ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Филейский монастырь (глава из книги)

Филейский монастырь в жизни преподобного Матфея Яранского

 

 

Филейский Александро-Невский мужской монастырь. Основан иеромонахом Степаном и открыт по указу Св.Синода от 11 апреля 1890 г. за № 1283. В монастыре церкви: 1. ДеревяннаяУспенская, освящена 27 июля 1889 г.  2. Деревянная 3престольная теплая, построенав 1892 г. Главный престол во имя благоверного князя Александра Невского, освящен 22 ноября1895 г.  Правый в честь св. Николая  Чудотворца, освящен 7 июня 1894 г. и левыйв честь святого целителя Пантилеймона, освящен 6 сентября 1898. 3. 30 августа1905 г.  заложен новый каменный храм во имя св.Троицы.

Монастыри Вятской епархии. Шабалин В.И. 

ГАКО ф.1404  оп.1 д.6 л.9

Вятский Филейский монастырь неразрывно связан с именем великого вятского святого преподобного Матфея Яранского, который начинал в нем свой духовный путь. Еще будучи простым приказчиком в лавке купца И.В.Столбова, располагавшейся на площади Спасского собора1, Митрофан Кузьмич Швецов (мирское имя преподобного) стал любимым учеником преподобного Стефана Филейского. Особенно их сблизила ссылка преподобного в Вятский Успенский монастырь. Родительский дом Митрофана располагался как раз на улице Монастырской (Горбачева), на которой стоял монастырь2. Именно преподобный Стефан Филейский оказал большое духовное влияние, после чего молодой человек принимает для себя решение принять монашество. Желание это возникло, когда еще возник скит на Филейке, основанный преподобным, но осуществлению его мешало то обстоятельство, что на попечении Митрофана Кузьмича находилась его младшая сестра Елизавета.

    Время ссылки о.Стефана в Вятском монастыре  было как раз тем временем, когда любимый ученик старца был поставлен приказчиком в лавке Столбова, а затем получил в управление и собственную лавку3.  При этом Митрофан Кузьмич оказался ближе к своему учителю.  Их общение стало частым.  Даже отлучаясь куда-нибудь, старец говорил: «Меня, верно уже Митрошенька ждет4». Именно в это время молодой человек  принимает окончательное  решение принять монашество.При этом духовный наставник просил не торопиться: «Научись сердечной умной молитве, рассудительности, покорности воле Божией. Не принимай свое «я» за призыв Божий, молись, смиряйся и Господь подскажет тебе, как поступить».  Митрофан Кузьмич следовал советам своего наставника и старался большинство времени проводить в молитве. Даже в лавке были везде развешаны листочки с Иисусовой молитвой, которой учил особое внимание уделять о.Стефан, что бы куда ни упал взгляд, всегда он мог помнить о ней. Однажды, рассказывает устное предание, Митрофан вернулся очень поздно в свою лавку, пробыв долго у преподобного, проведя время  в душеспасительных беседах. Другие служащие решили над ним подшутить и вместо мяса дали ему на ужин свеклы, что бы проверить смирение будущего монаха, но Митрофан ничем не выдал своего возмущения или другого неудовольствия  и, под общие насмешки, съел свеклу вместо мяса, твердо помня завет своего учителя – «Без смирения нет терпения, а без них нет и монаха5». 

   Спустя месяц после блаженной кончины отца Стефана, о котором, безусловно, скорбела вся православная Вятка, состоялось главное событие, ради которого преподобный  жил и приближал как мог – открытие Филейского Александро-Невского монастыря. Все, что находилось на то время в монастыре, было построено непосредственно трудами о.Стефана. В 1890 г. на страницах «Вятских епархиальных ведомостей» современник так описывал обитель:

«Монастырь находится в 6 верстах от г.Вятки и в полуверсте от с.Филейки и занимает участок земли  в 7 дес., покрыт крупным еловым лесом. В южной части монастырская земля представляет возвышенность, довольно ровную площадку, с небольшой покатостью к северо-западу, а в северной половине она постепенно понижается  и идет узкой полосой по берегам очень небольшой речки, которая с правой стороны  имеет крутой и высокий берег, пересеченный глубоким оврагом. На реке устроены два небольших пруда: на одном из них поставлена деревянная мукомольная мельница.  Неровная поверхность земли, высокий хвойный лес, спруженная вода, разбросанные по лесу деревянные постройки дают монастырю очень красивый, живописный вид6».

