ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ... - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

16-31 марта

Цена сельскохозяйственной машины...



Как известно, в николаевские времена возможности сельского труда намного улучшились, чем в эпоху предыдущего царя. Сельскохозяйственные орудия намного улучшились. Вместо косулей появились железные плуги, даже с колесиками (их выпускал Воткинский завод), вместо горбушей - косы-литовки. Ну и, наконец, появились первые сельскохозяйственные машины - молотилки, сеялки и веялки. Правда, зачастую цена была непосильно высокая для обычного крестьянина. Как мы видим, на рисунке из вятской газеты 1894 года цена молотилки на деревянном станке - 75 рублей, на железном - 80. Скорее всего, железные плуги стоили аналогично или чуть меньше. Не случайно, многие крестьяне продолжали пользоваться прежними примитивными орудиями труда, не имея возможности приобрести такие дорогие машины и сельскохозяйственные орудия. Правда, в столыпинские времена положение улучшилось, когда сельскохозяйственные кооперативы стали выдавать эти орудия в аренду. Также эту практику переняли и многие зажиточные крестьяне ("кулаки") ....

 

«Вятку не постигла судьба Перми…»: воспоминания о войне с Колчаком



…Весеннее наступление колчаковцев преследовало далеко идущие цели, но декабрь на фронте 3-й армии не повторился. Вятку не постигла судьба Перми. Еще на подступах к ней полки 29-й и 30-й стрелковых дивизий измотали врага.
«Левый фланг противника, - признавался сам генерал Гайда, - упорно защищает каждую деревню и отступает очень упорядоченно, оставляя слишком мало трофеев».
Основную роль в этом играли бойцы Первого Уральского коммунистического железнодорожного батальона. Красноармейцы третьей эксплуатационной роты Пашуто, Черепанов, Пермяков, Ветчанинов в кратчайшие сроки формировали поезда с оборудованием, продовольствием, а машинисты Верещагино под огнем белогвардейских пушек отводили их от линии фронта.
Но на станции Чепца положение осложнилось. Возникла угроза, что многие ценные грузы вывезти не удастся. Именно тогда дежурный телеграфист и принял срочную депешу: «Красный бронепоезд проходит Балезино».
Весть быстро дошла до рот, которые вели тяжелый бой с колчаковцами близ станции. Красноармейцы воспрянули духом и нашли в себе силы продержаться до прихода столь сильного подкрепления.
«Мститель» - так назывался бронепоезд, посланный командиром дивизии, - на всех парах мчался к переднему краю. Вел его коммунист П. Чернец. Ему уже не раз приходилось быть под огнем. И теперь, когда предстояло новое опасное задание, командир «Мстителя» Иванов остановил свой выбор на этом мужественном и умелом машинисте.
Как только бронепоезд прошел станционные стрелки, колчаковцы заметили его. Пули застучали по лобовой броне. «Мститель» не притормаживал. Тогда посыпались удары по бортам броневого состава…
Но остановился бронепоезд лишь тогда, когда командир отчетливо увидел, откуда бьет вражеский пулемет, особо досаждавший нашей пехоте. Артиллеристы «Мстителя» открыли по нему огонь прямой наводкой и уничтожили его вместе со всей прислугой.
Одновременно стрелки и пулеметчики ударили из бойниц по целям колчаковцев, залегшим по обеим сторонам насыпи. Их огонь также оказался точным и плотным. Уцелевшие неприятельские солдаты короткими перебежками кинулись назад.
Первая схватка выиграна, а с нею выиграно и драгоценное время для погрузки в вагон оставшегося на станции имущества.
Разумеется, «Мститель» долго хозяином положения оставаться не мог. Вот-вот заговорят вражеские пушки.
Если они поведут огонь с флангов, придется сразу уходить: от таких снарядов не спастись.
Однако колчаковцы не стали перебрасывать артиллерию на новые позиции. Пустили против «Мстителя» свой бронепоезд.
С его появлением колчаковские пехотинцы осмелели и решили вернуться в брошенные окопы. Командир Иванов приказал пулеметчикам не пускать их к полотну.
Белогвардейский бронепоезд издалека открыл огонь из пушек. Они били пока беспорядочно. Орудия «Мстителя» им не ответили. Машинист ждал команды: правая рука на реверсе, левая готова привести в действие регулятор пара.
— Полный вперед! — услышал Чернец.
Ясно: командир идет на поединок с вражеским броневиком.
Снаряды второй серии, выпущенные колчаковцами уже прицельно, разорвались далеко позади. Теперь — полный назад. И опять у врага неувязка.
Во время короткой остановки заработали наши орудия.
— Вперед! — вновь донеслось до Чернеца.
Расстояние между составами, катившими впереди себя тяжелые броневагоны, начало резко сокращаться. Орудия били не смолкая. Трудно было сказать, на чью долю раньше выпадет боевая удача. Все решали нервы.
У наших они оказались более крепкими. Вот один из снарядов разворотил полотно в двух десятках метров от колчаковского бронепоезда. Его машинист включил тормоза. Поздно! Передний броневагон как-то странно присел и начал крениться в сторону.
Добить врага, замершего на месте, оказалось легче. Еще несколько снарядов! И мощный взрыв потряс все окрест.

П.С.Михалев. Бронепоезд проходит Балезино – Свердловск 1969 г., сс. 29-31

На фото: бронепоезд "Сибиряк" колчаковской армии. Лето 1919 года

 

О разгроме греко-латинской школы в Хлынове в 1736 году

Един мальчик, посадского Михайла Злыгостева сын, взят в школу и был два дни, и при нем человек всегда был; пища вся от столу нашего и подарки от нас были, который и возвращен в дом свой без всякого озлобления. Но по злобе ево, Злыгостева, по поданной от него в воеводскую канцелярию челобитной, дому нашего келейников и стихарных подъяков и учеников и служителей в тое воеводскую канцелярию похватали; некоторые и поныне под караулом держатся, и тое ж канцелярии подъячие, и разсыльщики, и посадские человек со сто и больши на дом архиерейский, в котором и школы имеются, с дубинами,с палками и с кирпичьем нападали, и школы разоряли, и в дом архиерейский, и в избу кирпичьем бросали, и в ворота необычно ломились, что те ворота были от них и досками подперты. И мое смирение в доме архиерейском, яко во осаде доселе содержусь, и нельзя из дому архиерейского никому вон вытить. Понеже из оной канцелярии дому нашего учителей и служителей хватать различно похваляются, а некоторых служителей содержат в той канцелярии другую неделю.

