ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

1-15 ноября 2015 г.

1-3 ноября

Если в Вятке был Вятлаг, в Марийской АССР было 4 своих лагеря. Рисунки бывшего узника марийского лесоповала.

Изготовление глиняных игрушек. Вятская губерния. Российская империя. 1900-е года.

Дом в Москве, где жил маршал Конев, родившийся в Вологодской губернии, на территории, отошедшей к Кировской области. В этом же доме находились квартиры и других партийных и военных руководителей.

Храм Христа Спасителя в Москве - старший брат вятского Александро-Невского собора. Правда, это конечно восстановленный прототип (оба храма были уничтожены). Кстати, первым, кто предложил уничтожить этот храм был С.М.Киров...

Репрессированные священнослужители Марий Эл. Фото с экспозиции Музея ГУЛАГа (г.Йошкар-Ола). Фотографии музея на музейном семинаре в Москве, с залами, заваленными историческими экспонатами (места просто нет), произвели на его участников неизгладимое впечатление. 12 залов, 14 тысяч экспонатов! Подобным может похвастаться не каждый народный музей...

 

4 ноября

О количестве земель в Уржумском уезде, принадлежащим в собственность частным лицам 1856 г.

Земли поселенные



Коллежский советник Николай Депрейс с детьми
Помещица титулярная советница Екатерина Лазарева и сын ея коллежский советник Николай Емельянов
Действительный статский советник Донауров
Камергер двора его императорского величества Андрей Донауров
Наследники Жадовского
Почетный гражданин из дворян Марья Матвеева
Гвардии штабс-капитан Мосолов при заводах Буйских, Шурма Никольский и Шурминский
Провинциального секретаря Екатерины Казнимирской с детьми
Надворная советница Екатерина Семкова
Поручик фон дер Бригену
Священник Уржумского Троицкого собора Короваев 
Гвардии штабс -капитан Мосолов
Наследники почетного гражданина Матвеева в Пилинской волости
Отставной губернский секретарь Юдников
Уржумский п.Матвеев
Проживающая в г.Уржуме жена медика п.Георгиевская
Уржумский к.п. Попову
Уржумский к.як.Корчемкин
Шурминского завода заштатный священник Ложкин
Крестьянин Кизнерской волости Козьма Никулин
Крестьянин Кизнерской волости Козьма Урванцев
Крестьянин с.КозьмодемьянскогоСолоницын
Крестьянин д. Федькиной Платон Бушуев с жителями

Часть обширного документа из архива ГА РМЭ (в свою очередь, это копия из архива ГАКО). Далее упоминаются землевладельцы различных волостей уезда - Пилинской, Кокшинской, Сернурской, Конганурской. В документе приведено и количество каждому принадлежавшей земли. Как видим, состав крупнейших землевладельцев был довольно пестрым - заводчики, помещики, чиновники, военные, священники, крестьяне. При мягких законах Российской империи каждый, имеющий определенный капитал, мог прикупить земли у государства. Она и стоила, скорее всего, не очень дорого, поскольку ее легко могли приобретать даже крестьяне...
Источник: ГА РМЭ ф.306 оп.1 д.198

Дом заводчиков Мосоловых в селении Буйский завод.

Возрождение. Космодамианская церковь с. Кугушень Сернурского р-на, отстроенная в 2014 году на месте уничтоженной церкви. Фото Соловьева Алексея.

 

6 ноября

Вятские лютеране, католики и евреи: сведения в архиве НАРТ.



Как известно, вятские католики и лютеране были прикреплены к своим нескольким храмам г.Вятки, те, которые жили на юге губернии - ездили в г.Казань, где окормлялись у католического пастора и лютеранского ксендза. Так же дело обстояло и с лицами еврейской национальности (в Казани имелась синагога). Соответственно велась метрикация. В Национальном архиве республики Татарстан сохранились следующие метрические книги по не-православным:

Ревизские сказки Елабужского уезда 



В Национальном архиве республики Татарстан сохранились уникальные "ревизские сказки" по нескольким селам и большинству деревень Елабужского уезда за 1816 и 1850 гг (при этом упоминается, что часть деревень от Сарапульского уезда). При всем этом богатстве сам уездный центр - г.Елабуга - представлена только одной слободкой. Каждая деревня расписана в отдельном архивном деле, т.е. что бы просмотреть все, нужно потратить массу времени.
Что самое интересное - в эту же опись каким-то чудом попали "ревизские сказки" священнослужителей практически всех уездов Вятской губернии и г.Вятки за 18 век; нет только Уржумского и Сарапульского уездов.

Имение заводчиков Мосоловых в селе Буйское



В одном из отчетов Уржумского краеведческого музея сохранилось за июль 1930 г. описание обследования дома-усадьбы «помещика Мосолова – владельца Шурминского медеплавительного и Буйского чугунолитейного заводов»: «Усадьба состоит из большого каменного дома, окруженного развалинами каменных стен и башен. Вокруг усадьбы раскинут парк из различных древесных пород. В начале Гражданской войны был похищен забор, окружавший парк, в доме были вынуты окна и двери. Но окончательное расхищение началось после того, как с дома была снята железная крыша. В данный момент потолки на обоих этажах уже провалились. Штукатурка, паркет, барельеф, алебастровые вазы и другие украшения приведены в негодность. От дома остались только стены, сложенные из старинного тяжеловесного кирпича с крепкослежавшимся цементом. При обследовании (7-8 июля 1930 г.) для музея были собраны части барельефов, образцы обоев и фамильный герб Мосолова, который находился на фронтоне дома».

Уржумская старина – краеведческий сборник № 11 2012 г.
Герб Мосоловых

 

Междоусобицы древнего Хлынова



Земские воеводы, ватаманы и подвойские, управлявшие Хлыновом до 1489 года, все были выведены Иваном Третьим из города и расселены в центре страны. Кстати, вероятно, земским воеводой в Хлынове был и легендарный Михайло Россохин, о котором вятский «Временник» под 1421 годом лаконично повествовал так: «В лето 1421 Михайло Россохин убил на Вятке ратию Анфала и сына его Нестора с дружиною их».
Анфал Никитин с устюжанами приступил к городу ночью и именно тогда произошло то знаменитое побоище «своя своих не познаша», о котором говорилось уже выше. По мнению первого вятского историка А.И.Вештомова, оба вятских ватамана - и Михайло Россохин и Анфал Никитин – знатные беглецы из Новгорода Великого, руководившие набегами вятчан на окрестные волости, но рассорившиеся после ряда неудачных набегов на северные двинские земли. А.И.Вештомов пишет так: «Россохин и Анфал Никитин, оспаривая один другому первенство на Вятке, зашли между собою в ссору. А как тот и другой имели у себя немалочисленные партии приверженцев из разных вятских городов, то и вошли вятчане под руководством сих двух усилившихся между ими пришлецов в междоусобные драки. На одной из таковых, 1421 году происшедшей меду Россохиным с одной и Сабуровым и Анфалом с другой стороны, Анфал был побежден и убит с сыном своим Нестором и с ними кроме других знатнейших людей убито 9000 человек, между коими судя по столь великому числу немало должно было находиться и Устюжского края жителей…»
Вот какой размах в вятской древности принимали междоусобные политические страсти! Конечно, цифра 9000 убитых вызывает сильные сомнения, хотя Вятка и была тогда крупнейшим русским городом на северо-востоке страны.

Бердинских В. История города Вятки – Киров 2008 г.


На фото: такая часовня стояла в г.Вятке в честь победы вятчан над устюжанами. Разрушена большевиками.

