ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Отец Иоанн Шерстенников

                                          О первом священнике села Аркуль

 

     С построением в 1914 году церкви в затоне Аркуль встал вопрос и о священнике для этого храма. Видимо, по этой причине, что приход по тем временам вышел бы здесь довольно бедный, он не был создан, а сама церковь была приписана к приходу соседнего  села Рождественское Уржумского уезда. Первым и последним священником Аркульской церкви стал священник Иоанн Алексеевич Шерстенников. На его глазах прошла вся коротенькая история этого храма, при нем он же был закрыт.

 Отец Иоанн появился на свет в духовной семье в 1867 (или в 1866) году. 10 июня 1882 г. окончил курс Вятской  духовной семинарии и был назначен псаломщиком в Николаевскую церковь г. Котельнича. Затем был перемещен в село Ивановское Котельничского уезда, в храме которого он служил псаломщиком с 1889 по 1890 гг. Таковы сухие строчки его биографии, изложенные в архивных документах. Дополнить ее помогают ценные материалы, найденные вятской  писательницей Р.И. Лаптевой – дневники и письма его детей, например, Василия Ивановича Шерстенникова – старшего сына батюшки – работавшего в областной библиотеке имени Герцена с 1930 по 1963 гг.  Согласно им, батюшка родился  «в Елабужском уезде Вятской губернии в многодетной крестьянской семье между 1858 и 1862 гг.». В записках В. И. Шерстенникова читаем: «По тому времени отец был достаточно образован, с широким кругозором… Несмотря на тяжёлое детство (рос сиротой), он при содействии неродного деда и старших братьев (Александр, Алексей, закончившие семинарию, Николай, работавший врачом в Шурме) окончил в 1882 г. 10 июня Вятскую духовную семинарию». 

8 мая 1890 г отец Иоанн начал свое священническое служение в храме с. Рождественского, где и прослужил долгие годы. В разные годы батюшка занимал почетные духовные должности: был заведующим делами 1го благочинеческого округа Уржумского уезда, депутатом на Нолинском духовно-окружном съезде 1898, 1907 и 1912 гг., депутатом на Епархиальном съезде. С ноября 1907 г. он  занимал должность духовного следователя, откуда ушел «по собственному прошению с выражением благодарности» 1 июля 1914 г.

 Кроме того, батюшка вел Закон Божий сразу в нескольких учебных заведениях: в церковной школе села Рождественское (он же был ее заведующим) с 1898 по 1907 гг., в Рождественской министерской школе с 1905 г., наконец, с 1 ноября 1914 г. был заведующим в Аркульской церковной школе.

 За свои немалые заслуги отец Иоанн имел множество наград: набедренник (1896 г.), скуфию (1900 г.), камилавку (1905 г.), золотой наперсный крест (1914 г.), крест и медаль в память трехсотлетия дома Романовых (1913 г.), медаль царствования императора Александра 3 (1894 г.) и медаль в честь 50-летия земства (1914 г.).

В «послужном списке» священника Шерстеникова за 1914 г. отмечалось: «От казны получает содержания 300 руб. в год, за уроки по Закону Божьему – 120 руб., руги по приходу на 10 руб. Недвижимого имущества не имеет. Поведения отличного».

Дополнить эти сухие факты снова помогают воспоминания его детей. «Помимо церковных дел, – продолжает в своих заметках В. И. Шерстенников, – отец интересовался литературой, сельским хозяйством, медициной, событиями внутренней и международной жизни. Он любил русские народные песни, с удовольствием слушал музыку, записанную на граммофонные пластинки, или в исполнении на гармошке (в селе был музыкальный самородок «Ваня слепой»). Особый интерес он проявлял к вопросам естествознания. Вёл наблюдения над различными явлениями природы и ежедневно записывал их в своём дневнике… Надо сказать, что многие годы отец был внештатным корреспондентом Петроградской  гидрометеорологической обсерватории. У него в саду была оборудована элементарная наблюдательная станция, где стояли дождемер, ареометр, барометр, флюгер и др. приборы… Я помню, крестьяне очень часто спрашивали отца о предстоящей погоде, и он довольно точно определял прогноз… Он был хорошо знаком с управляющим Вятско-Волжского пароходства… Обычно П. И. Береснев ежегодно запрашивал отца, его мнения, когда ожидать замерзания или вскрытия реки Вятки».