Из челобитной епископа Лаврентия Горки на имя императрицы Анны Иоанновны // Столетие Вятской губернии 1780-1880. Том 1й, Вятка 1880 г., с.87

 

Как старая Вятка зависела от электричества



Противники возвращения городу исторического названия областному центру особенно любят козырять тем, что до большевиков, это был ссыльный, грязный, отсталый город, который расцвел только при коммунистах. Жаль только, что историю этого города они даже не знают. Например, такой факт, что к моменту большевисткой революции старая Вятка была практически полностью электрофицирована. От электричества зависели водопровод и некоторые городские предприятия, например, выпускавшие хлеб. Кроме этого город имел развитую телефонную сеть (на начало 1917 года - до тысячи абонентов) и телеграф. Что случится, если отключить электричество в городе в наши дни хотя бы на сутки? Стихийное бедствие. В такое же положение город попал и в начале 1918 года, когда противники большевиков отключили электричество. Причем отключено оно было на несколько недель. Вот что об этом вспоминал большевик И.Я.Шубин:
"Когда в городе Вятке было принято решение о переходе власти к большевисткому Совету рабочих и солдатских депутатов, контрреволюционный Верховный совет, ушел в подполье, призвал все предприятия и учреждения города объявить забастовку и не подчиняться постановлениям советской власти. В результате Вятка осталась без света. А так как городская водокачка работала на электроэнергии, то, следовательно, с остановкой электростанции город остался также и без воды. По той же причине создалось тяжелое положение с выпуском хлебной продукции. В исключительно тяжелом положении оказались больные в городской больнице и госпитале. Кичившиеся своим «высоким гуманизмом», считавшие себя «защитниками цивилизации», члены контрреволюционного Верховного совета и городской думы забыли и гуманизм, и культуру. Эти люди не пощадили ни детей, ни больных. И как только гнусных и небылиц они не распространяли про советскую власть из-под своей меньшевистко-эсеровской подворотни.
Широкие массы трудящихся быстро поняли этих «друзей народа» и вскоре же начали разоблачать вредительскую работу укрывшихся в подполье контрреволюционеров.
Так, с помощью рабочих Вятской электростанции удалось быстро выявить главного виновника остановки станции. Им оказался один из меньшевиков – член городской думы, который снял с машины и упрятал какую-то небольшую, но ответственную деталь. Поставили эту деталь на место – заработала электростанция, а за ней и водокачка".
Таким образом, к началу 1917 года "глухая" Вятка имела все блага тогдашнего прогресса - электричество, водопровод, телеграф, телефон...

Источник: За власть советов – Киров 1957 г., с.104

 

Советский суд 1917- начала 1918 года - "самый гуманный суд в мире"

Как ни странно бы это покажется, в первые советские месяцы Революционный трибунал и ВЧК еще не были тем грозным "карающим мечом революции", какими они станут с осени 1918 года. Расстрелы полагались только за самое тяжкое преступление (как был расстрелян в июне 1918 года капитан Алексей Щастный), ко всему остальному советские законы были очень мягки и наказания давали очень гуманные даже для наших дней.
В конце января 1918 г. в Вятке состоялся суд над членами т.н. "Верховного Совета", который с начала возникновения в городе советской власти вошел с ней в оппозицию и начал всячески противодействовать. Об эпизодах этого противостояния мы рассказывали во вчерашнем посте - организация всеобщей стачки, издание антисоветского бюллетеня, закрытие значимо важных предприятий, утаивание хлеба, отключение электричества, порча водопровода, телеграфной и телефонной сети. За все это осенью 1918 года без колебаний давали "высшую меру социальной защиты" - расстрел. В январе же 1918 года подсудимых за все эти дела... отпустили на свободу. Точнее говоря, и судили из 36 членов Верховного Совета только троих - Н.А.Чарушина, П.С.Басова и В.А.Трейтера. Кроме того, было арестовано еще 18 человек из числа железнодорожников, которых после допроса отпустили восвояси. Из троих главных обвиняемых Чарушин был отпущен «на поруки» одного общественного деятеля и находился на свободе. Суд проходил еще почти по всем правилам старого суда – у обвиняемых были даже защитники; кроме того были обвинители и свидетели. Все же новое время внесло и свои правила – например, председатель губернского исполнительного комитета М.М.Попов предложил защите «воздерживаться от старого буржуазного судоговорения»
На суде обвиняемые давали свои показания, рассказывая о себе и своей организации чистосердечно. Трейтер о себе сказал: «Членом Верховного Совета был, но не самочинно. Солдат не распускал. Звания не присваивал, почетная должность была присвоена». Правда, сам Совет Трейтер не посещал, хотя и исполнял его требования, а о советской власти, по его словам, знал только из газет. П.С.Басов охарактеризовал «Верховный Совет», как «организацию не заговорщическую, не тайную и не подпольную». «Мы не были наймитами и дезертирами и, если можете, то судите нас…» - сказал он, при этом отметив, что отношение Верховного Совета к Совету рабочих и солдатских депутатов было «благожелательное», а все распоряжения подписывал губернский комиссар (он же исполнитель Верховного Совета). Н.А.Чарушин высказался еще более прямо, сказав, что вины за собой он не чувствует, т.к. Верховный Совет организовался во время губернского земского собрания, а к власти большевиков относится отрицательно – «она как моровое поветрие, вопрос совести».
За все, что обвиняемые натворили за прошедший месяц и даже наговорили на суде осенью 1918 года их бы расстреляли без колебаний, но сейчас стоял еще январь 1918го… И приговоры были очень мягкими: Чарушина и Басова считать оправданными, а Трейтера лишить всех политических прав на один месяц, но также освободить из-под стражи.
В феврале 1918 года революционный трибунал разбирал дело бывшего земского начальника Кашменского, обвиняемого в непризнании советской власти и оскорблении членов президиума – за последнее осенью 1918 года расстреливали, сейчас же бывший земский отделался 4 месяцами обязательных общественных работ.
Также мягко новая власть поступила в январе 1918 года с саботажниками служащими и рабочими, которые причинили много бед городу за месяц всеобщей стачки. Их просто... уволили с работы. «Вятская правда» в 20-х числах января 1918 года сообщала: «Рабочие и служащие городской хлебной пекарни, собравшиеся 18 января, постановили не принимать на работу старых служащих и рабочих за их саботаж и вынесли им порицание за то, что они хотели оставить жителей без хлеба…. Губернский исполнительный комитет помощнику губернского комиссара почт и телеграфа поручил уволить всех саботажников почтово-телеграфных служащих и в случае надобности разрешено приглашать специалистов по телеграфному делу из Петрограда». В голодном январе 1918 года увольнение с работы было пострашнее тюрьмы…
Поэтому, наверное, утверждать о жестокости и кровожадности большевиков в первые советские месяцы беспочвенно. Разумеется, нередкими в то время были просто убийства мирных жителей, как была убита в Елабуге семья протоиерея Павла Дернова, но они совершались без санкции какого-либо органа власти, чаще всего разнузданными отрядами красногвардейцев по своему наущению.
Нередко за проступки красногвардейцев наказывали. В январе 1918 года провинились солдаты "летучего отряда" за дебош в Вятском клубе во время азартной игры. Первоначально даже хотели их отправить обратно, откуда их прислали, но затем присудили штраф... клубу за ведение азартных игр, предупредив, что в случае их повторения клуб будет закрыт.

