ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

21 июня 2015 г.

 

Воспоминания об отце - испив полную чашу страданий....

Мой отец, МЫШКИН НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ, как указано выше, родился в семье священника 24 января 1904 года в с. Чахловка Синцовской волости Котельнического уезда Вятской губернии. В послужном списке за 1974 год значится: Мышкин Н.И. - протоиерей, настоятель храма в с. Богословское, русский, сын священника, окончил Яранское духовное училище в 1918 году. В 1926 г. повенчан на девице Тамаре Владимировне, дочери священника села Богословского. Дети: Евгений - доктор мед. наук, Маргарита и Юрий - врачи. Посвящен в сан диакона и последовательно во иерея епископом Неофитом в 1930 году в г. Ветлуге. На должность настоятеля храма села Богословского назначен в конце 1945 года Кировским архиепископом Вениамином. Хронологическая запись его службы:
1923 г. - определен на должность псаломщика с. Н.-Николаевского.
1924 г. - утвержден в должности псаломщика, посвящен в стихарь.
1925 г. - перемещен по прошению в с. Богословское.
1930 г. - посвящен в иерея.
1930-31 гг. - взят в тыловое ополчение.
1931 г. с октября священник с. Быстри.
1932-38 гг. - священник в с. Благовещенское.
1939-45 гг. - на разных работах после закрытия церкви.
1945 г. - назначен настоятелем церкви с. Богословского.
1951 г. - и.о. благочинного 2-го Котельнического округа.
1959 г. - утвержден в должности благочинного указом епископа Поликарпа.
Награжден набедренником в 1935 г., камилавкою в 1952 г., наперстным крестом в 1960 г. и бархатною фиолетовою скуфьею. В 1964 году от патриарха Алексия удостоен саном протоиерея и в 1979 году патриархом награжден крестом с украшениями. Не судим ни церковным, ни гражданским судом, в обновленческом расколе не был.
Указом архиепископа Кировского и Слободского от 26 июня 1992 года с 27 июня 1992 г. выведен за штат, и за 60-летнее безупречное служение Церкви ему вынесена благодарность.
А теперь подробнее о жизни отца, что мне запомнилось. Из-за гонения на духовенство отец никогда не рассказывал о жизни после смерти родителя и о том, как они с братом и матерью жили до 1923 года, т.е. до тех пор, когда ему предоставилась возможность служить псаломщиком. Непонятно, из каких соображений бабушка-вдова с двумя несовершеннолетними сыновьями не вернулась в дом своего отца в село Верхотулье. Может быть, она не хотела жить вдали от могилы усопшего мужа, не исключено, что ее отец тоже был выселен из своего дома.
Отец не говорил, но, разбирая его бумаги, я нашел ремарку, что он обучался на первом курсе Вятской духовной семинарии. Вероятно, смерть отца не позволила продолжать духовное обучение. На его бедственное положение указывает найденное заявление следующего содержания:
В Синцовский Исполнительный комитет
гр. Н. Мышкина, Синцовской волости
Котельнического уезда с. Рождественского
В 1919 г. 6 июня тов. председателя Грединым была конфискована моя физгармония. Как обучающемуся на ней, она принадлежала лично мне. В настоящее время я состою на учете, имея 19 лет. Никакой должности не занимаю и средств к жизни не имею. Земли, огорода и недвижимого имущества не имею. Посему, не считая себя эксплуататором труда, прошу Вашего Синцовского Исполнительного комитета содействия - к возвращению мне своей физгармонии. Физгармония моя фабрики (Хессон-Хеммшт) была взята не испорченной. В каком состоянии она находится сейчас - мне не известно.
Кроме того, еще председателем Глушковым был взят граммофон с зеленым рупором, мембраною и ящичком с пластинками. Посему, принимая во внимание мое материальное положение, неужели окажетесь немыми Вы от содействия просимого мне к возвращению.К сему Николай Мышкин. 1923 года, 10 июля».
Святая простота! Он же не знал вердикта «гуманиста» Ленина: «Чем больше мы сумеем расстрелять этой сволочи (духовенства), тем лучше». Волчью сущность коммунистов можно выразить строкой из басни Крылова: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать...». Много десятилетий банды коммунистов делали все, что могли, чтобы помешать мыслящим людям реализовать себя. Какой была бы наша страна, если бы дворянство, духовенство, купечество и офицеров не убивали, не сажали в тюрьмы, не гноили в сетях ГУЛАГа.
Отец, оставшись сиротой, зарабатывал на хлеб, копая могилы на кладбище. Развлечением местных коммунистов было завалить выкопанную могилу. Они, считавшие себя потомками обезьян, верили постулату Энгельса, что труд превратил обезьяну в человека, а их задачей стало превратить человека в рабочего осла.