 

Легенды: клады Орловского уезда

Кладов в уезде очень много: они есть почти при каждом селении, особенно по течению рек Вятки, Летки и Великой.
1. Насупротив Чертова городища, в полугоре, в так называемой «Чертовой пучине» зарыт сундук с деньгами; над ним «млится огонек по ночам, будто свечка горит». Иным клад показывается в виде человека: «сидит на ограде черный такой и просит всех, кого увидит, со слезами просит: «Брось ты в меня, родимый, чурочкой какой, ни то золота много увидишь». Но никто не осмеливался сделать этого. А выходит он из земли и просит разбить его, потому что ему уже срок вышел: каждый клад ведь на срок тоже каладется.
2. В Тороповском уезде прежде бочка с золотом на золотой цепи висела. Один конец был прикован к корню громадной «борти» (подчищенной сосны), которая сгорела лет 15-20 назад от пыжа охотника. Теперь цепи оборвались, и бочка лежит на дне озера в городище Орловском. «Существует также предание, что Орловское городищ соединяется подземным ходом с Чертовым городищем, которое находится в 2 верстах от Орлова вниз по течнию реки».
3. Клад в «могильнике» в деревне Вилках Левинской волости, за овинами – сундук с деньгами. Могильник этот – небольшая круглая яма. Чей он и кто в нем похоронен, неизвестно. Искали клад много раз, но ничего не находили. В «позатретий год» копали трое крестьян из деревни Вилок. Только что выкопали на аршин, вдруг в земле, под ними, и затрепетало что-то, ровно курочка, а тут и хлынула вода. Так и бросили. А раз как-то один крестьянин стал было копать, «так его вот кабы вершиной от ели чуть совсем до смерти не захвостало». По ночам на могильнике видят огонек.

Вятские губернские ведомости 1883 г. № 12 и 13

Котельнич: начало


История Котельнича уходит в глубокую древность. Местная легенда рассказывает, что один из новгородских отрядов, достигнув устья реки Моломы, сделал тут остановку, что бы отдохнуть и осмотреться. Заметили выше по течению поселение. Решили овладеть им. Коренные жители, видя, что пришедших больше, чем их, почти без боя оставили свои укрепления и ушли в леса. Пришельцы решили закрепиться для постоянного жительства на холме, где находилось марийское (черемисское) поселение. В стратегическом отношении место было удобное: с 2 сторон городище было окружено оврагами, с реки его охранял высокий берег, а на западной стороне люди прорыли глубокий ров. И назвали они свое поселение Котельничем - из-за соседствующей с городом огромной котловины. Но это легенда. А что говорят письменные источники?
Согласно авторитетному свидетельству такого исторического документа, как «Повесть о стране Вятской», новгородцами в 1181 году был действительно взят лежащий на Моломе марийский город Кокшаров. Этот-то Кокшаров, как указывает «Повесть», «ныне нарицается Котельнич».
Первое датированное упоминание о городе Котельниче в русских летописях относится к 1459 году в связи с походом войск великого князя Василия Второго на вятские города с целью присоединения их к Москве. «князь великий Василий Васильевич послал рать свою на Вятку, а воевода у них князь Иван Юрьевич Патрикеев; и взяша два города – Котельнич да Орлов, а под Хлыновом стояли много».

Энциклопедия земли вятской т.1 Города – Киров 1994 г.

 

Из переписной книги М.Б.Кишкина (Клешнина) о числе дворов посадских г.Царевосанчурска в 1646 г.



По Государеву указу из Приказу Дворца стольник Михайло Бахтеярович Клешнин да подьячий Данило Приказкин … в Царево Санчурском городе на посаде посадских торговых и ремесленных людей… переписали и с прозвищи.
В Царево Санчурском городе на посаде жилецких посадских людей 28 дворов, а тяглых в них 82 человека.
Царево Санчурского же города посадских людей дворы, которые написаны бобылские, по сказке земских старост вновь сверх приправочных книг, что взято у воеводы Протасья Неплюева, 32 двора, а людей в них 73 человека.
Захребетники посадские ж люди 3 человека. Всего в Царево Санчурском городе на посаде 60 дворов, а посадских тяглых людей и бобылей, и детей, и братвы, и племянников, и захребетников – 167 человек, да 4 человека живут на посаде опрочь тех посадских людей.
В Царево Санчурском городе на посаде двор Гостиной сотни Ондрея Иларьева Исакова…
На посаде же двор таможенного откупщика Осипа Угримова…
Всего в Царево Санчурском на посаде 171 человек.

ГАКО ф.170 оп.1 д.97 лл.8-11

 

Как вятские мари прощались с Лениным



В начале 1920-х годов политика партии большевиков, согласно архивным документам (партийным) среди вятских крестьян и рабочих не вызывала ни симпатии, ни даже сочувствия. Население роптало по поводу проблем с продовольствием (когда-то в самой хлебной губернии!) и отсутствия самых элементарных промышленных товаров - вся торговля была запрещена; за "спекуляцию" подвергали расстрелу. Из-за этого крестьяне не имели железа, керосина и даже мыла, а рабочие вынуждены были довольствоваться тощими продовольственными пайками и практически голодали. На местах, согласно сводкам ОГПУ, вспыхивали мятежи, доходило до избиения партийных чиновников. В 1921 г. Вятская губерния вошла в полосу голодающих регионов страны - крестьяне, дочиста обобранные продотрядами отныне не могли противостоять этой беде так, как раньше. И если раньше царское правительство боролось с голодом всеми силами, теперь вождь огромной страны цинично говорил, что голодом хорошо воспользоваться в своих целях и чем больше народу перемрет - тем лучше. При всем этом из голодающих губерний продолжал изыматься продналог, а помощь международного "Красного креста" была запрещена.
Исходя из всего этого, смерть Ленина в 1924 г.не вызвала особого сочувствия среди крестьян, который был в их глазах повинен во многих бедствиях. Сочувствовали его потере большевики, сочувствующая им интеллигенция (в школах в день траура дети были освобождены от уроках) и... марийцы. Малые народы бывшей империи были очень благодарны красному вождю за дарованные им автономии и многие права.

В 1924 г. уржумская уездная газета "Красный пахарь" писала о дне траура в с.Байса Уржумского уезда: "К 10 часам утра между рядов бедных хат по улице села Байсы движутся толпы. Из церкви несется звон, но группы не туда идут. Они направляются в народный дом, где сегодня съезд советов, где представители деревень волости, по большей части мари, собрались для того, что бы отдать последний долг умершему вождю…"
На фото: несмотря на массовость ленинских похорон в столице (как обычно, большая часть была зеваками), в далекой северной губернии это событие вызвало полное равнодушие у народа.

 

Как сернурский комиссар дезертиров укрывал

В Сернурскую волость Уржумского уезда прибыл отряд по борьбе с дезертирством. Когда отряд начал свою работу в указанной волости, то оказалось, что волость была врным убежищем для дезертиров, благодаря военкому Волкову, который за взятки мясом, маслом, яйцами и даже кумышкой покрывал дезертиров.

Комиссар укрыватель дезертиров // Деревенский коммунист – 1921 г. № 14

 

Батюшка-советчик



У мельника Чамской мельницы заболел тифом сын. Мельник бежит к вершинятскому батюшке Шишову, что бы посоветоваться, вести ли сына в больницу или лечить его дома?
Отец духовный, выслушав мельника, посоветовал ему «ни в коем случае не возить сына в больницу, т.к. его там или заморят голодом или заморозят». И этот совет дается уже н в первый раз.