Источник: газета "Вятская правда" - январь/февраль 1918 года

На фото: открытое заседание трибунала в Рязани. Из коллекции Евгения Каширина, Рязанский «Мемориал». Примерно также Трибунал мог заседать и в Вятке в январе 1918го..

 


В 1914 году в Вятке был открыт учительский институт



Учительский институт в Вятке. Попечительство Казанского учебного округа сообщая, что в проекте сметы министерства народного просвещения на 1914 год внесен кредит на содержание учительского института в городе Вятке, просит губернскую управу не отказать в своем содействии дирекции народных училищ к своевременному открытию института.

Учительский институт. Дирекцией народных училищ предложено попечителем Казанского учебного округа теперь же принять меры к подысканию временного помещения для предположенного к открытия в Вятке учительского института, а также и соответствующего участка земли для постройки собственных зданий для института.

Северное слово - 1914 г. №№ 5 и 7

Подробнее об истории Вятского педагогического института можно почитать здесь: http://vyatkawalks.ru/wiki/dom-pedinstituta/

На фото: здание пединститута в 1937-1955 гг.

 

Первые крестьянские товарищества


Крестьяне Сарапульского уезда Сосновской волости деревни Бызиновой: Василий Широбоков, Абрам Сергеев, Виктор Иванов, Роман Шкляев и Иван Евсеев с целью получения более значительной выгоды от пчеловодства, решили установить у себя в починке артель пчеловодов согласно нормальному уставу для артельных пасек. Выбор места под артель пчеловодов и указание первоначальных работ будет сделано губернским пчеловодом С.К.Красноперовым.

Вятская газета - 1896 г. № 40

 

1917 год. "Зеленый змий" и трезвые свадьбы

Зеленый змий (из Котельничского уезда). За последнее время в Котельничском уезде появился Зеленый змий и вьет себе гнездо почти по всем деревням. Нам кажется, что почву для Зеленого змия подготовляет «черная сотня». Почти в каждой деревне появляются заводики для выгонки «самогонки». Самогонку гонят: старики, молодежь и дети. Дети, конечно, взяли пример от взрослых. Самогонку пьют: старые, молодые и дети, богатые и бедные несознательные граждане.
Надо, необходимо, бороться обществу с Зеленым змием. Нужно читать лекции о борьбе с зеленым Змием.

Трезвая свадьба (из Котельничского уезда). В деревне Абросовцы, 22 мая, состоялась трезвая свадьба. Я первый раз встретил в деревне трезвую свадьбу. Гости на свадьбе все были трезвые. И вели разумные разговоры. Больше говорили о Земле и Воле, о закреплении свободы и о победе над немцами.
Очень было отрадно смотреть на трезвую свадьбу.
Дай Боже, чтобы больше было трезвых свадьб!

Крестьянская газета - 1917 г. № 39

 

Вознаграждение за клад

Его превосходительству господину Вятскому губернатору

Глазовского уездного исправника

Рапорт

Пристав 1го стана от 28 августа за № 1116 представил ко мне найденный крестьянином Воронинской волости поч.Простанишинского Исаком Петровым Лопаревым при распашке нови, саженях в 200 от своей деревни, на покатом берегу речки Реневской, слиток, по-видимому серебряный, весом 45 золотников и просил пристава представить находку по принадлежности с выдачей ему по стоимости вознаграждения.
О чем имею честь донести вашему превосходительству с представлением сказанного слитка.

Уездный исправник

3 сентября 1890 г.

ЦГАКО ф.574 оп.1 д.1244 л.37

 

Мануфактура по талончикам. Из истории первых потребительских обществ



Во время распределения мануфактуры в конце мая сего года в Омутнинском потребобществе привилегированные лица (члены правления потребобщества) выбирали мануфактуру наиболее лучшую, какая понравится.
В это же время ряд граждан тянули талончики, по которым доставлялась мануфактура низших сортов.
Когда я спросил: «Почему, некоторым выдана мануфактура без талончиков», то получил ответ:
- Ты видно не видел, когда они тянули талончики.
Я же знаю, что они талончики не тянули и получили мануфактуру по своему выбору. На такие порядки надо обратить внимание.

Порядки в Омутнинском потребобществе // Вятская правда - 1921 г. № 128

 

Вятские печатные издания 1918 года, хранящиеся в Кировской областной научной библиотеке имени Герцена



Известия Вятского губисполкома
Вятская правда
Вятский край/Наш край
Вятский голос
Голос труда (Кукарка)
Народная воля (Елабуга)
Земля и труд
Известия Котельничского уисполкома
Известия Малмыжского совета
Малмыжская жизнь
Крестьянская правда (Слободской)
Голос трудового народа (Яранск и Слободской)
Нолинский край
Земля и труд (Котельнич)

К сожалению, большинство газет сохранилось только за первую половину 1918 года, а некоторые и вовсе отдельными экземплярами. Нет и изданий тех территорий, которые позднее отошли к соседним республикам.
Впрочем, и из тех газет, что сохранились, мы можем узнать далеко не все. Например, о многих антисоветских восстаниях в уездной печати нет ни слова (кстати, центральные издания, выходившие в Вятке, о них упоминали довольно часто). Например, в 1918 году в Яранском уезде произошло несколько крупных антисоветских выступлений - в деревне Шахайки в июне-месяце и переворот власти в Яранске, Санчурске и Кикнуре в августе. Яранская газета "Голос трудового народа" об этих событиях не сообщила ни строчки...