В 1915 году в семействе отца Иоанна и матушки Клавдии Дмитриевны росло семеро детей. Про них в «послужном списке» батюшки сообщалось: «Вера 1892 г.р. – живет дома, больна; Василий 1894 г.р. – учится на 2 курсе Казанской духовной академии; Анна 1898 г.р. – состоит учительницей в Елабужском епархиальном училище; Мария 1904 г.р. – обучается в Елабужском епархиальном училище; Серафим 1906 г.р. – обучается в министерской школе; Ольга 1908 г.р. – обучается там же; Феодосия 1910 г.р.1».

Из них старший сын Василий в это время обучался на 2 курсе Казанской духовной академии, дочь Анна состояла учительницей земской школы, Мария обучалась в Елабужском епархиальном училище, Серафим и Ольга обучались в министерской школе. В. И. Шерстенников пишет, что отец всем детям старался дать образование. «У отца была порядочная библиотека. В ней были папины церковные книги, церковная литература, книги по вопросам сельского хозяйства, лечебная медицинская литература (например, Платен «Новые способы лечения»), популярные брошюры по естествознанию и др.  В дореволюционное время отец выписывал газеты «Свет», «Колокол» (церковные), «Вятскую речь» или «Северное слово», журналы «Вокруг света», «Нива», «Родина» (с многочисленными приложениями), «Епархиальные ведомости», «Русский паломник». Этой библиотекой пользовались не только члены семьи, но и читатели из нашего села, служащие из Аркуля и др. … Мой отец был законоучителем. Когда я был лет 6-ти, школа помещалась в двухэтажном церковном доме. Вверху жила наша семья, а в нижнем этаже была школа. Это довольно просторное помещение… Припоминаю, что в зимние воскресные дни для крестьян проводились воскресные чтения с туманными картинами на темы исторические, географические, литературные и др. Чтения проводил или отец, или учительница Мария Ивановна. Народу собиралось очень много. Ведь в то время не было ни кино, ни радио, ни телевидения… После пожара 1900 г. … отец несколько лет «обивал пороги» перед уржумским земством, добивался средств на постройку новой школы. Строительство каменного здания было начато летом 1914 г. … Занятия начались уже с осени 1915 г. Я не помню ни одного случая, чтобы в отношении с другими людьми и членами нашей семьи он (отец) допускал какую-либо нетерпимость, раздражение и разговаривал на повышенных тонах. Напротив, всегда был выдержан, вежлив и доброжелателен. Среди своих прихожан (крестьян), а также служащих затона Аркуль он пользовался заслуженным авторитетом, и к нему относились с большим уважением. Это мнение могут подтвердить пожилые люди, хорошо знавшие моего отца».

  В Рождественском Шерстенниковых и застала смута. Еще в дореволюционное время в школе он заприметил способного ученика – крестьянского мальчика Николая Сормаха. Батюшка отзывался о нем, как о «способном и прилежном», «активном и любознательном» ученике. Позднее Сормах уходит на фронт, а по возвращении домой становится активным борцом за советскую власть. Это не изменило отношение батюшки к нему. Он не раз спасал бывшего ученика. Один раз предупредил, что местные крестьяне хотят его убить, а во время появления степановцев в селе спрятал его в подвале церкви. Степановцы отнеслись к священнику лояльно, только конфисковали птицу, да и то расплатились за нее рыбой, которую наглушили в озере. Возможно, Сормах позднее тоже спасал батюшку. Так, летом 1919 г. он был арестован карательным отрядом ВЧК, но рабочие аркульского затона отбили его. Дети его вспоминали: «Инцидент имел местную огласку. У И. А. Шерстенникова нашлись защитники и в Уржуме, и в Нолинске. Священника оставили в покое».

  Как протоиерей церкви села Рождественское отец Иоанн упоминается в списках «служителей культа» за 1924 год. Здесь сообщалось, что он «имеет корову и необходимое домашнее хозяйство». Незадолго до этого батюшке пришлось навсегда покинуть с. Аркуль, которое он духовно окормлял 9 лет.