Распространитель заразы // Красный пахарь – 1923 г. № 30

 

7 ноября

 

Сегодня день памяти, день национальной трагедии России. Давайте вспомним и помянем всех, уничтоженных режимом. И первыми из них стали наши вятские женщины, защищавшие Зимний дворец.

Цена большевистских «достижений» — более 50 млн погибших в 1917–1953 годах, полтора миллиона эмигрантов, погубленная культура честного труда и частной инициативы, убитая деревня, соучастие сталинцев в развязывании Второй мировой войны, спившийся народ, уничтоженная церковь.

К. М. Александров.

 

Из дневника вятского фотографа С.А. Лобовикова:



"9 декабря 1899 года. Прохожу мимо дома Л...ва. У крыльца стоит пара рысаков. У ворот остановился бедняк-мужичок в плохонькой одежде, весь озяб; посмотрел на лошадей, отвернулся, пошел своей дорогой и только вздохнул тяжело глубоко "э-хе-хе-э-э". Сколько в этом "э-хе-хе-э-э" выразилось слов и чувств; так глубоко эти восклицания падают в душу, стыдно становится перед этим бедняком... Завернулся в новую шубу пусть себе, и какие тебе дела до того, что другие зябнут, что не имеют теплой одежды... Да, черствы, холодны наши души - лишь шубы наши теплы!"

 

Котлас: начало



Котлас – важный речной порт. Река Вычегда – «вход» в землю Коми, река Сухона – в Вологодскую область. Северная Двина – дорогу к Архангельску. В конце 19 века была построена железная дорога Вятка-Котлас. Разрабатывались проекты освоения грандиозных богатств Севера. Но ощущалась острая нехватка людских ресурсов. Советская власть решила эту проблему силовым перемещением в Северный край самой работоспособной части крестьянства из густонаселенных районов страны.
Макариха – микрорайон Котласа. Роковую роль в судьбе Макарихи сыграло ее выгодное географическое положение. С одной стороны – близость рек Вычегды и Двины, с другой стороны – железной дороги. В 1930 г. здесь был организован пересыльный лагерь для раскулаченных крестьян. Их по железной дороге через Вятку привозили на Макариху, а затем по рекам доставляли в лесную глухомань добывать «зеленое золото» (древесину). Не выдержавших условий пересыльного лагеря тут же и хоронили… 

Пенкина Н.Р., Манылова С.Ф. Их памяти нельзя не поклониться…. – М., 2014 г.

 

Трагедия семьи "врага народа"



Рассказывает Курагина (Романова) Эмилия Серафимова:
- Я родилась 09. 03.1934 г. в д.Малые Лаптенки Зуевского района Кировской области. Мой отец, Романов Серафим Петрович, родился 23.05.1906 года в селе Истобенск Кировской области. Стал жертвой политических репрессий 30-50-х годов. Он работал главным бухгалтером на станции Зуевка Горьковской железной дороги.
В один из рабочих дней конца августа 1938 года он не вернулся с работы. Жена, не дождавшись мужа домой, стала его разыскивать. Выяснилось, что прямо на работе отцу надели наручники и увели. Он был осужден «тройкой» по статье 58 как враг народа, на 10 лет лишения свободы без права переписки. Отправлен в Воркуту на строительство железной дороги.
Мать, Романова Анастасия Яковлевна, 28.04.1907 г.р., с 2 детьми немедленно выселили из Зуевки в деревню, пригрозив, что иначе их отправят в Сибирь. И мы уехали к маме на родину. Но и туда пришла весть об аресте отца, нас объявили семьей «врага народа». Мы подвергались ужасным гонениям. Нашу семью презирали, распускали всевозможные слухи. Нас, детей, не принимали в школу, мама нигде не могла устроиться на работу, нам всем было отказано в карточках на хлеб. Голодали мы тогда страшно: ели траву, приходилось «сбирать» (побираться) по деревням, иначе было не выжить. Так, в скитаниях, голые, оборванные, голодные жили мы до возвращения отца. Он вернулся в 1948 году, отбыв полный срок, работая на строительстве железной дороги Воркута-Котлас. Там погибли тысячи и тысячи каторжников от голода, холода, неимоверно тяжелых условий работы. Отец выжил только чудом, благодаря своей физической закалке.
Мы вернулись домой, но клеймо «врагов народа» с нашей семьи не было снято до всеобщей реабилитации 1989 года. Все эти годы отцу было трудно устроиться на работу, его никуда с судимостью не принимали. Мы жили тем, что давал огород. Умер отец в 1999 г.

Пенкина Н.Р., Манылова С.Ф. Их памяти нельзя не поклониться…. – М., 2014 г.

Яранский уезд в Казанский период

До Вятского периода истории Яранского уезда яранские власти подчинялись и управлялись из Казани, и напрямую из Москвы, а духовенство яранское подчинялось и назначалось из Казанской епархии.
Служилые люди, чиновники, воеводы, направляемы в Яранск, назначались и комплектовались в центральных уездах: Москва – Подмосковье, Нижний Новгород, Казань. Среди служилых людей были и малороссы, т.е. казаки или черкасы и др. иноверцы. Большинство служилых людей (детей боярских, дворян, рейтар, драгун, рассыльщиков, ландмилиции – ланцев) были посажены на землю в окрестностях Яранска, а затем обложены подушным окладом, т.е. переведены в податное сословие и впоследствии переписаны как государственные крестьяне.
Помещики, которые имели в Яранском уезде земли, также были исключительно уроженцами западных Российских губерний и, естественно, оттуда же были и перевозимые ими в Яранский уезд крестьяне.
В начальный период существования Яранского уезда шла также переселенческая крестьянская северо-западная волна. Это Нижегородчина, Вологодчина, Поморье, Новгородские земли. Причем ошибочно считают, что это были различные беглые или воровской бандитский люд. Вовсе нет. Это были трудяги – крестьяне и посадские люди, среди которых было много высококвалифицированных мастеров, ремесленников, торговцев из посадов северо-западных старинных русских городов, покинувших родные земли ввиду различных социально-полтических причин (непосильные налоги, «польское разорение», мор, неурожаи, церковный раскол и гонения и т.п.). Были единичные случаи переселения и вятчан, но большей части они оседали в селениях восточной и северо-восточной части Яранского уезда.
Привожу выборку из переписной книги 1646 г. Яранского посада и уезда по местам прежнего проживания яранских жителей (учитывались только мужчины).
Яранский посад:
Костромитин 7 (из Кострома)
Балахонец 5 (Балахна)
Малмыженин 3 (Малмыж)
Коломнетин 2 (Коломна)
Чебоксаренин (Чебоксары)
Залешенин 2 (Переяславль-Залесский)
Вятчанин 4 (Вятка)
Всего: западные местности – 23
Вятка – 4
Селения Яранского уезда:
Ветлуженин 13 (Вятлага)
Шалеговец 2 (с.Шалегово)
Санчуренин 7 (Санчурск)
Цивиленин 3 (Цивильск)
Перминин 3 (Пермь)
Кокшаженин 3 (вероятно из Царево-Кокшайска, иногда называемого Кокшага или Царев на Кокшаге)
Кукаренин 20 (слобода Кукарка)
Вятчанин 33 (новое село Липово Поле с починками (нынешнее Обухово Пижанского района) Вятка)
Всего: 84
Вятчане: 33
В переписной книге 1685 года указаны выходцы из Галицкого уезда (починок Осиновский), Унжи (Унженины в Яранске), с.Устюга (д.Кожи), Казанского уезда, Котельничского уезда (д.Иваново), из Царевококшайска (д.Иваново), из Москвы, Орлова и несколько «вятчан». В это же время начинает фиксироваться прозвище Царегородец, т.е. житель Царевококшайска или Царева города. Причина переселения в основном звучит так: «пришли в Яранской от хлебной скудости лет тому назад» (от 10 до 20 и более).
Переписные книги и отказные книги 17 века Яранского уезда из фондов РГАДА называют фамилии следующих наиболее крупных помещиков и знатных служилых людей: Хитрово, Голицыны, Дурново, Садово, Колесницыны, Кречетниковы, Плотцовы, Молотеины, Вакуловы, Щегловы, Мармылевы, Слузовы, Бибиковы, Амачкины, Аристовы и др., «родиною» которые были из центральных и западных уездов, таких как Московский, Казанский, Нижегородский, Свияжский, Царевококшайский, Курмышский, Великолуцкий. С центральных уездов назначались в Яранск и воеводы, перечень которых упускаю, т.к. это были люди временные и корней в наших краях не дали. 

