ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

История ВЯТЛАГа

                                                             Вятлаг в годы Великой Отечественной войны

 

   История Вятского исправительно-трудового лагеря началась, как и многих других лагерей, в страшном 1937 году. Страна строилась огромными, ударными темпами, и все возрастающему производству требовалось много леса. Существовавшие объекты лесозаготовки, основанные на труде свободных граждан, не справлялись уже с планом. Между тем, на севере Кировской области, а также на севере Урала, в Вологодской и Архангельской областях лес занимал огромные площади, но для его разработки требовались рабочие руки. Руководство страны быстро нашло выход из положения. 16 августа 1937 г. нарком внутренних дел Н.И.Ежов получил постановление СНК СССР об организации «для нужд народного хозяйства и оборонной промышленности» 7 лесозаготовительных исправительно-трудовых лагерей (1).

Так в вятской глухой тайге, среди непроходимых лесов и топких  болот, был основан новый ИТЛ, в числе 6 других. Одной из главных причин его создания являлось обеспечение древесиной проектируемого строительства огромного объекта – гидроэлектростанции на реке Вычегде (юго-восток Коми), правда, это строительство из-за войны так и не было воплощено в жизнь. К 1 октября 1937 г. в лагерь предписывалось завезти 5 тысяч заключенных с целью обустройства лагеря, для приема будущих 15 тысяч обитателей обоего пола, с тем, чтобы уже с 1 января 1938 г. лагерь начал выполнять план по лесозаготовкам(2). Первоначально лагерю была выделена территория на площади 551.864 гектара на территории 3 областей – Кировской, Пермской и КОМИ АССР с ликвидным запасом древесины в 49.886.200 кубометров. В дальнейшем территорию предполагалось увеличить еще больше. В это время здесь уже проходила железная дорога «Яр-Фосфоритная». Вокруг нее первоначально и образовывался лагерь, его первые лагпункты, первые бараки которых ставились возле железно-дорожной колеи. После создания самого лагеря, приказом Наркомата внутренних дел от 5 февраля 1938 г. было создано Управление Вятского ИТЛ. Первым начальником Вятлага стал капитан госбезопасности Г.С.Непомнящий(3). С этого времени началась история Вятского лагеря.

К началу Великой отечественной войны Вятский лагерь имел уже богатую трехлетнюю историю, являлся хорошо организованным объектом на непроходимом севере Кировской области, состоявшим из 12лагпунктов и ОЛПов. За три предвоенных года на территории лагеря были построены такие важные государственные объекты как «стратегический объект №4 НКВД СССР (позднее Кайский целлюлозный завод), лесозавод (второй по значимости в лагере) и «Соцгородок» (ныне поселок Лесной), проложена Гайно-Кайская железная дорога, среди прочих ее станций была основана и Верхне-Камская – теперь районный центр области. Столицей лагеря стал «Соцгородок», основанный среди огромных непроходимых болот (с темчтобы исключить саму возможность побегов из лагеря). Сюда осенью 1939 г. из п.Рудничного переехало руководство лагеря. Лагерные пункты не являлись постоянными – когда в окрестностях лагпункта вырубался лес, он «переезжал» на другое место. На 1941 год в Вятлаге содержалось 18.950 заключенных группы «А» (работающих) и 1.689 вольнонаемных (по плану предписывалось 2.652 человека, но недостающее число опять заменяли заключенными, т.к. по доброй воле трудиться в здешних болотахнаходилось мало желающих).

 В приказе НКВД СССР от 31 августа 1940 г. Вятлаг был назван в числе «лучших лесных лагерей страны», -  лидировал по плану. Этого нельзя было сказать о других лагерях. 15 ноября 1940 г. управление лагерями лесной промышленности ГУЛАГа НКВД СССР отмечало, что «большинство лагерей производственные планы не выполняют». Вятлаг считался лучшим и чуть ли не «образцовым» по показателям лагерем и в середине 1941 года. Так план 1940 г. лагерь выполнил на 112 %, дав стране 1.208.000 кубометров древесины. При это нещадно экономили на заключенных. Например, в зиму 1940-1941 гг. лагерь получил экономию в сумме 2.952.000 рублей на сметной стоимости содержания заключенных. Поэтому не случайно перерасход рабочей силы в последнюю предвоенную зиму составил 27, 5 %.