 


ЧОН: Части особого назначения



На основе решений ЦК РКП (б) летом 1919 г. части особого назначения были созданы в Московской, Петровской, Рязанской, Тульской, Ярославской, Тамбовской, Тверской, Пензенской, Псковской, Самарской, Саратовской, Витебской, Гомельской, Вятской, Пермской, Владимирской, Вологодской, Воронежской, Нижегородской, Олонецкой, Череповецкой губерниях. К сентябрю 1919 года ЧОН имелись в 33 губерниях; общая численность особых отрядов составляла в декабре того же года около 30 с половиной тысяч бойцов.

В.Л.Кротов. Чоновцы – М. 1974 г., с.15

Примечание. На счет Вятской губернии автор допустил ошибку. Здесь отряд ЧОН существовал уже летом 1918 года. В архиве ЦГАКО сохранился список бойцов вятского отряда ЧОН. Правда, в других документах упоминаний о вятском отряде ЧОН в связи с происходившими событиями на Вятской земле летом-осенью 1918 года пока не находилось.

 

Из истории деревни Шукшиер



...Из ста человек только двое могли получить образование. Так было до великого октября. Подтверждают об этом научные исследования, архивные документы. Вспомнил об этом, когда услышал в бригадном домике разговор пожилых мужчин, приехавших на мельницу.
- Когда с империалистической войны отец прислал письмо, ни мать, ни соседи не смогли прочитать, - неторопливо рассказывал старик с бородкой клинышком. – Пришлось матери сходить к попу в Сернур, чтоб он прочитал письмо. А сейчас… - Смотрю вчера на внучку, ей пошел только 5 год, а уже все буквы знает, да еще на бумагах их выводит.
- Да-а, времена нынче пошли такие, - вторит ему другой. – Теперь не хочешь учиться и то заставят.
Я этих стариков знаю, они из соседней с нами деревни. Поэтому охотно включился в разговор. Вместе стали подсчитывать, сколько же сейчас в деревне Шукшиер людей с высшим образованием. Вышло 20 человек.
… Раньше мужик, кроме сохи, не знал ничего. А сейчас только в нашей деревне 20 чел управляют автомашинами тракторами и другими сельскохозяйственными машинами. Из деревни вышли зуботехник, два фельдшера, агроном, несколько ученых. Давно уже не стало людей, которые вместо подписи ставили в деловых бумагах крестики.
… Лет 10 тому назад в деревне было много покосившихся домов. А сейчас таких нет, каждый второй – новый. Для животноводов колхоз построил каменный дом. Такие же дома построили колхозный шофер Алексей Богданов и Евгений Элембаев.
Культура пришла и в дома колхозников. В каждом из них имеются радиопродуктор, почти в каждом втором светятся голубые экраны телевизоров. Не приходится говорить о радиоприемниках, велосипедах, мотоциклах. Если есть в семье мужчина, то уж велосипед или мотоцикл имеется.
Широки замыслы жителей деревни. Уже подумывают о том, чтобы в дома провести воду, газ.

С.Патрушев, житель д.Шукшиер. В деревню пришла культура // Призыв (Сернур)1968 г. № 135

На рисунке: в 1920-30е годы в прессе очень любили сравнивать "раньше" и "теперь", не всегда правдиво, многое умалчивая...

 

Воспоминания о 1917 годе...



Нас, родившихся в 1898 г., взяли в армию в начале 1917 года. Тогда царь еще сидел на своем престоле. Везде существовали старые порядки. Когда нас проводили из города Яранска, еще хозяйничали жандармы. По дороге они же ретиво властвовали. И все же чувствовалось, что среди начальства проявляется какая-то боязнь.
Как только мы приехали в Кунгур, нас на другой же день стали обучать. Сперва заставили петь «Боже, царя храни». Среди солдат тотчас же пошли разговоры: «Говорят, скинули царя, зачем нам петь его гимн?!» Этим словам некоторые не верили, другие говорили: «Не болтайте лишнего, вот вам попадет».
Возникали разные слухи, а офицеры держались по-старому. В город отпускали лишь тех солдат, которые угодливо относились к начальству. На занятиях по уставу по-прежнему мы учили про царскую семью.
Хотя от нас очень уж хотели скрыть весть о падении царизма, мы однако вечером все узнали. В нашей роте служил один старый солдат Павловский. Он откуда-то достал газеты и познакомил нас с их содержанием. Тогда слово «товарищ» звучало опасно.
- Товарищи! – закричал Павловский – Царя нет! Его скинули.
Мы с удивлением взглянули друг на друга:
- Небылицу говоришь!
- Врешь!
Павловский показал текст, извещающий о создании Временного Правительства.
- Правда, в газетах ясно сказано, теперь царя нет, все дело направляет Временное Правительство. Ура!
- Ура-а! – раздалось в казарме, все кричат.
- Что такое? – прибежал ротный командир. А кругом слышится:
- Ура-а!
Голос ротного потонул в общем шуме. Что поделаешь, пришлось примириться с реальным фактом. Однако офицеры еще долго нас держали взаперти, угрожая тем, что скоро вновь вступит у власти царь. Ругать нас на учениях они перестали, никто уже не бил солдат по лицу.
И все же до Октября многое оставалось по-старому.

М.Шкетан. За власть Советов (сборник Воспоминаний) – Йошкар-Ола 1978 г., с.40-41

 

"Вертоголовый черт". Суеверия в дореволюционной деревне



…Давно это было, в 1920 г., а я будто сейчас вижу, так свежи воспоминания. Достали где-то мужики семян табаку, привезли в деревню, посеяли. А на другой день – неурожай. Что тут было! Обвинили мужиков: «Посеяли чертово зерно, вот и неурожай». И пошли «всем миром», всей деревней вытаптывали, вырывали с корнем всходы табачной рассады.
Или еще случай. В том же 1920 г. завезли к нам первую жатку из Токтайбелякского прокатного пункта, выжали ею три полосы. Так неурожай будущего лета тоже объясняли тем, что «вертоголового черта возили по полям, вот и наказал нас Бог».
Много потребовалось времени, пока поняли, наконец, в народе, что без знаний, без техники нельзя улучшить жизнь.