Кабанов В. А вятские ли мы, яранцы-красносанцы? // Здравствуй, Яранск – историко-публицистический альманах 2012 г. № 1

Знатные люди Марий Эл: Антипин Аркадий Яковлевич

Родился 8 сентября 1937 г. в Куженерском районе. Деятель образования. Из семьи колхозников. Учился в Больше-Царанурской школе. Среднее образование получил в Йошкар-Олинском педучилище, 1957. Заведовал Мари-Олминской начальной школой Куженерского района, три года служил в армии. С октября 1960 г. учитель физкультуры и начальных классов Юледурской средней школы Куженерского района. В 1962-1966 студент МГПИ им.Крупской, получил специальность «Учитель истории и обществоведения». После окончания вуза остался здесь: ассистент, старший преподаватель кафедры истории КПСС Марпединститута. В феврале 1974 г. защитил кандидатскую диссертацию в Казанском пединституте на тему: «Деятельность Марийской организации КПСС по дальнейшему развитию народного образования, литературы и искусства в республике (1959-1970)». С октября 1976 г. старший преподаватель, доцент кафедры истории КПСС, секретарь парткома КПСС в МПИ им. Горького. С сентября 1986 г. ректор МГПИ им.Крупской.
Кандидат исторических наук, доцент.
Опубликовал около 30 научных и методических работ.
Награжден двумя почетными грамотами Президиума Верховного Совета МАССР, 1982 и 1987. Заслуженный работник образования Марий Эл, 1998.
Жена, сын, дочь, внук.
Увлечения: волейбол, лыжи, рыбалка.
Девиз: «Честность и порядочность».

Кто есть кто в Марий Эл – Йошкар-Ола 2002 г.

Дополнение: Ректор Марийского государственного педагогического института им. Н. К. Крупской (г. Йошкар-Ола) с сентября 1986 г.; родился 8 сентября 1937 г. в д. Чодраял Куженерского района Марийской АССР; окончил педагогическое училище в 1957 г., отделение истории историко-филологического факультета Марийского государственного педагогического института в 1966 г., аспирантуру в 1969 г., кандидат исторических наук, доцент; работал учителем в школах; 1972—1976 — старший преподаватель Марийского педагогического института, 1976—1980 — старший преподаватель, доцент кафедры истории КПСС, 1980—1986 — секретарь парткома Марийского политехнического института; избирался членом бюро Ленинского райкома и Йошкар-олинского горкома КПСС, заместителем председателя и председателем Президиума Марийской республиканской организации Общества "Знание"; заместитель председателя Совета ректоров вузов Республики Марий Эл, член Совета при Правительстве Республики Марий Эл по вопросам социального развития; опубликовал более 20 научных работ в основном по вопросам образования и культуры, соавтор учебного пособия "Обеспечение безопасности жизнедеятельности"; награжден медалью "Ветеран труда"; женат, имеет двоих детей; увлекается спортивными играми, лыжным спортом, рыбной ловлей ( с сайтаhttp://www.biografija.ru/biography/antipin-arkadij-ya..).

Слово о Глазове-городе



Наш милый Глазов и его округу
Мы, глазовчане, любим всей душой.
Как с преданным, надежным старым другом,
Мы с ним одной повенчаны судьбой.
Окрестные нам памятны места:
Река Чепца, и тихая поляна,
И песни юности у жаркого костра 
Под выборы певчего баяна…
И эта память служит нам порукой,
Что красоту и славу городка
Передадим мы нашим детям, внукам,
Как дар судьбы, на долгие года.
В.Шашов.

«…Продолжая мое путешествие, 13 августа прибыл я в вотское село Глазово, стоящее на западном берегу р.Чепцы. От него расстоянием в 5 верстах на восточной стороне сея же реки на вершинах превысокой горы находится старинное городище, укрепленной с западной стороны крутизною горы, с полудня преглубокою долиною, посреди которой течет р.Пиза, соединяющаяся с источниками р.Чепцы, с востока крутыми валами, касающимися концами своиими высоких берегов вышеупомянутых рек» («Дневные записки путешествия капитана Рычкова», 1770 г.).

Фото предоставлено краеведом Г.И.Кочиным.

8 ноября

Ода деревне



Деревня… Каким невыразимым теплом согрето это простое для русского человека слово. В нем сокрыто множество глубинных понятий, близких духу и образу жизни русича. Это и нагретые жарким солнцем бревна домов, жарко натопленные в зимние морозы печи, аромат свежевыпеченного хлеба, завалинки, веселый смех детворы в любое время года, деревенские гулянья, нелегкие деревенские будни, и еще много чего, чем жили наши деды и прадеды.
Однако, пришло лихое время, опустели деревни. Да что там опустели, буквально стерты с лица Земли. Ушли бывшие жители из пращурских краев в поисках лучшей доли. Лучшей ли? Разрушились дома, заросли деревни и поля березняком да кустами, как будто и не было их вовеки. Но жива еще деревня в памяти человеческой и опустевшая, заросшая, посылает она свое тепло улетевшим птенцам, и ждет, когда же они одумаются и все вернется «на круги своя». Тоскует земля без добрых человеческих рук.
Вот и в нашем, Яранском районе, много таких деревень. Одна из них – деревня Елкино, которая была расположена на берегу красивейшего пруда, образованием слиянием двух речушек – Малиновка и Кукшанер. Легенда гласит, что в конце 18 века пришли в эти края двое поселенцев из Кукарской слободы: дядя и племянник. Много мест осмотрели, но выбор свой остановили именно здесь. Место уж больно красивое: на противоположном берегу пруда лес красивый, в речушках вода чистая, рыба водится. Ключ – родник с живою водою! Всем место хорошо, подходяще! Тут и порешили новую жизнь начать. Поставили первую избу, привезли семью, обжились, потом и другие поселенцы подтянулись. Жили дружно, вели свое хозяйство. В каждой семье занимались своим особым ремеслом. С успехом торговали своими немудреными, но такими нужными в крестьянском хозяйстве вещами. Вместе радовались, вместе и горевали. Вроде бы и догляд в деревне был, а вот ведь беда – два раза деревня горела. После первого пожара отступили дома от берега, сместились за бывшие огороды. После второго пожара вновь отстроилась деревня, опять зажили крестьяне. Только вот лихое время коллективизации и укрупнения колхозов деревня не смогла пережить. Не по нутру ей такая жизнь, когда нет хозяйского догляда и вся жизнь построена по принципу «все вокруг колхозное, все вокруг мое». Да и война сделала свое черное дело, много мужиков не вернулись в деревню. Надломилась и в ней жизнь, захирела… Пропало что-то неуловимое, что давало ей жизнь и силы выстоять. 