Благодаря «Акту о принятии Вятлага НКВД СССР лейтенантом госбезопасности Левинсоном Н.С. от Долгих И.И.» можно получить представление, как выглядел лагерь в начале войны, в июле 1941 г. В это время он состоял из 12 лагпунктов, расположенных на линии собственной лагерной «железки» в 45 километров. «Лагерное население» к этому времени составляло 19.650 заключенных (17.890 из них составляли мужчины) и 1.662 вольнонаемных. Охрана лагеря составляла 378 человек, что являлось «некомплектом», поэтому частично в охране были задействованы и сами заключенные (кстати, по воспоминаниям, они относились к своим собратьям по лагерю во много раз хуже, чем сами штатные  охранники).

Все население лагеря разделялось на 3 группы – категории «А», «Б» и «В». К категории «А» относились заключенные, способные к тяжелому труду (например, на лесоповале), к категории «Б» - годные к легкому физическому труду и, наконец, к третьей – инвалиды и неработающие больные. К последней на 15 июля 1941 г. относилось 937 человек (7, 15 процента от общего числа), но вскоре число «доходяг» увеличится …

Военное время для большинства населения лагеря оказалось катастрофой : едва ли половина из них пережила голодный 1942 г. Многие заключенные, осужденные по «легким бытовым статьям», были мобилизованы в РККА и попали в «штрафбаты», возникшие в том же 1942 г. Вместо умирающих и мобилизованных, для выполнения плана в Вятлаг было завезено несколько тысяч этнических немцев, депортированных из разных областей СССР  в августе-сентябре 1941 г. Немцы находились в лагере  на особом положении, т.к. юридически не являлись заключенными. Например, им можно было сохранять партийную и комсомольские организации, а в «свободное время» от работы обязаны были проводить «идеологическую работу». Несмотря на такое привилегированное положение, смертность среди немцев была высокая.

  В Вятлаге содержались и другие немцы – военнопленные. В 1943 г. здесь был создан лагерь для военнопленных № 101, подчинявшийся Главному управлению по делам военнопленных и интернированных. Лагерь существовал до осени 1945 г. К концу своего существования лагерь в лагере состоял из 6 подразделений с вместимостью от 4 до 5 тысяч человек. Управление лагеря поначалу находилось рядом со станцией Лесная, а потом было переведено на станцию Малый Созим. 27 ноября 1945 г. приказом НКВД СССР № 001433 лагерь для военнопленных был расформирован, и его подопечные перешли в ведение непосредственно Вятского ИТЛ.

  О том как выглядел Вятлаг на начало 1944 г., свидетельствует такой документ, как «Акт передачи Вятлага НКВД СССР от капитана госбезопасности Левинсона Н.С. полковнику Кухтикову А.Д.» от 4 января 1944 г. К этому времени лагерь состоял уже 7 лагпунктов (ОЛПов) и 1 лесозаготовительного отделения (ЛЗО), в которых было объединено 22 подразделения, расположенных на Гайно-Кайской железной дороге. В свою очередь, внутри подразделений имелось 2 «совхоза», 10 лагпунктов и подкомандировок.

 Столица лагеря – Соцгородок, переименованный в 1944 г. в Лесной, выглядела до нельзя скромно, впрочем, как и другие «лагерные городки». Это было небольшое поселение, состоявшее из одной серой деревянной застройки – в основном брусковых домов барачного типа. Даже вокзал поселка был деревянным, окрашенным в зеленый цвет, с деревянным же перроном. От вокзала в центр поселка тянулась улица Вокзальная, также замощенная деревом. Недеревянным было только одно здание в поселке – лагерный архив (спецотдел). Левую сторону главной улицы украшал сплошной забор с колючей проволокой сверху. То, что за ним находилось заключенным знать было не положено – там располагались склады различного назначения. В центре поселка находилась площадь с единственным украшением – металлической статуей Ленина, как обычно показывавшего вытянутой рукой в будущее, в котором обитателям лагеря не могло быть места;по выражению вятского писателя В.Бердинских, они могли быть только «удобрением» для построения этого «светлого будущего». Рядом с площадью же находились главные учреждения – три двухэтажных дома Управления лагерем, Дом культуры и двухэтажных дома для «элиты» лагеря. Так выглядела столица Вятлага в первые полтора десятка лет его истории.

