ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Документы о том, как продотряды в 1918-1919 гг. грабили и избивали крестьян

Перевод:

Акт

 

1918 года июля 16 дня. Председатель Лебяжского Исполнительного Комитета Ступин  составил настоящий акт в следующем: сего 16 июля в 9 часов утра по прибытии моему из разьезда по делам службы и в виду назначения на сие число выдачи продовольственного пособия (пайков)  солдатским семьям и разложившись за своим столом с названными  деньгами, которые были в незапертой  шкатулке на столе, я приготовился выдавать вышеупомянутое пособие. Ко мне является солдат, подавая записку, в которой  требовалось  доставить немедленно: хлеба, мяса, яиц, молока. На этой записке я написал, что ежедневно торговли как мясом, так и молоком в селе Лебяжье не производится, то я удовлетворить вашего требования немедленно не могу. Солдат с этой запиской ушел и через несколько минут вваливается в канцелярию Комитета целый отряд солдат вооруженных, которые винтовками, а некоторые револьверами и шашками с коробками за поясами  для ручных гранат, отряд этот назвал себя Латышским карательным, выдающий себя за командира отряда показал мне записку, говорит: «Это ты подписал».  Я признался, что записка подписана мною, тогда он стиснул зубы  и не говоря ни слова, ударяет меня по щеке, другие в один голос закричали: «бей его».  И в тот же момент  подскочило несколько солдат  и начали наносить мне удары кто ручкой револьвера, кто стволом револьвера, а кто ложею от ружья, так что я потерял сознание, а вынутые  мною деньги остались  на столе  в незапертой шкатулке, меня как бы арестовали и увели на пароход  и посадили в люк. Затем приходят ко мне несколько солдат и требуют  и требуют от меня ключи от кассы. Я им сказал, что ключей я вам  отдавать не имею права, т.к. деньги не мои, а казенные, тогда они мне стали наносить разные угрозы, и, наставляя револьвер в упор, говоря, что сейчас тебе  пулю в лоб, но я не взирал на это истязание все-таки сказал, что ключи могу отдать только кому-нибудь из членов Исполнительного Комитета или кому поручит народ. Тогда они меня схватили самым небрежным образом, повели обратно в здание Исполнительного  Комитета, то уже членов Исполнительного комитета ни одного не было, только видно было всюду разбросанные вещи и Секретарь Исполнительного Комитета Николай Масленников принимал от них оставшиеся от меня суммы, затем я выложил ключи от сундука, находящегося в канцелярии Комитета на стол и имеющийся в кармане брюк бумажник  с казенными деньгами и, вероятно, некоторые подозревали, что у меня в другом кармане находится револьвер, без всякой церемонии залез ко мне в карман, где находился кошелек с собственными деньгами в сумме 63 руб., взял себе, когда я сказал, что кошелек мой собственный, то мне ответили, что для нас безразлично и затем повели обратно в пароход. Когда меня отпустили, то по прибытии в здание Исполнительного Комитета, нашел комнату кассы опечатанную. Секретарь Комитета Масленников заявил, что внутренний замок кассы у входной двери сломан, поэтому дверь и опечатана им, Масленниковым, и что он приводил командира отряда, с которым осматривали кассовую комнату и что находящийся на кассовом сундуке замок цел, и касса могла быть похищена только через подбор ключа. По осмотру собственного  своего помещения,  оказалось, что все вещи мои разбросаны по комнате, машинка для стрижки волос похищена, а также похищены две бритвы с приборами, одна моя, а другая товарища, члена Исполнительного Комитета Гурия Редкина, а также похищены все запасные для себя и членов Комитета сьестные припасы, в том числе полдоски немного распочатой кирпичного чаю, затем в сторожевской комнате сломан замок наружный замок у шкафа и из шкафа похищены , находящиеся в таковом, деньги 4 р. 50 коп., принадлежащие сторожу Дмитрию Вшивцеву, каравай хлеба и яйца, т.к. все члены и и рассыльные из здания Комитета от испуга разбежались, то солдаты разгуливали по всем комнатам и что подходящее брали себе, ни с чем не считаясь, причем забраны 4 казенные волостные револьверы с патронами, винтовка и 3 дробовика. У писца Федора Прилукова из членской комнаты взят жилет с находящимися в кармане такового серебряными часами. Быть может похищены и еще какие вещи, но которых пока еще не хватились или нет их владельцев здесь. Со стороны торговцев последовали заявления: Иллариона Шишкина, что у него взято 4 пуда ржаного хлеба; Новоселова – 2 р., 4 ф.; конторы местного Кооператива Кредитного товарищества – взят ящик яиц в количестве 1.440 шт., 10 четвертей молока, привезены комиссаром военного отдела Липовцевым, за что не уплачено  ни 1 копейки, не взирая на то, что все вышеизложенные продукты были доставлены членам Исполнительного Комитета, которым дано распоряжение всем обывателям села Лебяжье приносить молоко для отряда, деньги за которое будут заплачены. Многие приносили молоко, не оставляя для собственного пропитания, но деньги не получали, а кринки из-под выпитого молока разбивались солдатами, некоторые солдаты ходили по селу и требовали зелья и полотен и получали таковые, но на каких условиях пока не выяснено, а потому постановил: о вышеизложенном записать в настоящий акт.

Председатель К.Ступин на подлинном подписал.

Председатель В.Багаев

Сверил секретарь Н.Масленников

Все вышеизложенное могут подтвердить очевидцы дер.Багаевой Денис Сиялов, д.Больших Шор Ефим Иванов Кардаков, Михаил Григорьев Сивков, Петр Иванов Сентемов; д.Калякурки Григорий Иванов Колесников, п.Уфимцева Сергей Ларионов Уфимцев и пос.Ключа Григорий Яковлев Теплых, п.Фомичи Григорий Бранников.

ГАСПИ КО ф.П-45 оп.1 д.145 лл.8-10

 

 


Назад к списку