, будучи уже вдовым, имея множество церковных наград: набедренник, скуфью, камилавку, наперсный крест. 9 марта 1912 года во внимание к усердной деятельности по церковно-приходской школе отцу Алексию была выражена благодарность. Не зря с батюшки сняли запрет на священнослужение…  Кроме заведования и преподавания в церковно-приходских и земских школах, отец Алексий с апреля 1915 года являлся духовником второго благочинного округа.

О судьбе этого священника после революции, к сожалению, ничего неизвестно, но известно, кто служил в Троицкой церкви в годы советской власти. В 1920-е годы приехали в село местный уроженец иерей Аполлон Иванович Домрачев, 1878 г.р., и диакон Александр Васильевич Ильинский, 1873 г.р., из деревни Дмитриевское Костромской области. Оба они были осуждены в один день с отцом Василием Спасским и приговорены к 5 годам лагерей.

  Общее обвинение их значилось в следственном деле ветошкинских священников: «Обвиняются в том, что на протяжении целого ряда лет все они систематически  вели антисоветскую деятельность, в форме  скрытой и нередко  открытой даже агитации, направленной к подрыву авторитета советского правительства и компартии и к срыву всех  общественно-политических  и культурных мероприятий, проводимых в деревне, в частности:  колхозного  строительства, контрактации посевов, хлебозаготовок, распространения займов, закрытия церквей и др., т.е. в преступлении, предусмотренном  ст.58 п.10 УК…»

Параллельно с арестами духовенства в их квартирах прошли и обыски, как тогда водилось. Сохранилась описей вещей в доме Аполлона Домрачева:

чайный комод

стенные часы с боем

зеркало

самовар медный старый

кровать железная

двухспальняя

сундука 2

стульев венских 5

тройной комод

обеденный столик

столик круглый

стол старый

каркасные часы с цепочкой

чугунов 6

старых эмалированных  3

ведра 2.

У Ильинского имущество оказалось побогаче:

самовар медный 3 четверти с подносом

шкаф черный цвета без верха

столы обеденные 2

стульев простых 3

часы стенные с 1 гирей 1

койка железная

кухонный прибор

тулуп, покрытый черной материей

пальто женское черного сукна

шуба покрытая черной материей

подушек перовых 2

ткани 2 куска черной

в клетку и серая с рисунком 7 шт.

ржи 1 пуд

ржаной муки 2 пуда

поросенок 2-месячный

куриц простой породы 8.

 В следственном деле приводятся многочисленные факты «антисоветской агитации» ветошкинских священников, например: «…Причт церкви села Ветошкино Лебяжского района Нолинского округа Нижкрая, на протяжении целого ряда лет  систематически вели антисоветскую деятельность… Будучи убежденными противниками сов. власти, все они, как в своих проповедях, так и когда ходили по приходам с разного сбора сборами  или теми или иными требами и т.п., открыто  говорили крестьянам, главным образом женщинам, что: «Мы видим, как вам живется плохо, советская власть вас запугивает, непокорных давит непосильными налогами, кроме того, навязывает населению разных займов облигации, выжимая тем самым с трудящихся последние соки, особенно с верующих…» Священник Спасский говорил: «Коммунистическая партия есть самая злая партия, которая нарушает общественное спокойствие не только в СССР, но и за границей». Священник Домрачев: «Я знаю, на чем основано учение Карла Маркса, он совершенно не затрагивал вопроса о религии так жестоко, как коммунистическая партия». Вообщем, наговорили они достаточно, что бы можно было их посадить. Все они содержались в Нолинском домзаке. НКВД старательно собрало все доносы и подшило их в дело. Как уже говорилось, отец Василий был расстрелян. Возможно, ему припомнили еще две прошлые судимости.

  В свое оправдание пожилой священник говорил: «Виновным в предьявленом мне обвинении не признаю, ранее данные мною показания я подтверждаю; никакой и нигде агитации я не вел,- какой из меня старика агитатор; против советской власти нейду, а также против ее мероприятий, собраний ни открытых, ни тайных не проводил и не собирал. Вобщем, никакой вины за собой не чувствую. Ничего плохого, ни для кого, ни для власти я не делал, наоборот, когда бывало что получается, что трудно живется, так всегда говорил, что нужно перетерпеть, власть иначе не может делать, чтобы не зависеть от других государств. Сопротивления власти не оказывал...»

 Несмотря  на репрессии, службы в Троицкой церкви продолжались. Не исключено, что, отбыв срок, отец Аполлон  мог вернуться в родное село, так как о священнике с таким именем вспоминала старожил села Л.Я. Смышляева, которой, правда, было, только два года, когда отца Аполлона арестовали. После 1932 года в село приехал священник Стефан Николаевич Бушмакин, родившийся в 1899 году в деревне Большое Хлюпино Нолинского уезда. О жизни его известно немного: окончил церковно-приходскую школу; с 1921 года нес послушание псаломщика; в 1922 году был рукоположен в сан диакона, в 1924 году – в священника, но место служения неизвестно. В 1932 году он служил в с. Колобово Немского района, имел такие награды, как набедренник и камилавку. А впереди его ждал мученический венец…

Л.Я. Смышляева вспоминала о ветошкинских батюшках тридцатых годов: «Один из священников был отец Аполлон, высокий, бородатый. Был ещё Савва. У него осталась дочь Агния. Жило здесь несколько монашек, диакон Андрей – худощавый  старичок. Вино не пил, жил незажиточно. У него было четверо взрослых детей. Когда при закрытии церкви принуждать стали, он уволился и уехал.