ОЛПы, где содержался основной контингент лагеря, выглядели более скромно – за забором с колючей проволокой и вышками стояли ряды шитосборных бараков для заключенных и необходимых служб. Из последних можно отметить ШИЗО (штрафной изолятор), контору, дома сотрудников и объекты  «соцкультбыта» - магазин, баня, клуб, столовая.

В годы войны сократилось и число заключенных. На 1 января 1944 г. в лагере содержалось 15.870 человек, из них 3.076 женщин и 3.891 немцев. Несмотря на это, эшелоны с заключенными шли в вятский лагерь регулярно. Только за вторую половину 1941 г. в Вятлаг пришло 15 эшелонов, доставивших 8753 заключенных. За 1941-1943 гг. в него прибыло в общей численности больше 40 тысяч «врагов народа» и больше 8000 «трудмобилизованных» немцев и финнов, а также доставлено из различных лагерей и тюрем на западе страны около 4000 т.н. «следственно-заключенных» (в основном прибалтов и «донбасских» немцев). Например, 9 июля 1941 г. пришел эшелон из Юхновского ИТЛ, что в Смоленской области, доставивший 1419 «социально опасных» жителей Латвии. 28 июля того же года было привезено 995 заключенных из Беломорско-Балтийского комбината НКВД (Карелия).

Некоторая часть из них позднее была отправлена в другие лагеря и на фронт. Самый большой этап из Вятлага – около1500 человек –был отправлен в Усольлагв июле 1942 г.  В августе-сентябре того же года 500 заключенных было передано ведомству РККА, пополняя штрафные батальоны. По данным 2001 г. все они погибли на фронте. Из штрафбатов редко возвращались живыми… Также  ушло на фронт более 1700 вольнонаемных. Однако большая часть заключенных Вятлага оставалась в лагере и не увидела конца войны. Они остались здесь навсегда. В голодном 1942 г. оставило этот свет большинство узников, попавших в лагерь до войны. На 1 января 1946 г. в Вятлаге содержалось 16.179 заключенных. Кстати, из всех лесных лагерей это было самое наименьшее число.

Происходило изменение и в кадрах Вятлага. В 1941-1942 гг. в лагерь прибыло 350 эвакуированных сотрудников из прифронтовых областей СССР. В то же время неизвестно, сколько было отправлено на фронт непосредственно сотрудников лагеря. Поскольку чекисты умели стрелять только в безоружных людей, скорее всего они заняли и на фронте теплые места в заградотрядах и штабах, в которых не менее ретиво, чем на Родине месили на допросах зачастую невинных людей. Это было значительно проще, чем воевать с настоящим врагом на передовой (там ведь и убить могли бы!).

С началом войны жизнь заключенных ухудшилась по всем показателям. Им и раньше то не сладко жилось, а сейчас тем более. Был увеличен рабочий день, увеличены нормы выработки, снижено и без того тощее продовольствие, усилена охрана (в целых два раза – на «врагов народа» солдат и патронов власть не жалела), запрещено освобождение тем, кто отбыл свой срок (они освободятся только после ее окончания, те, кто, конечно, останется жив). Кроме того, были отменены свидания и переписка с родственниками, получение газет. Заключенные не знали, что элементарно творится в стране.

 Между тем работа в Вятлаге всегда была тяжелой, даже в мирное время. Чем занимались заключенные в Вятлаге можно узнать из производственного плана 1941 г. : заготовка, подвозка, вывозка леса, лесопиление, шпалопиление, разделка балансов, разделка дров. До середины 1950-х годов труд здесь был исключительно ручным. Деревья валились ручными лучковыми пилами, причем, нередко для этого заключенным приходилось стоять по пояс в снегу или в болотной воде. Трелевался и вывозился сваленный лес на лошадях, грузился в вагоны также вручную. Поэтому большинство изначально здоровых людей быстро превращались в инвалидов и «доходяг»