  В середине сентября 1890 года православная Вятка жила ожиданием главного торжества этого года – открытия монастыря на Филейке. Вот как его описывал современник: « За 3 дня до назначенного торжества началось движение богомольцев. 16 сентября погода была несколько дождливая, дорога стала грязноватою; но это не помешало усердным присутствовать на церковном торжестве. С раннего утра почти непрерывной цепью шли и ехали по дороге от города к Филейскому Вятскому монастырю. Все площади, дороги, все открытые места сплошь были заняты людьми; в лесу между деревьями, плотно стояли лошади и телеги. Такое собрание людей в Вятке бывает разве только в день отправления Чудотворного Образа святителя Николая на Великую реку. Полагаю, что народу было не менее 10 т. В 9 ч. в Успенской монастырской церкви, которая была освящена еще в июле прошлого года, прибыл Преосвященный Никон, епископ Глазовский; затем встретили Преосв. Сергия, епископа Вятского и Слободского. Литургию совершал Преосвященный Сергий, в сослужении были  кафедральный протоиерей, ключарь собора, 1 протоиерей и 1 священник из членов Консистории, игумен Агафангел из братии Вятского Успенского монастыря и строитель открывшегося монастыря иеромонах Августин; пение исполнялось хором певчих.

  По окончании литургии из церкви последовал крестный ход на место закладки нового храма. В крестном ходе следовал и Преосв.Никон, по тесноте церкви не участвовавший в литургии. К этому времени изволил прибыть в монастырь начальник губернии, действительный статский советник Алексей Федорович Анисьин. Крестный ход шествовал широкою дорогою, проложенною между высокими елями. Новый храм сооружается на довольно широкой площади среди лесу. Вся площадь покрылась народом, густые толпы стояли в лесу со всех сторон, много крестьян видно было даже на деревьях.  Началось священнодействие. Громогласное пение Архиерейского хора раздалось по лесу7…»

  На торжествах, в которых приняло участие более 10 тысяч человек,  мог присутствовать и ученик о.Стефана Митрофан Кузьмич, владелец мелкой бакалейной лавки. Но заботы о торговле и прибылях уже не занимали его ум. Митрофан начал готовиться к уходу из этого мира в монастырь.  Он смог наконец решить главную заботу, мешавшую ему осуществить задуманное. Сестра Елизавета к этому времени уже стала достаточно взрослой, что бы начать самостоятельную жизнь (в 1890 г. ей исполнилось 26 лет), а что бы она ни в чем не нуждалась, брат все сбережения положил в банк на ее имя отписал на нее свою лавку, доверив ей всецело управление торговлей. Об этом свидетельствуют финансовые документы Филейского монастыря за начало 1890-х годов, в которых упоминаются расчеты с «лавкой Елизаветы Швецовой8». Примечательно, что сестра дополнила  состав товаров лавки, которые при помощи своего брата стала поставлять и непосредственно в монастырь.  Теперь это были не только  чай и табак, а съестные припасы и керосин.

    В 1891 г. в жизни Митрофана Кузьмича произошли главные события его жизни – поступление в число братии Александро-Невского монастыря 24 июня согласно указа Вятской духовной консистории за № 6786  и 15 августа пострижение в монашество с именем Матфея, что в переводе значило «дар Божий9». Имя было взято в честь киево-печерского преподобного Матфея Преподобного.  Последнее событие произошло в годовщину кончины о.Стефана. Уже 17 ноября того же года он рукополагается в сан иеродиакона, получив право священнодействия; навыки церковного служения преподобный имел, как мы знаем, и задолго до этого. 5 апреля 1897 году о.Матфей рукополагается в сан иеромонаха10.

  Филейка стала местом духовного возрастания будущего подвижника. Здесь он учился монашескому житию и укреплялся в вере и мудрости. Своим смирением и молитвой, как говорит устное предание, уже тогда он стяжал себе дар прозорливости молва о нем вышла далеко за пределы монастыря. Однажды о.Матфея посетила местная женщина и спросила о своем будущем. О.Матфей долго молчал, потом подошел к ней и дал 3 сухарика, только и сказав: «Ступай с Богом! Вот твое будущее. Да молись – не ленись». Вскоре у этой женщины сгорел дом со всем добром. В течение трех лет ей пришлось собирать милостыню с именем Божиим. И только тогда она поняла пророчество прозорливого филейского монаха11.