Ещё более интересными воспоминаниями поделилась М.В. Ветошкина: «Священников было двое: один постарше, другой помоложе. У старшего борода была большая, окладистая, волосы длинные. Был он уже пожилой, у него были три немолодые дочери Шура, Валя и Маруся. Потом они уехали. Матушка, невысокая ростом и красивая женщина, сама корову доила. Корова у них уж больно смирная была. Жил он не богато, но корову держал. А тот был высокий, худощавый, с маленькой бородой. Молодой он был – лет 30».

Возможно, пролить свет на судьбу отца Аполлона может приведенный ниже отрывок из «докладной записки» за 1937 год. Там упоминается ветошкинский священник, который работал ранее секретарем волисполкома и в лихую годину гонений на Православие был избран благочинным. Вполне возможно, что речь может идти о пожилом Аполлоне Домрачеве. Итак, обратимся к этим прелюбопытным фактам:

«В районе (с. Ветошкино Ветошкинского сельсовета) находится благочинный, который держит широкую связь и переписку со всеми попами. Этот благочинный ранее работал секретарем волисполкома и сейчас не хочет отставать от жизни, выписывает и много читает газет и журналов. Когда вышла в свет сталинская конституция, он пришел в сельсовет и категорически потребовал выдачи ему её на руки.

…Особенно заметно влияние церкви в Ветошкинском сельсовете. В селе 2 попа, один из них благочинный. Церковной старостой служит бывший кулак Ветошкин Андрей Петрович. У них имеется своя «агентура» - кликуша Климиха, которая бродит оп колхозам, собирая деньги на богомолье, ругает, на чем свет стоит советскую власть, кричит, что скоро наступит мор, что забыли Бога, ругает колхозников, когда они в праздники идут на работу. Весной 1937 года в одном из колхозов умерла колхозница от воспаления легких (свидетельство врача). Они же использовали этот факт и кричали, что люди мрут с голоду. Другой Ветошкин М.К., в прошлом руководитель евангелистской секты, ныне фотограф, держит дружбу с попами и разъезжает всё время по району, поддерживая  связь с другими попами.

Попы этой церкви производят незаконные сборы в Сердежском сельсовете (деревня Смышляевы и Вичуры). Под предлогом найма лошадей для перевозки имущества шляются по колхозам и заходят в каждый дом (д. Тулубены).

Сильно влияние церковников на детей школьного детства. В сентябре 1937 года ученица 5-го класса неполной средней школы Сорокина Дуня из деревни Ширкино, дочь кустаря, ходила в церковь кумушкой крестить ребят, а 10 октября того же года пошла кумушкой ученица 7 класса этой же школы Смышляева Нюра, дочь колхозника поч. Горбушева Елизаровского сельсовета. Руководитель этого класса – коммунист Михеев.

На совещании низовых агитаторов коммунист Желтышев заявил, что «в Ветошкинском сельпо продавцы очень любезны с попами и грубы с колхозниками. Мало того, каким-то образом краска стоимостью 1 рубль 30 копеек за килограмм попала на ремонт церкви, а краска по 5 рублей худшего качества  продавалась колхозникам. На сколько сильно влияние религии, свидетельствует такой факт: 9 октября была «покровская суббота», поминание родителей; народу в церковь привалило 400 человек – с корзинами блинов и яиц, а председатель колхоза «Партизан» на этот день освободил от работы всех женщин, несмотря на то, что в колхозе ещё не весь заскирдован хлеб. В сельсовете есть первичная парторганизация, ВЛКСМ организация, неполная средняя школа, ячейка Союза воинствующих безбожников, но всё это большой помехой пока попам не является».

В 1933 году в бывшие церковные дома въехала школа крестьянской молодежи и располагалась в них до 1948 года. Размещалась школа в трех зданиях, которые уцелели до нашего времени. О бывших владельцах ничто уже не напоминало, а они ютились на частных квартирах. Л. Красноперов писал в своей заметке: «С 1933 по 1935 год я учился в Ветошкинской ШКМ, проживали мы в общежитии, в нижнем этаже. Ходили в церковь смотреть церковные обряды».

Как не тяжело жилось в 1930-е годы священнослужителям, ещё труднее приходилось псаломщикам, ведь средств к существованию у них было гораздо меньше, и нужда порой толкала их на самые крайние поступки. Вот о каком случае сообщала лебяжская районная газета «Вперед» 28 июля 1934 года в заметке Сальнова «Классовый враг орудует»:

«22 июля, в воскресенье, в деревне Полом Елизаровского сельсовета псаломщик ветошкинской церкви ходил с мешком по сбору муки и хлеба для себя, но он не столько был занят сбором, сколько агитацией против сдачи хлеба государству. Все его разговоры были направлены к тому, чтобы колхозники не торопились со сдачей хлеба и удовлетворили бы в первую очередь свои потребности…»

В конце 1930-х голов на ветошкинское духовенство вновь обрушились репрессии. Достоверно известно, что отец Стефан Бушмакин 7 декабря 1937 года Особой тройкой при УНКВД Кировской области по статье 58 п. 10 УК РСФСР был осужден на 10 лет лишения свободы. Отбывал срок в 9-м отделении  Нижне-Амурского ИТЛ НКВД. Дожить до дня освобождения ему было не суждено: он умер 14 января 1941 года в лазарете на станции Волочаевск-2.

  Ничего неизвестно о дальнейней судьбе отца Аполлона. Также нет сведений о том, кто служил в Троицкой церкви после ареста отца Стефана. После него церковь в селе Ветошкине «держалась» ещё год, а затем была закрыта навсегда богоборческой властью.

 


Назад к списку