Вспоминая прошлое… Т.Сырейщиков // Марийская правда - 1963 г. № 270

Примечание. Речь идет о южной части Уржумского уезда Вятской губернии

 

Сельское хозяйство Немского района до 1917го и после...



Каторжный ручной труд, отсталое ведение сельского хозяйства, низкая урожайность характеризует старую дореволюционную деревню.
До 1917 года основными орудиями производства были кустарный сабан, убогая соха, серп, коса-горбуша, лукошко и молотильный цеп.
Рост машинизации сельского хозяйства в районе начал увеличиваться только после октябрьской революции с организации простейших коллективных объединений – машинных товариществ по совместной обработке земли.
С организацией колхозов появилось сотни и тысячи плугов, десятки и сотни жаток, молотилок и других сельскохозяйственных машин. В 1933 г в районе имелось до 3 тысяч плугов, 150 жаток, 80 кос, 300 молотилок и т.д.
Далеко осталось позади убогое прошлое. Наш район сейчас имеет 78 тракторов, 5 комбайнов, 15 автомобилей, 450 жаток и косилок, 450 сеялок, до 500 молотилок и ряд других сельскохозяйственных машин.
На основных работах сельскохозяйственный ручной труд почти полностью механизирован. Колхозники уже забыли эту проклятую соху, которая веками изнуряла крестьян.
…Быстро растет урожайность колхозных полей. До революции считался рекордным урожай зерновых 6-8 центнеров с га, а в 1937 года урожайность зерновых возросла до 11-12 центнера со всей площади в среднем по району, а отдельные колхозы, как например, имени Блюхера, Правда, имени Буденного и другие имеют урожайность 15-20 центнеров в среднем с га.
Урожай льна 5 центнеров с га считался рекордным, а стахановки Вологжанина А.Т., Чуданова М.В. и другие получают урожай на своих участках до 10 центнеров и больше льноволокна с га.
Механизация всех основных работ – залог обильного урожая и радостной, зажиточной жизни колхозников. Этой счастливой, культурной жизни мы достигли под руководством партии Ленина-Сталина и Советского правительства.

В.Широков. От сохи к трактору // Ленинский Путь (Нема) – 1937 г. № 142

На фото С.Лобовикова: уборка урожая в 1930 году.

 

Из перестроечной прессы. Отец Николай и его дети



Вот уже 45 лет несет службу в Иоанно-Богословской церкви села Высокораменья Шабалинского района протоиерей Николай Иванович Мышкин. Нынешний год для отца Николая особенный – это год его 90-летия. Трудна была его судьба, он и дети его испытали на себе немало жизненных невзгод и несправедливостей, но вера и желание помочь ближним не покидала этого человека никогда.
Недавно в гостях у Николая Ивановича побывал один из его сыновей доктор медицинских наук Евгений Николаевич Мышкин, известный специалист в отоларингологии. В минувшем году у Евгения Николаевича Мышкина вышли две книги: «Отоларинтология для педиатра» и «100 ответов на вопросы родителей». Обе эти новинки автор подарил редакции районной газеты, которая познакомила своих читателей со знаменитым земляком.
Двое других детей отца Николая также выбрали для себя медицинскую стезю. 90-летний протоиерей многие годы лечит людскую душу, а дети его помогают людям избавляться от физических недугов.

Отец Николай и его дети // Вятский край - 1991 г. № 70

На фото: отец Николай Мышкин и матушка Тамара Владимировна в 1930 году.

 

Отношение к Брестскому миру в Вятской глубинке



Известно, что заключение унизительного мира с почти побежденной страной всегда вызывало недовольство в народе. Недовольство было, конечно, не по поводу уроненного престижа державы, а в том, что множество русских солдат (среди которых мог быть твой брат, отец, сын, друг) погибло, оказывается, ни за что... По воспоминаниям К.С.Минина, уроженца Лебяжского района, в народе вызвало бурю негодования известие о заключении мира с Японией в 1905 году на унизительных условиях для России.
Такое же отношение в Вятской глубинке было и в начале 1918 года по случаю заключения большевиками Брестского мира. В первых числах марта в слободе Кукарке было неспокойно, когда сюда пришла весть о заключении Брестского мира большевиками с Германией. Это вызвало недовольство в народе, искусно подогреваемое недовольными советской власти, местными эсерами. Ревком решил провести общий митинг, на котором нужно было объяснить причины заключения мира с Германией, чтобы избежать волнений. Но спокойно провести митинг не удалось...
Вот как эти события описываются в сборнике «Слобода Кукарка-город Советск – 400 лет», изданном в 1994 году:
«Митинг проходил на площади Революции. На нем рьяно, рьяно с грязной клеветой выступили враги народа. Они обвинили большевиков в том, что те продались врагу, Германии, предали советскую власть. При выступлении членов ревкома подняли крик, ничего не дав им сказать. Поняв, что это провокация, члены ревкома и красногвардейцы вынуждены были уйти из здания ревкома. Толпа двинулась вслед за ними. Когда они подошли к зданию ревкома, М.И.Изергин, зная, что не все собравшиеся враждебны ревкому (тут были рабочие, солдаты, бедняки), вышел за ворота и потребовал, чтобы все разошлись. Но эсеры продолжали бесноваться, никто не расходился. Тогда за ворота вышел отряд красногвардейцев, взяв винтовку на изготовку, и командир отряда Шишкин с револьвером в руке крикнул: «Беднота, расходись, сейчас мы с буржуями будем сражаться». Толпа шарахнулась, и через несколько минут на улице Казанской никого не было. Затем из Котельнича прибыл летучий отряд, наиболее ярые контрреволюционеры были арестованы».

На фото: члены Кукарского ревкома. Снимок из сборника "Слобода Кукарка-город Советск – 400 лет" - Советск 1994 г.