    При этом бывший торговец со своим жизненным опытом оказался незаменимым помощником в обустройстве монастыря. Уже в 1892 г. имя и подпись иеродиакона Матфея значатся в финансовых документах монастыря, под именами строителя иеромонаха Августина  и и.д. казначея иеромонаха Никодима12. Должность самого Матфея не указывалась, по всей видимости, он был делопроизводителем или поверенным при торговых операциях (здесь, конечно, лучше его бы не справился никто из монахов). Какие торговые сделки осуществлял монастырь, можно получить представление, если заглянуть в его Расчетную книгу за 1892 год:

14 января

отдано в лавку Елизаветы Швецовой за покупку 2 бутылок уксусной эссенции 90 коп.,  1 пуд керосину 1 р.5 к., ½ ф. подсолнечного масла  9 к., всего 2 р. 4 к.

10 февраля

отдано в лавку Елизаветы Швецовой за 2 бутылки уксусной эссенции и перец 1 р.35 к. и за 2 п. проса 4 р.30 к.  Всего 5 р. 65 к.

Получила Елизавета Швецова 5 р.60 к.

19 мая

куплено для братии 10 шляп на 1 р.80 к., ремней 60 к., пуговиц, ниток и проч. 4 р. 30 к., всего 6 р.;

куплено печеного хлеба для раздачи богомольцам – большею частию трудившимся на пользу монастыря по земляным и другим  работам  - на 36 р. 20 к. и т.д13.

  Как видим, в документах очень часто упоминается сестра Матфея Елизавета Кузьминична, владелица лавки. По всей видимости, в дальнейшем  торговля ее не задалась, поскольку уровень лавочной торговли и, соответственно, торговой конкуренции  в начале 20 века стал очень большой (только у Спасского собора лавки стояли в 6 рядов!), не сложилась и ее личная жизнь. По меркам того времени она считалась «старой девой», для которой оставался только один жизненный путь – в монастырь. По устным источникам известно, что поначалу брат определил ее в Слободской Кресто-Воздвиженский монастырь, где она прожила недолго, а затем в Мысовскую женскую общину близ Кукарки, где она прожила до своей кончины, случившейся, очевидно, еще до закрытия монастыря в 1921 г14.  К сожалению, когда произошел уход Елизаветы в монастырь, установить не удалось. В «послужных списках» слободских монахинь за 1893-1901 гг. ее имя не значится, поэтому дальнейшая жизнь сестры о.Матфея  пока скрыта от нас туманом неизвестности.

  Жизнь в Филейском монастыре 1890х годов не была легкой. Судя по сохранившимся отчетам того времени, обитель еще только обустраивалась. Не было мира не только между насельниками, но и даже доверия к настоятелю, на которого часто писали жалобы его же подопечные, а также и на друг друга. В обитель поступали новые насельники, благодаря которым она строилась и благоустраивалась, но далеко не все из вновь поступающих обладали душевным спокойствием и даже навыками веры. Монастырю не хватало строгости о.Стефана. Например, в 1906 г. про духовника монастыря иеромонаха Савватия отмечалось, что «не знает 10 заповедей да и 11ю не знает15».

   В 1892 г. в монастырь поступил послушником будущий художник Александр Фищев. Привели его в Филейскую обитель душевные поиски и нужда. Вот что он вспоминал о своем приеме туда: «…Мышкин привел меня к настоятелю монастыря. После нескольких вопросов: кто, откуда, грамотный ли и что умеешь делать, ответы на которые его удовлетворили, я был принят в монастырь и направлен на кухню в распоряжение повара… В поварской или, вернее, кухне… меня приняли радушно. Основной штат  кухни: повар, его помощник, хлебопек и его помощник, трапезник, 2-3 человека, исполняющих всякую черную работу, на которую привлекали богомольцев из женщин – всего человек 9, я был 10м». Как и многие другие, Фищев не прижился в монастыре и вскоре покинул ее16.