3 сентября 1923 года приходской совет церкви села Ново-Николаевское решил: «Принять в псаломщики бывшего ученика 1-го класса Вятской духовной семинарии Николая Ивановича Мышкина». Рекомендация местного священника Георгия Маракулина гласила: «... Сын умершего священника Николай Мышкин всегда был послушным, благочестивым, скромен и внимателен при исполнении церковных служб в самое трудное время. Оказывал помощь в письмоводстве».
Служба псаломщиком позволила иметь средства к жизни. После перевода в село Богословское отец жил на квартире у вдовы расстрелянного священника, а через два года она стала его тещей. В доме моей бабушки, пока его не конфисковали, в то время уже проживала замужняя старшая сестра моей мамы - Милица Владимировна с супругом Владимиром Николаевичем Петровым - местным лесничим и двое их сыновей.
Подробностями жизни отца до начала 30-х годов не располагаю, знаю только, что в 1930-1931 гг. отец был в тыловом ополчении. Отличительная черта характера отца - постоянная занятость делом. Никогда не видел его, проводящим время в праздности. Вероятно, эту черту характера он унаследовал от своего отца, который был весьма деятельным миссионером среди приволжских народностей (знал их языки: татарский, марийский, чувашский, удмуртский). Кроме того, рано оставшись без отца, папа взял на себя заботу о матери и брате. Разителен контраст в поведении братьев. Младший Михаил был очень добрым, но безынициативным. В своей деятельности постоянно оглядывался на родительницу: «как скажешь, маменька». К поведению братьев подходит притча, как две лягушки попали в разные кувшины с молоком. Лягушка, которая постоянно искала выход, не застыла в оцепенении, а постоянно работала лапками, сбила кусочек масла и, оттолкнувшись от него, выпрыгнула на волю. Вторая лягушка, впав в апатию, лишилась жизни. Так и мой отец, несмотря на жестокую социальную изоляцию, постоянно находился в труде. Это позволяло ему содержать семью и сохранять бодрость духа. Обстоятельства не позволяли ему полностью посвятить себя пастырской деятельности среди прихожан: проповеди были запрещены, а выполнение треб на дому у прихожан каралось. Поэтому свободное время он посвящал огороду на маленьком клочке земли возле церкви, много плотничал по изготовлению ульев и другого пчеловодного инвентаря. Имея алмаз-стеклорез, освоил профессию стекольщика, что давало существенную долю заработка для содержания семьи.
В 1937 году был крайне богатый медосбор, мед брали из ульев почти каждый день. Не хватало тары для хранения меда. Продав его перекупщикам, папа решил купить велосипед, что в то время было большой редкостью для деревни. Продавались велосипеды только в областном центре и, естественно, были дефицитом. Папа доверился знакомому краснобаю, обещавшему помощь в приобретении велосипеда. Приехав в Киров, посредник попросил отца ждать у подъезда какого-то учреждения (база), откуда должен появиться посредник с велосипедом. Прождав 2 часа, отец обнаружил, что в подъезде имеется другой выход, откуда мошенник спокойно улизнул с деньгами, и немалыми для того времени - 300 рублей. Стоимость овцы составляла 40-50 рублей. Так провалилась затея с «личным» транспортом. Заступиться за попа никто не хотел.
В конце 1938 года по разнарядке райкома ВКП(б) отца обязали заготовить несколько вагонов леса, на что ушло более 3 месяцев. В этой работе ему помогали больной брат, мама и бабушка. У дяди Миши от недоедания развилась «куриная слепота», т.е. дефицит витамина А.
После выполнения плана по отгрузке леса отцу заявили, что церковь не работала несколько месяцев, поэтому ее закрыли. Папа долго искал работу, и в мае 1939 г. был принят возчиком тресты Круглыжского льнозавода. Много претерпели мук в страшные годы коммунизма сельские священники, которых даже на низкооплачиваемые работы не всегда принимали. Священник, ставший почтальоном, по тем временам считал это счастливой долей. По работе постоянно наблюдались беспричинные придирки. Однажды, проезжая мимо пожарного щита, на лошадь свалился пожарный багор и угодил ей в глаз. Вину свалили на отца, заставили его купить другую лошадь на время лечения травмированной. Последние сбережения семьи пришлось потратить на приобретение лошади, которую впоследствии пришлось продать за бесценок....