 

Из старых-старых газет. Вятские мужики-рационализаторы



Крестьянин Слободского уезда Сезеневской волости Федор Карпов Есюнин просит губернскую управу выделить ему 75 рублей, которые он истратил на материал сделанной им деревянной кирпичеделательной машины. Машину он делал целое лето, и его машина выделывает 1 ½- 2 тысячи кирпича.

Вятская газета - 1896 г. № 30

На фото: вятские типы. Фото С.Лобовикова

 

Несчастные случаи в старину. Дети и лошадь



Всем нам со школьной скамьи известны знаменитые некрасовские строки:
И, шествуя важно, в спокойствии чинном,
Лошадку ведет под уздцы мужичок
В больших сапогах, в полушубке овчинном,
В больших рукавицах... а сам с ноготок!
К сожалению, нередко бывало, что лошадка для "мужичка с ноготок" была небезобидным и даже опасным спутником. Бывали и несчастные случаи. Об одном таком случае писала газета "Голос Вятки" в 1911 году (№ 4): "Супруги Алексей и Евдокия Шиховы повели лошадь с Ижевского завода на продажу, поручив сыну Евдокии, 12-летнему парню вести лошадь под уздцы. Лошадь была бойкая и дорогой стала биться, но родители не смутились возможной опасностью для мальчика и следовали тут же за лошадью, в качестве зрителей. Лошадь подымалась на дыбы и наконец ударом копыта раздробила несчастному Ивану челюсть. Мальчик был убит наповал".

 

Эпидемии в Сарапульском уезде остаются по-видимому в прежней силе и уездное земство не может с ними справиться. За неделю с 20 по 26 августа больных было: брюшным тифом 71, сыпным - 29, кровавым поносом 63, коклюшем 17 и корью 7, а всего. – 187.

Вятский край - 1895 г. № 83

Эпидемии. Брюшной тиф появился в деревне Русиной Больше-Святицкой волости Глазовского уезда, где одновременно заболело 16 человек, а в ближайшей к Верхосвятицкой ферме местности еще в первых числах декабря месяца появилась инфлуэнца, которая до такой степени развилась к настоящему времени, что нет почти ни одного здорового дома, где не было бы инфлуэнцы. На земской ферме почти все уже перехворали и благодаря только особенным стараниям верхосунской фельдшерицы, эпидемия не имела серьезных осложнений и смертельного исхода. В медицинском персонале ощущается недостаток, а Глазовская уездная управа перевела в село Белое из Верхосунья единственную фельдшерицу, вместо того, чтобы пригласить еще одного хотя бы фельдшера или фельдшерицу.

Эпидемия в Сарапульском уезде начала по-видимому ослабевать. К 10 минувшего декабря всех эпидемических больных в уезде оставалось 140 на домах, 19 – в больницах и 3 – во временных приемных покоях, итого – 162 человек. К 17 декабря их было: первых – 93, вторых – 17 и 3х 2, а к 23 декабря оставалось уже на домах 67, в больницах 19 и 2 во временных приемных покоях. Наиболее сильное развитие получили: сыпной тиф – 33 больных (в волостях Бурановской, Пургинской, Галановской, Ижевской, Дебесской и Сосновской), брюшной тиф – 53 больных (в тех волостях и кроме того в Киясовской, Тыловайской, Мостовинской и в городе Сарапуле), затем идет корь, скарлатина, коклюш и другие. Заметим также, что среди волостей с наиболее развитыми эпидемиями мы опять видим местности, испытывающие недостаток все неблагоприятные неурожайные годы, как отмечалось это нами в свое время и по другим уездам губернии.

Вятский край - 1896 г. №№ 1, 4

 

Электрический стул в Вятской губернии: правда или вымысел?



В начале 1918 года в городе Елабуге Вятской губернии красногвардейским карательным отрядом из соседнего Сарапула было жестоко подавлено первое антисоветское восстание на Вятской земле. Подавляли его с невиданной жестокостью - только убитых оказалось около 500 человек. Для сравнения, в Уржумском уезде после подавления Степановского мятежа было расстреляно, по воспоминаниям местного большевика, всего 100 человек. Здесь же речь идет о 500 убитых. По подсчету местного исследователя, похороны такого количества убитых должны были сопровождаться не один день. Убивали не столько за сопротивление советской власти, а часто просто за принадлежность не к "пролетарскому" классу (дома которых потом грабили). По существу, в купеческой Елабуге было вырезано все состоятельное население, чтобы ни о каком сопротивлении не смели и думать. Не редко убивали с особой жестокостью (сыновья священника Дернова были убиты разрывными пулями), а затем тела бросали под лед реки Тоймы. Если кому-то интересна история этого восстания, уникальные документы и воспоминания были опубликованы в книге отца Алексея Комиссарова "Жизнь и духовное наследие священника Павла Дернова", изданной в 2014 г. В областной научной библиотеке имени Герцена эта книга есть.
Среди прочих воспоминаний, опубликованных в книге, было и воспоминание ученицы Стахеевского епархиального училища А.А.Жуйковой, в которой встретился один интересный факт. Для полноты картины опубликуем его полностью:
«Перед сном нас предупредили, что спать сегодня мы не будем. А в ночь нас из здания выведут. Куда? Нам не сказали, но строго предупредили, чтоб мы шли молча парами, ни кого ни о чем не расспрашивая. С нами будут классные дамы и другие сопровождающие.
В 12 часов ночи мы вышли из здания. Шли по городу где-то по темным улицам. Кругом пылал пожар, ярко освещены были и баки со спиртом. Навстречу бежали пьяные и с винтовками солдаты. Где-то у дороги увидели голову солдата… было очень жутко…
За несколько дней до ухода из города нам было известно, что в городе идут расстрелы, которые сопровождались погромами всех магазинов и домов богатых людей. Наш любимый законоучитель священник Дернов тогда же был казнен вместе со своими тремя сыновьями, которым было 13,15 и 17 лет. А Г.Ф.Стахеева была умерщвлена на электрическом стуле на своей даче».
Последняя строчка, конечно, заставляет задуматься. Сразу следует уточнить, что Г.Ф.Стахеева - вдова богатого купеческого купца и меценатка - вовсе не была "умерщвлена" таким способом. Она была выселена из своего дома и умерла своей смертью в 1927 году в Елабуге. Но был ли стульчик?! Кстати, как орудие казни электрический стул существовал с 1890 года, но применялся в основном в США. Поэтому возникает вопрос: действительно ли красные каратели могли применить подобное орудие смерти (может выпытывали, где спрятаны деньги, золотишко?) в далекой Елабуге, к кому-нибудь-другому, или это просто плод воспаленного воображения бывшей епархиалки?