   К сожалению, не сохранилось списков насельников обители за ее первые годы. К 1906 г., уже после отъезда о.Матфея, на Филейке жило 34 монаха, не считая простых послушников и  ссыльных провинившихся священнослужителей (последних ссылали сюда на эпитимию) и одного священника – настоятель, казначей, духовник, 4 иеромонаха, 4 иеродиакона, 11 монахов и 12 рясофорных послушников. Практически все, кроме 4 человек, были здесь уже старожилами, которые лично знали о.Матфея, поступив в обитель еще при нем. Про монаха Савву отмечалось, что он «больной и темный. Ничего не помнит и никто за ним не ухаживает17». С некоторыми из братьев жизнь сведет о.Матвея уже при жизни его в Яранском Пророчицком монастыре. 11 декабря 1895 года в число братии Александро-Невского монастыря был принят бывший послушник Молченской Софрониевой Пустыни  Григорий Сергеевич Парфениев. 6 апреля 1896 г. он был пострижен в монашество с именем Геннадия, а 2 мая рукоположен во иеродиакона. Отец Геннадий очень недолго пожил на Филейке и 22 декабря 1897 г. был перемещен в Вятский Трифонов монастырь, где вскоре был посвящен в сан иеромонаха18. Тогда никто не мог знать, что этому человеку в будущем предстояло стать игуменом Яранского мужского монастыря и принять мученическую смерть от безбожной власти…

  Уединенный лесной монастырь нередко обворовывался своими прихожанами и пришлыми людьми. На всю Вятку в то время прогремело известное «дело об ограблении Филейского монастыря».  Продолжались грабежи и в дальнейшие годы. Например, в 1906 г. случилось 4 воровства – похитили деньги из книжной лавки, из кружки с паперти, из кружки в церкви и вещи из келии о настоятеля19. Причиной этому служило то, что кружки для сбора денег находились на видном месте и не закрывались. В 1909 г. посетитель монастырской гостиницы отмечал: «Замечено, что плата за помещение в номере и за услуги не принимается «гостиниками» на руки: богомольцы, каждый по своему усердию, могут опускать в висящие тут же железные кружки; от вознаграждения лично им «гостиники» также настойчиво и искренне отказываются20».

   Большой уровень воровства в монастыре не был случайным, в него съезжалось  много разношерстной публики. Если одни работали здесь («деревенские жители без всякой нужды на себя пашут, а обедать идут в мир» - отмечал в 1906 г. иеромонах Пантелеймон21), другие просто проводили время в монастырской гостинице или были нечисты на руку…  Фищев так в своих мемуарах описывал посетителей обители: «Здесь каждый мог получить удовлетворение: ханжа-богомолец проливал слезы на молитве и каялся в грехах, потому что служба тут была «умилительная» и почти круглые сутки; кутила неплохо проводил время в своей компании в номерах гостиницы; находили приют влюбленные парочки и просто отдыхающая публика. Удивительное местоположение, заискивающая предупредительность монахов, колокольный звон, запахи ладана, регеля и милиса и многое другое притягивали сюда точно магнитом со всех сторон старых и молодых22…»

   Несмотря на невидимые постороннему глазу внутренние проблемы, монастырь строился и благоустраивался. В нем стояло два деревянных  храма - в честь  св. благоверного Великого Князя Александра Невского и  в честь Успения Пресвятой; при каждом храме имелись колокола – у одного на колокольне, у другого на столбах, общим числом 15.23 Сохранилась опись церковного имущества за 1919 г., из которого можно узнать, что главном пределе Александро-Невского храма  имелся 3 ярусный иконостас с 32 иконами; всего в храме имелось 93 иконы. Убранство Успенской церкви было скромнее – «1 иконостас местный и стенных икон 3524».  И все же этих двух храмов отцам обители казалось недостаточно, им хотелось, что бы монастырь украшал большой и красивый собор. Так в  1904 г. по проекту губернского архитектора И.А.Чарушина началось строительство большого каменного Александро-Невского собора, который по своей величине и красоте должен был по задумке строителей стать равным своему собрату в Вятке. Строительство собора стало главным делом братии монастыря на ближайшие полтора десятка лет, последние в его истории. В 1909 г. о нем на страницах «Вятских епархиальных ведомостей» сообщалось: «Больше всего внимания привлекает величественный еще строящийся Александро-Невский собор. По виду он очень напоминает Александро-Невский собор в Вятке, но вместительность будет больше его, т.к. в нем нет колонн и наружных галерей. В настоящее время он выведен до половины второго яруса25». Увы, строительству величественного собора не суждено было завершиться. Через несколько лет война приостановит его строительство, и к началу 1917 г. он будет только покрыт крышей, а еще через несколько лет и вовсе заброшен и впоследствии разрушен. При разрушении собора оказалось, что он был сделан настолько капитально, что его пришлось взрывать….