Е.Н.Мышкин Родные и близкие - М., 2001 г.

 

Первые советские детдомы: "дети от голода пошли побираться по деревне..."

В д.Паутово 26 сентября прибыла группа детей в числе 180 человек из Вологодской губернии. Наш Сердежский волисполком было еще в июле месяце предписал, чтобы приготовили к приезду детей в августе месяце все необходимое: кров и продукты в доме бывшего купца Шамова, но кулаки, сидевшие в волисполкоме, не сделали ровно ничего. По приезде своем дети попали в ужасные условия: ни пригодного помещения, ни хлеба, ничего не было. Дети от голода пошли побираться по деревне.
В этом же деревне живет в своем каменном двухэтажном доме всесильный деревенский паразит Е.А.Зараменских, у которого в доме 3 комнаты и кухня были отведены волисполкомом для помещения детей, но к приезду последних все три комнаты оказались завалены картофелем, овсом, морковью и др. продуктами, а в кухне даже и пол оказался выломан. Пока заведующий детской колонией и эконом ездили в волисполком, а затем и в Уржум с ходатайством о размещении детей, дети остались без призора и просили милостыню.

Кто так плохо принял голодных детей // Деревенский коммунист – 1919 г. №233

 

Как вятчане относились к коммунистам, опровергая идеологические басни...

… Я была ребенком, так плохо помню, но рассказывали, что собрали в с.Верхосунье митинг. Коммунист вышел на трибуну, а старики набрали камней и стали бросать в него. Их сразу стали ловить. Одного поймали, его Микола звали, яму вырыли и тут же закопали. Повострей кто был – так убежали (воспоминания из журнала "Герценка" №5 с.91).
На фото: храм в с.Верхосунье

 

Песенка о вятском пономаре

Один курвин сын, пономарь,
Он и тоненький, долгонький
Сухопаренький, тощенький
Он по церкви похаживает
На меня косо поглядывает
На меня, младу, примаргивает
Какая уж тут «обеденка»!

Сборник "Песни северо-восточной России" под редакцией А.М.Васнецова (1894 г.)

К сожалению не смог найти в интернете полного текста песни. К стыду наших краеведов, сей сборник похоже даже не оцифрован еще...

 

Говорил то, что нужно сказать

В ночь на 25 августа 1922 г. сотрудники ОГПУ провели стремительные аресты вятского духовенства. За стандартной формой «контрреволюционная деятельность» стояли: мероприятие обновленчества, верность Патриарху Тихону и церковным канонам. Лишены свободы тогда оказались епископ Вятский и Слободской Павел (Борисовский), епископ Глазовский Виктор (Островидов) и их сподвижники, в числе которых был и протоиерей Василий Перебаскин.
Сергий Фудель позднее вспоминал, что в Бутырках их однокамерников его, тогда молодого человека, больше всего поразили о.Валентин Свенцицкий (автор удивительных по духовной глубине «диалогов») и о.Василий Перебаскин. Этот «как бы простейший да еще вятский поп» говорил «словами иногда даже совсем не литературными, грубыми, но всегда говорил то, что нужно было сказать собеседнику, точно вырубая заросли чужой души». Самыми нежными словами охарактеризован в воспоминаниях Фуделя «дорогой тихий вятский авва»

А.Маркелов Вятский епархиальный вестник 1997 г. № № 10

 

 


Назад к списку