Рохлина Т. Елкино // Здравствуй, Яранск – историко-публицистический альманах 2012 г. № 1

Февральская революция 1917 г. в Глазове



В годы первой мировой войны в г.Глазове размещался 154й пехотный запасной полк. Все лучшие здания города: помещения мужской и женской гимназий, духовного и городского училища были заняты под казармы.
Весь город казался военным плацем. С раннего утра до позднего вечера со всех сторон слышались громкие, разухабистые солдатские песни. На пустырях вокруг города круглый год шла подготовка солдат…
Поздним февральским вечером, когда уставшие от дневной муштровки и вечерней «словесности» солдаты занимались чисткой винтовок, неожиданно раздались звуки горна – сигнал сбора. Через несколько минут все 4 взвода выстроились в коридоре верхнего этажа. Перед стром показался взволнованный начальник учебной команды подпоручик Нестеров, который сообщил:
- Братцы! Государь император Николай Александрович отрекся от престола за себя и за наследника Алексея Николаевича в пользу своего брата Михаила Александровича.
А через день Нестеров сообщил нам:
- Братцы, царь и его министры изменники – арестованы. В Петрограде создано Временное правительство. 
Это было первое известие о падении самодержавии. Но мы, солдаты, были в недоумении. Никто и ничего нам не объяснял. По-прежнему с утра до вечера шли строевые и тактические занятия, а по вечерам - занятия словесностью. Читать газеты, посещать какие бы то ни было собрания, состоять членами каких-нибудь общественных организаций солдатам строго запрещалось.
Лишь рядовой Костарев, бывший бухгалтер уральского завода, объяснял нам в часы досуга, что рабочие давно боролись с царской властью, что падение самодержавия солдатам нужно только привествовать.
Прошло несколько дней в тревоге и сомнениях. Но вскоре 154й полк полностью примкнул к революции. Настроение у всех было радостное: «Свобода!», «Свобода!», «Да здравствует свобода» - слышалось со всех сторон.
Через несколько дней два взвода учебной команды были направлены на секретную операцию: один взвод - на Вятскую улицу, к дому, занимаемому конной стражей, а наш 3й взвод – на Сибирскую улицу, к уездному полицейскому управлению (ныне дом 11). Полицейское управление было окружено солдатами. Мы потребовали от исправника список всех полицейских, проживающих в Глазове, и приказали немедленно доставить их в управление.
Исправник Спичкин, чувствуя свое совершенное бессилие, повиновался. Через 15 минут около 20 полицейских собрались в управлении. Их выстроили в одну шеренгу, проверили по списку, обезоружили и под конвоем вместе с исправником отправили в тюрьму. Успешно прошла операция в помещении конной стражи на Вятской улице.
Так была ликвидирована в Глазове полиция – одна из опор самодержавия.

Красное знамя – 1967 г. 11 марта.

Ветряки

Ветряки. Полагаю, никогда в жизни вы не слышали это слово, а если и оно было произнесено рядом с вами или увидено на бумаге, то значение его не играло для души и сердца никакой роли. «Это что-то древнее?» – предположите вы. И окажетесь правы. 
Вы никогда не задумывались, проезжая мимо еле заметных избушек, чуть виднеющихся в лесках?
Ветряки – несуществующие деревни. Они не имеют названия. Они не отмечены ни на одной карте. Они живут без главной основы – человека. Их просто нет. 
Нерадостная картина предстанет перед глазами путника, свернувшего по дороге к ним. Дома с провалившимися глазницами окон, с затянутыми входами высокой травой и краснеющими продолговатыми цветами Иван-чая, криво улыбаются провалившимися нижними венцами бревен. Дому повезло, если хозяева, уезжая, или кто из людей закрыли ставни и заколотили их досками. Тогда у дома есть надежда, и разрушается он гораздо медленнее. И все же это большая редкость. Избушки, дома побольше, их надворные постройки гордо стоят с распахнутыми дверьми и выбитыми окнами, прохудившимися крышами, ожидая, что зайдет под его кров двуногое существо, от которого веет теплом, приведет все в надлежащий вид, и будет в нем раздаваться и смех, и плач. А пока в них сквозит ветер. Так проходят годы…

Смоленцева.Н.А."Небесная твердь" - Тюмень, 2010 г.

Из произведения молодой писательницы и художника, предки которой поколениями жили в приходе села Марисолы Уржумского уезда

ПАСХАЛЬНАЯ ОТКРЫТКА 1917 ГОДА

Глиняный горшок 15-16 вв. Хлыновский кремль. КОМК.

Вятский Успенский монастырь в 16 и 17 веках. Рисунки Т.Дедовой.

 

Погрузка снопов в Вятской губернии. Вятский художественный музей.

9 ноября

С 1894 по 1914 год бюджет народного образования Российской Империи увеличился на 628%. 
Возросло число школ: высших – на 180%, средних – на 227%, женских гимназий – на 420%, народных школ – на 96%. 
И. Ильин в своей работе «О русской культуре» пишет, что Россия стояла на пороге осуществления всеобщего народного образования с сетью школ в радиусе одного километра. 



Первоначальное обучение было бесплатное по закону, а с 1908 г. оно сделалось обязательным. С этого года ежегодно открывалось около 10.000 школ. В 1913 г. число их превысило 130.000. 
Российская Империя была читающей страной. В период царствования Николая II в России выпускалось больше газет и журналов, чем в СССР в 1988 году.

Иванов день в селе Лом

К 10 часам утра мать истопила печь, наварила разных варев, настряпала для гостей праздничной стряпни и наварила корчажного пива. После всех приготовлений мы собрались с ней в село на ярмарку. К тому времени отец с ярмарки уже возвратился, чтобы отпустить меня и мать, а сам остался домовничать.

Мать, наряженная в цветастое платье, кашемировый плат, в полусапожках выглядела ещё молодой. Лицо её было белое, без морщин, в глазах светилось счастье, и отражалась доброта. Ещё бы! Ей редко приходилось бывать на ярмарке, а в этот раз её отец отпустил.

Я шагал за ней в новом картузе и рубахе, подпоясанной поясом с кистями, в кожаных сапогах, смазанных паровым дёгтем. Вот и село Лом. Трудно добраться до церковной площади — центра ярмарочного гулянья. Вся дорога заулка, соединяющая улицы, была заставлена лошадьми, запряжёнными в тарантасы. Вокруг слышны ржания лошадей, людской говор, крики пьяных, звуки тальянок, песни и малиновый звон колоколов, извещающих об окончании обедни. Всё слилось в единую, непонятную, опьяняющую ярмарочную суету....

Подробнее здесь: http://olnd.ru/10/06-id.html

Гражданин крестьянин...

Просматривая церковную метрическую книгу за 1919 год одного из приходов Яранского уезда, обратил внимание, что везде значится слово "гражданин" вместо предыдущего "крестьянин", как это значилось в том же приходе за 1917-1918 гг.
Само слово и обращение "гражданин" появилось еще задолго до революции и применялось к обывателям, хотя и не в массовом порядке. Впервые ввел это слово в обиход еще Радищев. После февральской революции слово стало популярным. Как видим, в данном приходе крестьянам обращение так понравилось, что они сделали его повсеместным. Правда, на дворе уже стоял 1919 год - когда в обращении все более популярным стало слово "товарищ", хотя большевики в своих обращениях продолжали употреблять и это слово. Но до Вятской глубинки все доходило очень не скоро. Поэтому в 1919 г. здесь велись и метрические книги (повсеместно изъятые из обращения в 1918 г.) и вместо "товарищей" еще были "граждане"...

