ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Рассказы о лешем

Одно слово – леший!

Встречи с «дедом».

Было это в деревне Касьяново. Отправился один парнишка с теткой своей в Мосолокский лес, за Вятку, малину брать. Вот собирают они ягоды, парнишка отбился от тетки, и явился ему старичок.

- Пособи мне, - говорит, - айда за малиной вот туда, там больше!

И увёл его. Всем парнишку накормил: медом, ягодами и оставил у себя в лесу.

Тетка тревогу подняла, родные хватились парня. Искали, искали по лесу – нигде нет. Погоревали и ушли обратно в деревню. Стали в церкви по пропавшему молебны служить. Парень потом рассказывал, что когда молебны служили, деду это не нравилось, они сердился и плохо кормил его. А потом вывел к реке Вятке, взял его на закорки и перешагнул реку.

Утром в Касьянове мать заходит в баню – услышала, что там плачет кто-то. Глядит: а полок досками заколочен. Разобрали доски и достали оттуда пропавшего парня. Лешак-то принес его в баню и заколотил в полок.

И ещё одна история. В деревне Абабки играли на улице девочки лет шести. Солнце уже село, а они заигрались, домой идти им не хотелось. Тут пришёл отец одной из девочек и закричал на них матом. Одна девчушка испугалась и в лес убежала.

Четыре дня её не было. Отец с матерью чуть с ума не сошли, вся деревня на поиски кинулась. А на четвертый день нашли её в Брюзгаловом лесу на краю ржаного поля. Она сидела на ржаном омолотке, а возле омолотка овечьих орешков было насыпано, и она эти орешки ела. Её спросили, что она ест, она сказала:

- Пряники и орешки.

И рассказала, что привел её сюда старичок с белой бородой и накормил орешками.

Мужики.

Жила в деревне Прут такая Онфимья Евдокимовна. Она принимала роды, заговаривала грыжи и ещё много чего знала. Как-то на Святки сидела она одна дома, ждала, что куда-нибудь вызовут её. За окном уже стемнело, но никто не шёл. Она возьми и скажи:

- Да хоть бы какой-нибудь леший завернул!

И завернул! Вскоре в окно постучали, раздался мужской голос:

- Евдокимовна, ты дома? Роды бы надо принять. В Никулятах. Возьми веник – попарить. Надо помогчи.

Онфимья обрадовалась – вот и работа! Открыла двери приехавшему – мужик как мужик, с усами. Мужик на лошади, сани – как положено. Взяла Онфимья веник. Поехали. Ночь черная, ни месяца, ни звездочек. Ни зги не видно. Онфимью трясет на нырках. Один раз тряхнуло так, что у неё невольно вырвалось:

- Да что ты, Бог с тобой!

И как только сказала это, так сразу всё исчезло: и лошадь, и мужик, а сама она сидит на своем венике, на пеньке, в глухом лесу. Насилу она утром выбралась на санную дорогу.

А тут ещё одну историю поведала мне жительница деревни Чупраки. В двадцатых годах было. Ехал как-то её отец по почтовому тракту ночью из деревни Сердых в деревню Ножды с поминок, был пьян маленько. Вдруг лошадь стала перед небольшой горкой и никак не идет на неё. Дрожит, и пена с боков  да из пасти течет. Мучился он с ней, мучился, а потом взял да и перекрестил. Лошадь так рванула на горку, что отец её еле догнал. Смотрит, а на горе мужик стоит незнакомый и смеётся:

- А, испугался!

Отец хоть и пьян, а сразу догадался, что это за мужик. Но виду не подал. Идут они вместе, разговаривают, лошадь рядом. Дошли до деревни, до Кладух. Отец говорит:

- Пойдём к нам ночевать.

Тот отвечает:

- Нет, я вот к ним ночевать пойду, - и показывает на ближайший дом, - я всё время у них ночую.

Отец оставил его у Кладух. А потом узнавал у тех хозяев, ночевал ли у них этот его попутчик. Нет, говорят, никто к ним не приходил.

 

Красная рубаха.