 

Казанские купцы в деятельности на Вятке. Торговый Дом Шишокина



Торговую и деловую деятельность в Вятской губернии, кроме собственно вятских купцов, имели купцы и из других губерний. Например, разработкой и сплавом вятского леса занимался Торговый Дом А.И.Шишокина из соседней Казанской губернии. Торговый Дом занимался широкой деятельностью, но в конце концов разорился, что не было редкостью среди купечества.
В Государственном архиве республике Марий Эл удалось найти некоторые данные о купце А.И.Шишокине и его Торговом Доме.

В 80х годах 19 столетия началась прокладка московско-казанской железной дороги, которая требовала много пиломатериалов и особенно шпал. Это обстоятельство быстро уловили купцы-лесопромышленники. Так на левом берегу реки Волги, это место именуется Лопатинский затон или Лопатинская Воложка, появился небольшой паровой лесопильный завод, принадлежавший астраханским купцам В.И.Губину и козмодемьянскому А.И.Шишокину.
Александр Иванович Шишокин происходит из зажиточной семьи. С 17 лет работал приказчиком у купца 2й гильдии Павла Федоровича Бычкова. Шишокин занимался управлением водочного завода и питейной харчевни. В 1874 г. организовал водочный склад. К тому времени Шишокин приписывается к мещанскому обществу города.
В 1878 г. открыл портерную (пивную) лавку на Базарной площади. Позднее заготовкой, переработкой и продажей леса. Стал купцом 2й гильдии. В 1885 г. был избран гласным городской думы и кандидатом в товарищи дирекции общественного банка.
Имения А.И.Шишокина включали лесные угодья, лесопильный завод и большой штат служащих и рабочих в Царевококшайском и Козмодемьянском уездах. Заготовки леса велись вдоль сплавных рек: Рутки, Илети, Вятки и других.
Масштабы лесопромышленной деятельности росли. В 1893 г. Александр Иванович для доставки леса в низовые города зафрахтовал 33 баржи у различных владельцев.
К 1896 г. работало 3 его завода: Лопатинский, Кушергский и Мариинский. На одном только Лопатинском заводе насчитывалось 10 человек приказчиков и 5 служащих. Был свой чертежник и заводской фельдшер. На заводе были литейная и слесарня. В литейной работало 7 человек, 2 модельщика, 5 рабочих и 3 поденщика. Они обслуживали не только заводские нужды, но и принимали заказы со стороны.
На лесопилке трудились машинисты и масленщики, 2 рамщика, тележечник, развальщик, укладчик и сортировщик. Свои были и пекарни, и матрос на пристани.
Торговый Дом А.И.Шишокина имел широкие деловые связи по всей России: с торговыми домами, банками, конторами, страховыми обществами в Казани, Санкт-Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде и другими. На лесопильных заводах купца А.И.Шишокина из заготовленной деловой древесины вырабатывались бревна, московский брус, доски, тес, шпалы и др. Торговый оборот купца А.И.Шишокина от продажи древесины в низовые города реки Волги в 1897 г. составил 200 т.р.
В Козмодемьянске у Шишокина было 5 домов, еще 3 – у жены.
За большие заслуги в торговом деле в 1898 г. А.И.Ш. получил золотую медаль на Аннинской ленте для ношения на шее.
В дальнейшем, взяв большие кредиты, он оказался в долгах. Заводы были заложены, дома описаны. Купец А.И.Шишокин разорился. В «Ведомостях о лицах, торгующих в Козмодемьянске на 1902 г.» купец А.И.Шишокин уже не значился.

Историческая справка к фонду 226 Торговый дом купца Александра Ивановича Шишокина (архив ГА РМЭ)

На фото: купец 2й гильдии А.И.Шишокин

 


История ремесленных училищ царского времени в архивных документах: Сернурская каменотесная мастерская