В сентябре 1923 г Уржумский исполнительный комитет распорядился закрыть храм в с. Аркуль и передать его здание под школу, «милостиво» разрешив верующим перевезти имущество церкви в храм села Рождественское. 8 сентября 1923 г. «Всеросийский союз работников водного транспорта, аркульский комитет Вятского района Волжского бассейна» отправили в Уржумский исполком следующее прошение: «Затонкомитет просит у Вас разрешения обществом верующих затона Аркуль при закрытии церкви о переводе имущества из Аркульской церкви в с. Рождественское, так как помещение церкви передано для школы, где требуется к началу учения ремонт, что и просим в срочном порядке дать разрешение о переносе церковного имущества из закрытой церкви, дабы не задержать ремонт к началу учения. Предзатонкома Коновалов».

 10 сентября зампред УИКа Смолян ответил на это резолюцией: «На проведение в жизнь постановления общества верующих со стороны УИК препятствий нет».

 После этого началась передача имущества из закрытой церкви с. Аркуль в с. Рождественское, да и имущество было не богатым: аналой под иконой св. Николая Чудотворца, окленый дубом, деревянный иконостас, колокола. 16 сентября 1923 г составили акт о передаче большого колокола весом в 5 пудов 19 фунтов, край которого был «разбит и перепилен на 3 вершка». Под этим актом подписался весь последний состав церковного совета затона Аркуль: настоятель Рождественской церкви отец Иоанн Шерстеников, председатель церковного совета Иван Заболотских, церковный староста Иван Алашихин, уполномоченный Николаевского религиозного общества затона Аркуль В.Кулбуни.

17 сентября 1923 г была составлена опись переданного имущества, под которой расписался настоятель Шерстеников. После этого церковь в с. Аркуль была закрыта окончательно.

 В 1923 г. в уездной газете «Красный пахарь» появилась ехидная статья о закрытии церкви в с. Аркуль, которая все же может пролить некоторый свет на эту историю:

 «На реке Вятке Аркульский затон. В Затоне новая просторная церковь с седовласыми богами. Боги от старости и от древности пожелтели, покрылись кое-где плесенью. Облупилась краска, поморщились холсты. Известно, хоть и боги, но и ремонта требуют.

К осени стали в Затон съезжаться водники на зимовую. Тут и пошли разговоры про заплесневелых богов. Поговорили, поговорили да собрали всех верующих затона. Собрались туда от мала до велика и решили: общество верующих при Затоне распустить, церковь закрыть, помещение передать Вятскому государственному пароходству под школу для детей. И теперь затоновские ребятишки, идя в школу, звонко распевают:

Ох, Бог ты мой, мой Бог

Что ты ботаешь?

Все на небе сидишь,

А не работаешь?»

  Как это часто бывало при советской власти, школа послужила лишь предлогом для закрытия церкви, она там так и не появилась, зато в здание «въехал» клуб имени Фурманова. Впоследствии бывшее церковное здание было расширено для читального зала, буфета, фойе, кинобудки и изменилось до неузнаваемости. Окруженное со всех сторон пристройками, оно служило аркульцам до середины XX столетия в качестве кинозала, пока не было уничтожено пожаром.

 После закрытия церкви в с. Аркуль отец Иоанн Шерстеников служил в храме села Рождественское еще два года, после чего был арестован. Здесь уже аркульские рабочие не смогли его спасти. 20 февраля 1925 года священник села Рождественское А. Муратовский сообщал в Адмотдел Вятского губисполкома об изменении в составе причта: «В личном составе церковного совета и причта никаких изменений нет, за исключением протоиерея Иоанна Алексеевича Шерстеникова, каковой отбывает наказание в Уржумском домзаке. Срок отбывания наказания до 1 мая. Отбывает наказание по постановлению народного суда».

 После освобождения, о. Иоанн уже не вернулся в Рождественское. По сообщению его правнучки, он уехал в г. Елабугу, где получил приход и прослужил до 1940 г. В телефонном разговоре внучка его М. А. Коновалова сообщила, что её в возрасте 7–8 лет (значит, в 1938 или 1939 гг.) возили к дедушке, и он ещё служил в церкви до 1940 г.Отошел батюшка  ко Господу осенью 1942 (или 1943) года.


Назад к списку