10 ноября

О медицинской помощи до революции


В начале 20 века в Вятской губернии медицинская помощь была поставлена довольно слабо. Больницы находились в основном в городах и больших селах. В некоторых деревнях имелись фельдшерские и фельдшерско-акушерские пункты. Но все они зачастую находились на таком расстоянии от большинства деревень (плюс состояние дорог того времени в весеннюю и осеннюю распутицу), что крестьяне часто пренебрегали медицинской помощью. Особенно это касалось родовспомогательной помощи, и роженицы ездили в больницу редко, как отмечалось в отчетах земства того времени. Большинство родов происходило по старинке дома (если не в поле) при помощи повитух. Повитухи были так популярны у крестьянок, что одно время они принимались даже в штаты больниц. Ввиду всего этого была очень высока смертность, особенно детская, записями о которой пестрят церковные метрические книги. Самыми распространенными причинами детской смертности были "слаборождение" и "родимец". Помощь сельского фельдшера часто тоже была не всегда квалифицированной. Зачастую последнему приходилось только констатировать смерть, причем в записях о причинах смерти чаще всего упоминаются народные выражения, как будто смерть констатировал не фельдшер, а какой-нибудь знахарь. Например, от "поноса" (дизентерии), "головной боли", "кашля" (воспаления легких). Выходит, такие были фельдшеры... Как вам это понравится - на дом приедет сотрудник ФАПа и скажет, что смерть произошла "от кашля" ))
Вот такой пример из жизни. 25 января 1901 г. в починке Вятском Яранского уезда умерла от "чахотки" (туберкулеза) крестьянка Анна Макаровна Мамылова 43 лет. Интересно, что в то же время умерло "от кашля" и двое ее детей - 29 декабря 1900 г. сын Тимофей 3 лет, а 21 февраля дочь Александра 5 лет. 18 мая того же года "от поноса" умерла годовалая дочь Мария. Не сложно догадаться, что все эти смерти были взаимосвязаны, ведь туберкулез заразное заболевание. Но крестьяне тех лет не могли о нем ничего знать, как и о том, почему дети больной матери умерли "от кашля"...

На фото: дом врача Левицкого в г.Вятке

"Мечтатели". Ученики 4 класса за выполнением домашних занятий по географии. Село Макаровка Яранского уезда Вятской губернии. Фотограф Аркадий Шишкин. 1926 год.

Только официально, за 5 лет правления Иосифа Сталина:



в 1937 году было арестовано 136 900 православных священнослужителей, из них расстреляно 85 300;
в 1938 году арестовано 28 300, расстреляно 21 500;
в 1939 году арестовано 1500, расстреляно 900;
в 1940 году арестовано 5100, расстреляно 1100;
в 1941 году арестовано 4000, расстреляно 1900.

Игумен Дамаскин (Орловский) "История Русской Православной Церкви в документах Архива Президента РФ".

11 ноября

Червонные валеты - могли ли быть в Вятке?



В одном из новых исторических сериалов приводится такой диалог между чекистом и лагерным "вором"
- А это знаменитый вор Карлов, сподвижник "червонных валетов" и Соньки-золотой ручки. Помнишь Соньку, Карлов?
- Что ее помнить, лярву...
Заинтересовало, кто такие были "червонные валеты", название довольно интересное. Оказывается, это было довольно масштабное преступное сообщество, клуб, действовавшее в империи в первой половине 1870-х годов. Занималось оно «похищениями чужого имущества посредством выманивания, подложного составления документов, введения в обман». «Клуб» не имел строгой внутренней организации — его участники свободно сходились на дело и расходились, а в отдельных эпизодах одни участники даже обворовывали своих подельников. Одной из участниц его была и знаменитая Соня. В разные годы с преступном сообществе, совершившем около 60 афер, существовало, как минимум, три устойчивые группы («шайки»,«кружка»). Находился клуб в основном в Москве, но участники его не забывали ездить и по стране. По данным "википендии", бывали они и в Нижнем Новгороде, а это уже недалеко от Вятки. Возможно, они бывали и там, о чем могли сохраниться интересные документы... Одним из исследователей этого сообщества был писатель В.Короленко, в в свое время отбывавший ссылку в г.Глазове.

На фото: участники знаменитого преступного клуба.

Елабуга - старинный вятский город

Кладбищенская церковь г.Яранска. В ее ограде находилась могила прп.Матфея Яранского. Разрушена

Открытка с поздравлением. 1968 г.

Подбирая доказательства для одной полемики, достал эти уникальные свидетельства эпохи "красного террора" 1918 г. - расстрельные приговоры (архив ГАСПИ КО) и отрывок из дневника "смертника" священника Анатолия Ивановского...


В дневнике идет речь о реальном человеке, следственное дело которого сохранилось. В одной из своих книг я писал о нем:
"... В д. Марамзино Лебяжской волости чекисты арестовали по доносу 84-летнего крестьянина И. Ф. Марамзина, якобы «за содействие белым ». Во время мятежа из Уржума бежало несколько матросов. Проходя через Марамзино, они зашли к И.Ф. Марамзину и попросили продать им 3 пуда муки. Крестьянин пошел им навстречу и продал им муку за меньшие деньги, поскольку те собирались в противном случае муку выгрести силой. После этого матросы пришли в соседнее село Лебяжье, где были по чьей-то наводке арестованы степановцами. По их словам, степановцы, как представители демократичного Учредительного собрания, дальнейшую судьбу арестованных решили вынести на народном сходе ; мужички решили с ними поступить, как с ворами и бандитами. И их порешили бы да спасла власть советская. 
Гадая, кто их мог сдать степановцам, матросы возможно вспомнили негостеприимного марамзинского старика и «отблагодарили» его, написав донос в ЧК. В нем сообщалось, что старик якобы ездил в Лебяжье и сдал их степановцам, ругал их нехорошими лебяжскими словами и сожалел, что продал муку по дешевке («заявлял банде, что на пристани Лебяжье есть вооруженные матросы красноармейцы, они у меня реквизировали 3 п. муки сволочи, привыкли грабить»), хотя сам он на допросе, состоявшемся в тот же день, утверждал, что в это время безвылазно сидел в деревне и даже слыхом не слыхивал о степановцах! « Я и в Лебяжьем-то не был ни разу за лето, кроме того я пришел в то время, как мне разсылка принесла повестку явиться в Лебяжье, я явился и меня арестовали ; помимо этого ни раза не был в Лебяжье»– шамкал пожилой крестьянин. А в конце допроса и вовсе покорился воле настойчивого следователя, махнув на себя рукой : «Воля ваша, што хочете, то и делайте, ну только я прилюдно говорил, што в это время меня в Лебяжье не было и никак способствования я не делал белогвардейцам каким-то ; нечего этова я не знал и не слыхал… Пущай говорят, но только я этова не делал!» 
Матросам поверили на слово (как же – советские работники!), и ретивые следователи решили «завравшегося» старикана отправить на тот свет раньше срока. Не помогла ему и его нелегкая трудовая автобиография, честно изложенная им в протоколе единственного допроса. Виной несчастного крестьянина стало его запирательство на основании «письменного заявления советских работников», а также его материальное состояние ( у него была летом старая кладь, от продажи которой он выручил 200 р., а денежки заныкал). Так люди становились жертвой обычной человеческой подлости – неопытные следователи, не имевшие навыков юридического образования, отправляли их на тот свет по доносам и наветам, не удосуживаясь проверить ложь последних".