  Каждый приходящий в монастырь поражался его искусной технической оснащенности. Например, один современник  отмечал, что с крутого лесного обрыва «бегут источники холодной воды, распределенные по трубам  в разные направления для надобностей монастыря26». В монастыре один за другим возводятся новые здания - храмы, братские корпуса, гостиницы для паломников. В знаменитых филейских прудах водилось много рыбы. Монастырь выпускал свои книги. При нем имелось много мастерских, обслуживавших не только обитель, но и работавших на заказ – портняжная, сапожная, столярная, кузница. Кроме того, в продажу монастырь поставлял и продукты своего хозяйства – продукты, муку, рыбу. Кроме средств, выручаемых от своего хозяйства, основные доходы монастырь получал с процентов с капитала на вечное поминовение, приношений благодетелей, от исправления молебнов и панихид для богомольцев27. Все это позволяло с лихвой не только обеспечивать материально монастырь, но и кормить многочисленных бедняков и паломников, приходивших и приезжавших сюда.

    Одним из самых почитаемых мест здесь  была могила о. Стефана, к которой нескончаемым потоком шли люди. Шли помолиться, попросить помощи, взять земельку с могилы старца. Землянка его почиталась как святыня. Один из благочинных, перечисляя популярные места, куда любили ходить паломники, среди таких святых мест как Саров, Соловецкий монастырь и Великорецкое, называл и Филейский монастырь. «Над могилою, по его завещанию, братия монастыря поставила деревянный покров в форме гробовой крышки, окрашенный черной краской. В ногах у погребенного поставили деревянный крест, тоже весь черный, на этом кресте находятся в киоте иконы св.Стефана и св.Симеона, имена которых носил отец Стефан при жизни. Пред образом, на средства благотворителей, горит неугасимая лампада. Кроме того, по благословению Преосвященного Сергия, над могилой поставлена сень на четырех столбах, с железной крышей и с крестом28».

   Весной 1909 г., спустя десять лет после того как его покинул о.Матфей, обитель посетили учащиеся Вятского духовного училища. Вот что они писали об увиденном на страницах «Вятских епархиальных ведомостей»: «Монастырь  поражает деловитостью, хозяйственностью своих насельников. Кругом он обнесен каменною  стеною; в ограде 2 каменных корпуса, 2 храма и несколько деревянных домов. За оградой, в приличном расстоянии от нея находится 2 громадных  гостиницы для богомольцев, с отдельными, довольно чистыми, номерами; за ними, также на довольно значительном расстоянии, мельница, скотный двор. С западной стороны  от ограды  воздвигается постройка нового собора. Постройка обходится без привозной воды. Вода подается чрез трубы в громадные баки и творила при помощи  особого прибора – тарана, который действует всегда силою воды и воздуха. Вся площадь, принадлежащая монастырю, покрыта, почти строевым, хвойным лесом, который теперь оглашается весенним пением и стрекотанием птиц. Аромат леса и какая-то необычная для населенного места тишина придают особую прелесть месту29...»

   Все благоустройство и первые годы жизни монастыря проходили на глазах иеромонаха Матфея, жившего здесь с 1891 по 1899 гг. Впрочем, и после своего отбытия в далекий Яранск, когда он был перемещен в новый Пророчицкий монастырь, преподобный не забывал родной город и свою первую обитель, в земле которой был погребен его дорогой учитель – отец Стефан Филейский. Как утверждают устные источники, о.Матфей старался приехать на Филейку каждый год. Здесь он молился, совершал панихиду на могиле о.Стефана и затем долго сидел около нее, творя любимую преподобным Иисусову молитву…

 

Документальное приложение

 

Описание имущества Филейского монастыря 1919 г.

 

Храм деревянный в честь  св. благоверного Великого Князя Александра Невского

В главном пределе Александро-Невского храма  3 ярусный иконостас. В нем местных икон 32

Храм деревянный в честь Успения Пресвятой Богродицыв нем 1 иконостас местный и стенных икон 35

При 2 храмах на колокольне и внизу на столбах колоколов разнойвеличины и весу 15

ГАКО ф.Р-1258 оп.1 д.97 л.35

 

Покровская  церковь на Филейке

 

К 1875 г. теплая Филейская церковь стала тесной и утверждаетсяся проект перестройки теплойцеркви с установлением деревянного купола и фонарянад холодным храмом по типу великорецкого

В 1876 г. теплая церковь  разобранаи построенановая большая церковь на 2 престола. Правый придел был освященво имя пр. Ильи, а левый – в честь св.Николаячудотворца..