В войну между селом Лебяжье и деревней Елизарово в большом лесу часто блудили люди, водило их там между болотами. Как-то бабы деревни Сидельниково жали у леса рожь. В обед решили отдохнуть. Была среди них такая Марья Сидельникова. Увидела она ещё утром, что на опушке рыжики растут, и после обеда решила их пособирать. Идет вдоль опушки, собирает рыжики. Потом на лесную дорожку свернула, по бокам её тоже грибы растут. Идет дальше. Вдруг на дорожке закрутился вихрь, и показался ей из него парень в красной рубахе. И исчез. А вместе с ним и дорожка, и грибы.

Бабы жнут рожь, удивляются: куда это запропастилась Марья. Появилась она только к вечеру. И без рыжиков. Спрашивают её: где была? Отвечает:

- Не знала, куда идти. Парень в красной рубахе закрутил меня…

А вот ещё. Жительнице деревни Мормышево показались сразу два парня. Поздно вечером возвращалась она из села Лебяжье в родную деревню через Чёрный лог (логами у нас называют глубокие балки, поросшие лесом). А там частенько мнилось. Идет она через лог, а уже темнеет. Вдруг видит: стоят на дороге два пацаненка лет 6-8 в красных рубахах и до чего ревут, прямо все обсопливились. Увидели её и говорят:

- Тетенька, выведи нас на дорогу.

А сами на дороге стоят.

А та решила сказать, как говорят у нас в таких случаях:

- Вам дорога, мне – другая!

Оба парня страшно захохотали и убежали в лес. Только она их и видела.

Вот такие истории случаются в наших вятских лесах, а точнее говоря, в Лебяжском районе Кировской области.

Газета «Завалинка», № 17, апрель 2009 года.

 

Меня водил леший.

История записана со слов Галины Васильевны Агафонцевой, жительницы д. Лотовщина.

Было мне в 1946 году 16 лет. Возила я в Советск зимой на лошади своего отца, всего израненного, он прошёл войну  всю. Обратно мне предстояло ехать одной в родную Марковщину через большую Ванинскую рощу. Отец переживал, как я назад одна поеду.

Ну, переночевала я на частной квартире, а поутру выехала. До Ванинской рощи добралась только вечером. Еду мимо выкладки дров и вдруг заплутала. Несколько раз возвращалась к этим дровам, словно кто-то меня к ним приводил. Уж до того испугалась в темноте – не могу. И лошадь вся в пене. Я уж думала, что погибну здесь, в роще. В голову полезли всякие нехорошие мысли, рассказы старых людей о лешем, о том, как он водит. Вспомнила я, что в таких случаях надо делать. Переодела валенки с одной ноги на другую, рукавицы поменяла местами. Если честно, даже не надеялась, что это поможет, но в последнем отчаянии взмолилась: «Господи, дай мне выехать отсюда, выведи!» Снова заехала к выкладке дров с поля, увидела дорогу и выбралась наконец-то из этой рощи. До самой смерти не забуду этот случай.

 

Чудеса в лесу.

История записана со слов Августы Ивановны Куклиной, жительницы села Красное. Было это не то в 1941-м, не то в 1942году. Тогда в городке Уржум располагался эвакуированный из Ленинграда институт, и туда приезжали учиться из соседних районов, ну и я тоже ходила.

Шла я как-то из посёлка Андреевский в Ситьмяны домой. Погода стояла жаркая, но собиралась гроза. Вдруг как полыхнет молния. Далеко впереди себя я увидела человека среднего роста, был он весь в чёрном, в кепке и с белой котомочкой сзади. Двигался неторопливо…

Я очень боялась молний и поэтому наклонила голову к земле. Долго мы шли. Вдруг вижу – мужик-то в лес сворачивает. Подняла голову, а впереди Андреевский мясокомбинат. Ну как же так? Шла я в Ситьмяны, а, выходит, получилось – совсем в другую сторону! 40 километров прошла каким-то непонятным образом за этим странным человеком с белой котомочкой! А он потом в лес ушёл! Пришлось мне по новой в Ситьмяны топать… А дождь тогда так и не начался.

 


Назад к списку