14ноября

Сонька Золотая Ручка имела родственников в Вятке



Как то я писал об однофамильцах очаровательной воровки, живших в Вятке, но строго предположительно http://www.nabludatel.ru/new/2015/07/20/zhili-v-vyatke/. Оказалось, был прав. Сами потомки вятских Блювштейнов писали об этом в своей публикации.
К сожалению, пока и нет фактов, бывала ли Сонька сама в Вятке, хотя она бывала во многих городах России, например в соседнем Нижнем...

http://www.liveinternet.ru/users/4198118/post337481716/

Метрические книги по г.Сарапулу 18 века. Архив НАРТ. 


Кто внимательный, заметит на второй странице описку архивистов ))

А.М.Васнецов. Книжные лавочки на Спасском мосту. 17 век. Картина 1902 г.

В.Попов. Торг перед Спасской башней Хлыновского Кремля. Конец 17 века. Вятский художественный музей.

М.Е.Салтыков в Вятке



7 мая 1848 года в Вятку прибыл М.Е.Салтыков . Как это было, можно прочитать в его знаменитых «Губернских очерках», где Вятка замаскирована под названием Крутогорск. Возможно, Михаил Евграфович имел в виду крутой нрав местных жителей. Говорят же, вятские – парни хватские.«Губернские очерки» остаются лучшей книгой о городе Вятке. Поверьте, как и любое классическое произведение, труд Салтыкова не утратил своей актуальности. Кажется, мало что изменилось, с тех времен. Да и вятчане, перефразируя Булгакова, остались прежними, только квартирный вопрос их испортил…
Салтыков написал в «Губернских очерках»: «В одном из далеких углов России есть город, который как-то особенно говорит моему сердцу. Не то чтобы он отличался великолепными зданиями, нет в нем садов семирамидных, ни одного даже трехэтажного дома не встретите вы в длинном ряде улиц, да и улицы-то все немощеные; но есть что-то мирное, патриархальное во всей его физиономии, что-то успокаивающее душу в тишине, которая царствует на стогнах его. Въезжая в этот город, вы как будто чувствуете, что карьера ваша здесь кончилась, что вы ничего уже не можете требовать от жизни, что вам остается только жить в прошлом и переваривать ваши воспоминания. И в самом деле, из этого города даже дороги дальше никуда нет, как будто здесь конец миру».

Дом в Вятке на Вознесенской улице, где М.Е. Салтыков проживал во время ссылки.

Фото с сайта http://tornado-84.livejournal.com/21685.html

Владимир Крупин

Великое на Великой

Дорога до села Великорецкого от областного города Кирова (Вятки) какая-то очень русская. Редкие деревни вдалеке, увалы, печальные поля, лес, то подбегающий к дороге, то удаляющийся и даю-щий простор взгляду, мосты через тихие заросшие реки и постоянное ожидание радости. Мы едем в Великорецкое! А Великорецкое - это святое место вятской, а значит, и русской земли.
После Великорецкого дорога приводит нас к реке Великой, к часовням над целебным источником и исчезает, выполнив свое назначение. А дальше Великорецкого ехать уже никуда не хочется. Тут не просто хорошо - тут благодатно. Это счастье, что в России есть такое село. Оно живет сегодняшней жизнью и оно как бы застыло в вечности.
Слава на это село упала с небес. Здесь, на высоком берегу Великой, явилась чудотворная икона святителя Николая. Она приносила исцеления от болезней: слепые прозревали, разбитые параличом вставали на ноги, бесплодные рожали... Быстро понеслась молва об иконе по всей Русской земле.
Когда мы стоим на Красной площади в Москве и смотрим с радостью и замиранием сердца на собор Василия Блаженного, то вспоминаем, что среди его церквей есть церковь, освященная именно во славу пресвятителя Николая. Собор этот обращен к Спасским воротам Кремля, а названы они так потому, что над воротами ранее был образ Спаса Нерукотворного, обретенного тоже в Вятской земле. Вот как влияли на судьбы России святыни такой далекой от Москвы северной русской земли!
Москва и Вятка, Кремль и Великорецкое. Непостижима связь между ними. Познание России не может произойти без прикосновения к ее национальным святыням. Великорецкое - святыня в самом прямом смысле. Село возрождается. Медленно, трудно, но возрождается. А то, что трудно, что медленно - это даже и хорошо. Вспомним слова старцев о том, что настоящее дело делается медленно и с трудом.
Зрелище Никольского собора, Преображенской церкви, Ильинской колокольни всего архитектурного собрания зданий села незабываемо. Глядя на них, думается о красоте душевной, о том высоком настрое ума и сердца, который помогал рукам наших предков возносить в небо это чудо.
Ступаешь на Великорецкую землю - и будто останавливается время, будто нет городов, телевизора, политики. Хочется ходить степенно, говорить негромко. Становишься сразу добрее к тем, кто рядом с тобою. И это не от того вдруг, что среди лесов, среди безлюдных просторов такие жемчужины мирового значения, такая музыка в камне, но от того, что весь охватываешься духом любви к людям, которые созидали храмы. Видимо, состояние намоленности, накопленное в них за столетия, не исчезло, не растворилось во времени и пространстве, а осталось здесь, окружает эти места, подобно ангелу-хранителю, поставленному от Господа при освящении престола в церкви.
Сколько молитв тут вознесено в это северное небо!
Если человек сможет приехать сюда в начале июня, когда в Великорецкое приходит крестный ход из Вятки, то он навсегда запомнит это время. Паломников-трудников, как их зовут в Вятке, бывало в начале века свыше двадцати тысяч, в годы гонений, например, в 1962-м, шло всего тридцать человек, а сейчас идет примерно полторы тысячи. На литургию 6 июня собирается более пяти тысяч. В деревянной церкви, открытой своим алтарем к собранию молящихся, служится молебен, возглавляемый обычно архиереем Вятским и Слободским. Поет архиерейский хор. После службы - чин освящения воды, крещение желающих.
Пришел и ушел крестный ход, и снова тихо в селе. У источника никого. Лишь иногда прилетит лихой автомобильный свадебный поезд, это едут новобрачные, чтобы по возрожденному обычаю испить чудодейственной воды, умыться, а кто посмелее, и окунуться в Великорецкую купель.
Было несколько путей крестного хода: водный, пешеходно-водный, когда икону несли до Медянской пристани, там устанавливали на палубе парохода "Святитель Николай" и против течения двигались к пристани губернского Богоспасаемого града Вятки. Дошедшие фотографии и свидетельства говорят, какое же это было всенародное торжество - весь город встречал икону. Военный оркестр играл гимн "Коль славен наш Господь в Сионе", духовенство во главе с архиереем выносило кресты и хоругви, паломников встречали, как встречают избавителей от бед и напастей. Теперь крестный ход полностью пешеходный.
Новый мост через Вятку восстановил древний путь, позволил не только охватить крестным ходом новые пространства, но и совершать молебны в двух новых храмах города Кирова: Новомучеников российских и храме Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.
Те, кто не шел крестным ходом или просто неверующие, не могут понять, почему совершенно измученные люди, искусанные комарами, оводами, а кто и клещами, с избитыми, стертыми в кровь ногами, почему эти люди плачут, расставаясь, и говорят:"Дай Бог до следующего крестного хода дожить, ой, дай Бог!"
Верующий же человек понимает, на что решается: почти полную неделю, каждый день надо идти часов по шестнадцать-восемнадцать, ложиться в десять-одиннадцать, в час ночи вставать, в два выходить. А жара, а дожди, а мороз (семь лет назад шли по снегу, шесть лет назад по жаре в сорок градусов), а гнус!
Ради чего же так мучаются люди? Ради чего некоторые старики и старухи ходят уже по пятьдесят-шестьдесят лет? Почему деточки, у которых заплетаются ножки, которые вязнут среди глинистых кочек, на следующий год будут реветь, если мама скажет:"Нынче не ходи".
Теперь уже и среди детей есть будущая Маргаритушка. А Маргаритушка прошла уже семьдесят раз. А идут они ради того, чтоб и свою душу спасти, и помолиться за родных и близких, за Вятскую землю, за Россию. Ведь даже в годы дикого атеизма все видели: пока крестный ход не побывает на Великой, тепла нет. Свет и тепло на землю несет крестный ход.
Конечно, кого-то трудности отпугнут, кто-то просто не сможет по болезни, по возрасту. Непереносимо смотреть на старых женщин, которые понимают, что идут в последний раз. Как они оплакивают дорогу! "Милая ты моя сосна, я ведь тебя больше не увижу, полюшко ты мое, лес ты мой, уж больше по вам не пройду". Но непременно большинство пойдет снова.
Я начинал приезжать в Великорецкое еще в годы гонений, тогда виделся с паломником-проводником Прокопием Ивановичем, человеком-легендой для Вятской земли. Теперь он уже не ходит, но, слава Богу, жив.
Крестный ход растет численно. Старухи - трудники боялись, и справедливо, что приход молодежи ослабит его молитвенность, строгость, аскетичность. Конечно, деточки на привалах затевают игры, конечно, и молодежи хочется иногда не молитвы, а шутки. Это естественно. Но крестный ход сам по себе подчиняет людей общей мысли, общему устремлению, общей цели. Строги, внимательны и добры наши пастыри. Они разболтаться не дадут. Да и тяготы пути, усталость, а особенно постоянные молитвы перед привалом, перед началом пути, молитвенное и непрерывное пение певчих, когда движется ход, торжественность несения креста, иконы, хоругвей - все это так благодатно...
За все время я ни разу не слышал, чтобы кто-то кому-то сказал плохое слово или чем обидел. Только любовь. Только забота друг о друге.
Но главное - мы идем к своим святыням, мы созидаем свою душу, мы отмаливаем свои грехи, становимся лучше, и уж, дай Бог, наши молитвы о России, за Россию доходят до престола Господня.
Как же не возблагодарить Господа за эти светлые минуты: льется жизнетворная вода, возносится наша молитва, наполняет нас радостной силой, духом светлым.Какое-то счастливое, отрешенное забвение, никогда не испытанное, охватывает меня. Сердце бьется сильно и часто. Смысл великих слов доходит до меня: "Радостно друг друга обымем". Радостно! Разгибаюсь и сквозь слезы гляжу на тех, с кем иду на Великую! Стесняюсь слез и наклоняюсь к источнику. Боже, как я люблю этих милых, несгибаемых старух, дай им, Господи, сил молиться за веру православную, за страну нашу российскую, дай мне. Господь, счастья снова видеть их и идти с ними, снова учиться у них мудрости и терпению.
Но и на всяком месте, во всякое время, из глубин сердец наших возносится благодарность Господу за то, что дал нам такого заступника и молитвенника. Слава тебе, Господи! Слава тебе, отче наш Николай!
Великорецкий крестный ход - главное событие в духовной жизни Вятской земли, но очень жаль, что еще мало людей встречает его. А ведь встреча нужна не столько паломникам, сколько встречающим. Такое поверье идет из глубины времен: если в твоем доме побывал, немного хотя бы отдохнул паломник - в доме не переведется хлеб.
600 лет крестному ходу. Это так огромно, что не сразу осмыслишь. Нападали враги, менялись системы, рушились и возрождались храмы - крестный ход шел и шел. И давно уже в нем идут не только вятские, идут отовсюду, приезжают гости из Японии, США, Голландии. То, что крестный ход на Великую становится общероссийским, это справедливо.