В этом виде Покровская церковь простояла до своего закрытияи разрушенияв 1939-40 гг.

Юные паломники из Вятского духовного училища, епархиального  училища, из младших классов обеих гимназий любили ходить на Филейкупешком и слушать службу в Покровской церкви, а на службу в Покровскую субботу сюда съезжались вятичи со всей округи.

В 1890 г. недалеко от Покровской церкви открыт Филейский мужскойАлександро-Невский монастырь

Рядом с церковью была построена каменная 2этажная 4классная школа, в которой обучалось 120 девочек. В селе была также мужская земская школа.

  Сейчас на Филейке  земельные наделы вятских мещан застроены гаражами, предприятиями, каменными домами и уже трудно догадаться, что здесь когда-то стояли храмы, крестились дети, венчались, исповедывалисьлюди, обретали покой ушедшие от нас, что вокруг них колосиласьрожь, на лугах цвели ромашки и гудели трудолюбивые пчелы…

 

Олег Виноградов -

Вятский край  1992 № 160

 

Из дневника Александра Фищева о встрече со святым  Стефаном: «… По обещанию, может быть .в благодарностьза успех в делах, пешком пошли на Филейку к монастырю о.Стефана…. Разнеслась слава о нем по всей Вятской губернии. Пошли… люди, кто ради спасения своей души, кто за разрешением  житейскихвопросов. Получить у затворника благословение пришли и мы. К нашему огорчению о.Стефаназдесь не оказалось. Власти духовныепри помощи светских увезли его в Вятку, в Трифоновмонастырь. Здесь мы удостоилисьвидеть о.Стефана, несмотря на запрещение, он все-таки ухитрялся принимать у себя паломников. Помещался о.Стефан в доме на 2 этаже. Дом был большой, с террасой… расположен в фруктовом монастырскомсаду.

 Мы вошли на террасу, недолго пришлось ждать. Он вышел – может лет 50, черный, худой в подряснике. Мама бух ему в ноги, за ней и я. «Что ты, что ты, зачем и что тебе надо? – тихо сказалон». Мы встали.  «Благослови, нас, батюшко, и научи, как жить». И мама поведаласвое горе. «Молись, все в руках Божьих» - сказало.Стефан. Он благословил нас и произнес: «Идите с Богом». И мы ушли.

1892 г. о поступлениив монастырь «Мышкин привел меня к настоятелю монастыря. После несколькихвопросов: кто, откуда, грамотный ли и что умеешь делать, ответы на которыеего удовлетворили, я был принят в монастырь и направлен на кухню в распоряжение повара… В поварской или, вернее, кухне… меня принялирадушно. Основнойштат  кухни: повар, его помощник, хлебопек и его помощник, трапезник, 2-3 человека, исполняющих всякую черную работу, на которуюпривлекалибогомольцевиз женщин – всего человек 9, я был 10м».

 

А.Фищев. Гармония земли и неба Вятские Поляны 2007 г.

 

1890 г. об открытии монастыря

16 сентября совершилось открытие нового мужского общежительного Александро-Невского монастыря.

Монастырь находится в 6 верстахот г.Вятки и в полуверстеот с.Филейки и занимает участокземли  в 7 дес., покрыт крупным еловым лесом. В южной части монастырская земля представляетвозвышенность, довольно ровную площадку, с небольшойпокатостью к северо-западу, а в северной половине она постепенно понижается  и идет узкой полосой по берегам очень небольшойречки, котораяс правой стороны  имеет крутой и высокийберег, пересеченныйглубоким оврагом. На реке устроены 2 небольшихпруда: на 1 из них поставленадеревянная мукомольная мельница.  Неровная поверхностьземли, высокий хвойныйлес, спруженная вода, разбросаннные по лесу деревянные постройки дают монастырюоченькрасивый, живописный вид.