Не случайно  план 1943 г. в Вятлаге был провален, и на 1944 г. он был незначительно уменьшен. Цифры по плану на 1943-1944 гг. были следующие : заготовка древесины составила соответственно 630.000 и 620.000 кубометров; вывозка – 660.000 и 650.000 кубометров. Как и многие предприятия военного времени, лагеря перешли и на выпуск оборонной продукции. В Вятлаге изготовлялись спецтары, авиабрусок, авиапланки и т.п. Бойцы, получавшие их и не ведали, что они были сделаны руками вятских заключенных. Еще одним нововведением военного времени стали т.н. «социалистические соревнования». Пришли они в лагеря ГУЛАГа. Лагеря соревновались друг с другом в показателях. Кроме того, у каждого лагеря был и «напарник», вместе с которым они соревновались с другими лагерями. «Напарником» Вятлага был Унжлаг. Но, надо сказать, Вятлаг не побеждал в соревнованиях. Заключенные от таких «соревнований» только умирали быстрее. Численность неработающего контингента к 1 января 1944 г. по сравнению с 1941 г. увеличилась в 3 раза. За вторую половину 1943 г. по лагерю умерло 1.524 человека. На 1 января 1944 г. инвалидов насчитывалось 3489 человек. Каждый пятый житель лагеря был дистрофиком, кандидатом в «могилевскую губернию».

 Положение с выполнением плана в лагере становилось критическим – выполнять его уже было не под силу из-за элементарной нехватки рабочих рук. В январе 1943 г. начальник 3го ОЛПа Попов объявил, что у него «из 900 заключенных – 300 инвалидов, 300 больных и 150 малолетних заключенных». «Кому же выполнять план ?» - вопрошал Попов.

   В создавшемся положении некоторые ретивые начальники предлагали неординарные выходы из положения. На том же совещании в январе 1943 г. начальник 13го ЛЗО Авруцкий на лагерном совещании говорил : «Мы имеем 100 процентов рабочей силы, а программы не выполняем, т.к. группа «В» катастрофически растет. Если бы те продукты, которые даются группе «В», дать здоровому контингенту, - мы бы не имели группы «В» и выполнили бы программу. Есть и саботажники, есть и просто ослабевшие люди. Если мы и дальше будем так работать, то через месяц мы не будем иметь рабочей силы. Положение с рабочим фондом катастрофическое».

Здесь видно явственное стремление освободить лагерь «от лишних ртов», что некоторые начальники ОЛПов претворяли в жизнь и на деле. Здесь ими использовались такие легальные «методы», как организация побегов, новые расстрельные дела, благодаря большому количеству доносчиков и «шептунов», урезание и без того скудного довольствия. Все же в 1943 г. выход из положения был найден. В лагерь принудительно начали направляться на основные работы колхозники всех местных районов. Они были такими же бесправными рабами как и лагерники. Их также гнали на любые принудительные работы как бессловесное стадо. Единственное отличие было в том, что колхозники были лично свободными.

Не случайно, за январь-май 1943 г. произошло 125 побегов из лагеря. Причиной здесь было и то, что прежняя охрана лагерей была заменена : годные к военной службе стрелки были отправлены на фронт и заменены инвалидами и негодными по состоянию здоровья к военной службе. Разумеется, бежали в первую очередь люди от отчаяния и голода. Оперуполномоченный 6го ОЛПа Гороховский на одном из совещаний говорил : «Большинство побегов у меня из режимных бригад. Условия для заключенных в этих режимных бригадах созданы нечеловеческие. Заключенных заставляют работать по 16-20 часов в сутки. Бытовые условия для них созданы нечеловеческие и на следствии беглецы показывают, что единственный выход в дальнейшей жизни – это совершить побег».

 После окончания войны в лагерные ворота один за другим вновь входят новые этапы с «рабочей силой». Вятский лагерь вновь стал возрождаться к старым темпам работы и существования. После смерти Сталина большинство политических заключенных получат амнистию только в 1959 г. После этого Вятлаг превратится в обычную зону, существующую до сих пор - К-231 МВД России (п.Лесной).

 

                                                              Источники

 

Бердинских В. История одного лагеря – М.2001 г.

Белых Н. Экономика ГУЛАГа как система подневольного труда (на материалах Вятлага 1938-1953 гг.) – М.2011 г.

Кузьмин С. От ГУМЗа до ГУИна. Системе исполнения уголовных наказаний МВД России –75  лет // Преступление и наказание 1997. № 5

1.Приказ НКВД СССР № 078 от 16 августа 1937 г. об организации 7 лесозаготовительных лагерей

2.Приказ НКВД СССР № 078 от 16 августа 1937 г. об организации 7 лесозаготовительных лагерей

3. Здесь и далее использованы документы :

ГАРФ ф.9414ГУЛАГ НКВД (МВД) ССССР

ГАСПИ КО ф.5991 полиотдел Вятского ИТЛ МВДСССР

Ведомственныйархив учреждения К-231 МВД России (п.Лесной)

 

 


Назад к списку