О старых девах

- Что в наше время есть девочки, которым 20 лет?! (""Жмурки").

А в 19 веке были. Старые девы тогда не были редкостью. Из архивной метрики о смерти за 1892 г.: "Кузнецовской волости Уржумского уезда (умерла и отпета) 9 и 11 октября крестьянская девица Агафия Иванова Сидоркина 70 лет натурально".

Вятские извозчики


Повозка въехала в темные улочки городка. 
— Куда везти, госпожа? — оглянулся извозчик. — По какому адресу живут родственники? 
— Не будем огорчать родственников. Отель здесь есть? 
— Есть, но уж больно паршивый. Весь в клопах. 
— А что-нибудь получше? 
— Есть купеческий дом. Только туда посторонних не пускают! 
— Пустят. Гони в купеческий дом! 
Михеич ударил по лошадям. 

В.Мережко "Сонька Золотая Ручка".

В XIX – начале XX века основным видом городского транспорта были извозчики. Кто они? Извозчик – это кучер наемного экипажа, повозки либо сам наемный экипаж с кучером. Извозчиком нередко назывался крестьянин, промышляющий извозом. 
В 1887 году были изданы правила о сборе с извозного промысла: сбор не мог превышать десяти рублей в год с каждой лошади, употребляемой в извоз. Высший размер сбора в пределах указанной нормы, а также изъятия от сбора определялись по каждому городу министром внутренних дел по соглашению с министром финансов.
Торговый извоз в городских поселениях Российской империи регулировался думами, которым в 1892 году было предоставлено право составлять обязательные постановления о производстве извозного промысла, о типе извозчичьих экипажей, о городских омнибусах и других общественных экипажах, а также устанавливать таксы за пользование извозчичьими экипажами. Законом 1900 года земским учреждениям было предоставлено право издавать обязательные постановления, касающиеся производства легкового извозного промысла, и устанавливать таксы за пользование извозчичьими экипажами вне городских поселений. С извозного промысла в городах мог быть установлен, по усмотрению городских дум, особый сбор в пользу города. Кучер, извозчик – одна из массовых профессий старых крупных городов России. Без вереницы карет, пролеток, одноколок, возов, телег невозможно представить жизнь города XVIII-XIX столетий. Большинство извозчиков были крестьянами, приехавшими в город на заработки.
В Вятке извозчики должны были возить горожан по установленной думой таксе. Цены росли, а дума - не спешила повышать таксу, поэтому извозчики стали запрашивать в 2 - 3 раза больше, чем полагается, а это вызывало недовольство населения. Сначала дума решила повысить таксу на 50%, " однако когда стало очевидным, что и новая такса не исполняется, от неё пришлось отказаться, при условии, чтобы извозчики не злоупотребляли ценами. По утверждению вятского краеведа Евгения Пятунина такса вятских извозчиков составляла 20 копеек в город или обратно. В пределах самого города это было 10 коп. в один конец.
После 1917 г. профессия извозчика начала клониться к своему закату, причиной этого стала забастовка в Москве в 1923 г., хотя в провинции они существовали еще долго, вплоть до того времени, когда частный извоз был запрещен, как впрочем и все предпринимательство...

Железнодорожный вокзал г.Вятки сто лет тому назад

С выставки Русского географического общества в Москве 31 ноября. Выставка села Вятского Ярославской области

 

Город Вятка, улица Стефановская. Воспитанники Вятского коммерческого училища. 1912 год.

ВОТКИНСК. Сарапульский уезд. 1880-е гг.
Фото архива ЦГА УР.


Назад к списку