… Крестьянин П.И. Куртеев, близкийродственнико. Стефана, всеподданейшимпрошениемот 27 октября 1888 г. ходатайствовал об учреждениив память чудесногособытия мужского общежительного монастыряблиз с.Филейки. Согласно этому ходатайству, по собрании  и рассмотрении потребных сведенийй, св. синодом, по определению 1-10 ноября  1889 постановлено учредитьблиз с.Филейки мужской общежительный монастырь, с богадельнейна 5 человек, особенно увечных, во имя св. благоверного Великого Князя Александра Невского, по уставу  святой Афонскойгоры. В памятьчудесного спасенияжизни Государя Императора и всего семейства, и испроситьВысочайшеее Соизволение на учреждение монастырем жертвенныхкр. к. и купцом Рязановымнедвижимых имуществ. По всеподданейшемудокладу Господина Синодального обер-прокурора, Государь  Император, в 10 день марта сего 1890 г., высочайшесоизволил на сие укрепление.

 … за 3 дня до назначенноготоржестваначалось движениебогомольцев. 16 сентября погода была несколько дождливая, дорога стала грязноватою; но это не помешало усердным присутствоватьна церковном торжестве. С раннего утра почти непрерывнойцепью шли и ехали по дороге от города к Филейскому Вятскому монастырю. Все площади, дороги, все открытыеместа сплошь были занятылюдьми; в лесу между деревьями, плотно стояли лошади и телеги. Такое собраниелюдей в Вятке бываетразве только в день отправления Чудотворного Образасвятителя Николая на Великую Реку. Полагаю, что народу было не менее 10 т. В 9 ч. в Успенскоймонастырской церкви, которая была освящена еще в июле прошлого года, прибыл Преосвященный Никон, епископ Глазовский; затем встретили Преосв. Сергия, епископа Вятского и Слободского. Литургиюсовершал Преосвященный Сергий, в сослужениибыли  кафедральный протоиерей, ключарь собора, 1 протоиерей и 1 священник из членов Консистории, игуменАгафангелиз братии Вятского Успенского монастыря и строитель открывшегося монастыря иеромонах Августин; пение исполнялось хором певчих.

  По окончании литургии из церкви последовал крестный ход на место закладки нового храма. В крестном ходе следовал и Преосв.Никон, по тесноте церкви не участвовавшийв литургии. К этому времени изволил прибыть в монастырь начальник губернии, действительныйстатский советник Алексей ФедоровичАнисьин. Крестный ход шествовал широкоюдорогою, проложенноюмежду высокимиелями. Новый храм сооружается на довольноширокойплощади среди лесу. Вся площадь покрылась народом, густые толпы стояли в лесу со всех сторон ,многокрестьян видно было даже на деревьях.  Началось священнодействие. Громогласноепение архиерейского хора раздалось по лесу…

 

№ 16-20 ВЕВ 1890 г.

 

Паломническое  путешествие в Филейский монастырь

 

Монастырь  поражает деловитостью, хозяйственностью своих насельников. Кругом он обнесен каменною  стеною; в ограде 2 каменных корпуса, 2 храма и несколько деревянных домов. За оградой, в приличном расстоянии от нея находится 2 громадных  гостиницы для богомольцев, с отдельными, довольно чистыми, номерами; за ними, также на довольно значительном расстоянии, мельница, скотный двор. С западной стороны  от ограды  воздвигается постройка нового собора. Постройка обходится без привозной воды. Вода подается чрез трубы в громадные баки и творила при помощи  особого прибора – тарана, который действует всегда силою воды и воздуха. Вся площадь, принадлежащая монастырю, покрыта, почти строевым, хвойным лесом, который теперь оглашается весенним пением и стрекотанием птиц. Аромат леса и какая-то необычная для населенного места тишина придают особую прелесть месту.

Замечено, что плата за помещение в номере и за услуги не принимается «гостиниками» на руки: богомольцы, каждый по своему усердию, могут опускать в висящие тут же железные кружки; от вознаграждения лично им «гостиники» также настойчиво и искренне отказываются.

Крутой лесистый обрыв, с которого бегут источники холодной воды, распределенные по трубам  в разные направления для надобностей монастыря.

Больше всего внимания привлекает величественный еще строящийся Александро-Невский собор. По виду он очень напоминает Александро-Невский собор в Вятке, но вместительность будет больше его, т.к. в нем нет колонн и наружных галерей. В настоящее время он выведен до половины второго яруса.

 

ВЕВ № 21 1909 г.

 


Назад к списку