Сернурская земская каменотесная мастерская впервые была открыта Уржумским земским собранием 11 очередной сессии с 1 января 1907 г. На основании ее земство имело цель, с помощью этой мастерской, развить, среди крестьян–каменоломов Нолькинских каменоломен, каменотесный промысел посредством: 1. Образования контингента местных мастеров 2. Распространения среди местного населения хороших образцов, моделей и чертежей изделия из камня 3. Ввести улучшение инструментов и способов обработки 4. Развитие художественного вкуса и 5. Выработка типа изделий, наиболее пригодных по качеству местного известняка.
Просуществовав 1 ½ года (до 1 мая 1908 г.) мастерская эта была закрыта земским собранием 1908 г. по неизвестной мне причине. К счастью для мастерской, управа старого состава не успела ликвидировать инструменты, имущество и материалы, заготовленные для нее, почему для возобновления ее при новом составе Собрания не было особых препятствий и излишних затрат.
Благодаря новому составу собрания, идущему навстречу нуждам населения, мастерская с 1 января с.г. открылась в с.Сернур вторично и хотя до окончания года я не могу дать управе полного отчета по ее деятельности, все-же постараюсь обрисовать последнюю в связи с произведенными за первое полугодие расходами.
Мастерская находится в доме крестьянина Ефрема Петровича Буркова в деревне Нурбель, примыкающей непосредственно к селу Сернур. Собственно помещение самой мастерской занимает сложенный во дворе из камня сарай с 3 малыми окнами и одной большой двухстворчатой дверью. Внутри помещение имеет 10 аршин длиной, 8 аршин шириной и 4 аршина высотой. Размер окон 1 аршин 2 вершка Х 13 вершков. В одном из углов стоит печь – очаг, размером 3,5 аршин Х 1 1,2 аршин и 1 ½ аршин высотой. При толщине стен мастерской 12 вершков температура во время работы не опускается ниже 8 градусов, хотя приходится, что во время сильных морозов, приходится ставить еще, в помещении кроме печи, железную легкую печку.
При настоящих условиях в мастерской мало света и он расположен совершенно неправильно. Она не может вмещать больше 8 человек учеников, так как половина всей площади помещения занимается печью, загромождена для предварительной просушки камнем, токарным станом и изготовленными изделиями.
Помимо помещения мастерской существует еще общежитие, где ученики спят, питаются и занимаются по вечерам чертежными работами. Ныне для общежития нанимался верхний этаж соседнего дома, но с 1 октября Бурков, обязавшийся доставлять квартиру, обещает приготовить для него специальное помещение.
Занятия в мастерской, согласно прежде выработанным условиям, производятся с 1 января по 1 мая; затем следует на 5 месяцев перерыв – на время полевых работ и с 1 октября занятия продолжаются до 1 января следующего года, т.е. продолжительность их 7 месяцев в год. Распределяются занятия следующим образом. В 6 часов утра ученики встают, до 7 часов пьют чай и с 7 до 11 работают в мастерской; с 11 часов до 1 часа дается на обед, после которого ученики опять работают до 5 часов вечера; с 5 часов до 7 - они пьют чай и отдыхают, а с 7 до 9 вечера занимаются черчением, после чего огонь гасится и ученикам полагается спать. По субботам занятия в мастерской производятся только до 12 часов дня, после чего ученики, на вечер субботы и воскресенье, отпускаются домой, с обязательством явиться в понедельник к 7 часам утра.
Ближайшие ученики (5 человек), живущие в 4 верстах, пользуются этими отпусками почти каждое воскресенье, что же касается остальных - они просятся в отпуск не более 1-2 раза в месяц, хотя самые дальние из них живут в 13 верстах.
За истекшее полугодие в мастерской обучается 8 человек постоянно и 4 человек работают временно. Из них 1 русский и 11 человек черемис.
Яндыбаев Никифор: 15 лет, окончил курс начальной школы, д.Кужнур Сернурской волости
Яндыбаев Алексей: 17 лет, окончил курс начальной школы, д.Кужнур Сернурской волости
Камышев Илья: 16 лет, из 2 отделения начальной школы, д.Кужнур Сернурской волости
Петухов Захар: 17 лет, из 3 отделения начальной школы, д.Кужнур Сернурской волости
Кужнуров Матвей: 30 лет, из 3 отделения начальной школы, д.Кужнур Сернурской волости
Дмитриев Григорий: 19 лет, окончил курс начальной школы, д.Шор-солы Ирмучашской волости
Шабалин Павел: 17 лет, д.Алдиарова Сернурской волости
Милютин Александр: 19 лет, окончил курс Сернурского двухклассного училища, с.Сернур
Камышев Роман: 19 лет, д.Кужнур
Камышев Николай: 23 лет, окончил курс начальной школы, д.Кужнур
Петухов Гавриил 24 лет, из 2 отделения начальной школы, д.Кужнур
Скобелев Иван 19 лет, окончил курс Сернурского двухклассного училища, д.Низовки Сернурской волости
Из числа поступивших учеников: первые 5 человек поступили ныне вновь.

ГА РМЭ ф.306 оп.1 д.175: Отчет по Сернурской земской каменотесной мастерской за первую половину 1910 г

На фото: ученики Сернурской каменотесной мастерской. Фото из группы "Сернур" (Одноклассники).

 

Из детства С.М.Кирова. Бабушка, Сергей и Анюта...



...Сережина бабушка была очень старая: ей было 82 года. Она уже плохо видела, а когда подметала пол, то не раз потирала поясницу.
- Трудно мне нагибаться стало! Ой, трудно! – вздыхала бабушка.
- Давай подмету, - говорил Сережа и брал у бабушки веник. Он так старался, так размахивал веником, что бабушка начинала ворчать:
- Экую пылищу поднял! Отдай веник Анюте, пусть она подметет!
Сестра брала веник и подметала осторожно и чисто, не оставляя мусора под столом и табуретками.
Анюта не только пол мести умела, но и щи сварить могла, и белье постирать.
С ней бабушка отпускала Сережу даже на речку.
Сережа очень любил ходить с сестрой на Уржумку. Анюта тащила корзинку с бельем, а он шел рядом и держался за край корзины. На реке Анюта пробиралась по камешкам туда, где вода была чище, глубже, а Сережа оставался на берегу. Он собирал ракушки, строил из песка запруду и посматривал на сестру.
- Не потони, Нютка! – кричал он сердито, когда сестра слишком низко наклонялась над водой
Иной раз Сережа глядит-глядит, не выдержит и отправится по камешкам к Анюте.
- Ты зачем здесь? – обернется сестра.
- Я буду тебя за юбку держать, чтобы не потонула!
И, стоя на соседнем камне, Сережа крепко держит сестру за подол до тех пор, пока она не выполощет белье.
Анюта сердится и грозит пожаловаться бабушке. Но когда они возвращались с реки, Анюта ничего не говорила бабушке – она жалела ее. И так у бабушки забот много: ребят обшить и обмыть надо, за водой на речку сходить, козу Шимку подоить…

А.Голубева. Рассказы о Сереже Кострикове

 

Из детства С.М.Кирова. Городские против приютских …



У Сергея и его товарищей по приюту тоже есть свои недруги. Приютские в любой час могут подвергнуться их нападению. Эти недруги не только могут оскорбить, унизить воспитанника приюта в школе, на улице – где угодно. Дело доходит до кулаков, палок и камней, до ссадин, царапин и синяков.
Что за противники у воспитанников дома призрения малолетних детей?
Существовала такая цепкая, как репей, отвратительная позорная вражда между некоторыми уржумскими городскими ребятами и детьми из приюта.
Она носила самые различные формы, то затихала, то разгоралась, иногда вспыхивала совершенно неожиданно. Инициаторами этой дикой вражды были, конечно, городские ребята.
Городские смотрели на приютских с неприязнью и даже с презрением. Они придумывали им клички, обидные прозвища, оскорбляли и избивали их.
Приютских было меньше, чем городских. Даже собравшись вместе, они были слабее своих противников. Платя городским неприязнью же, они все-таки их боялись.
Местом, где эта вражда концентрировалась и выливалась, стало городское училище.
Пойдут приютские после уроков к себе, в дом призрения, а городские, сговорившись, забегут вперед, устроят засаду, нападут на воспитанников приюта, бьют их кулаками, ремнями, палками. Приютские, как правило, пускаются наутек, а вслед им летят палки и камни.
Если поймают кого-нибудь из своих недругов городские, плохо придется ему. Повалят мальчишку на землю, и каждый будет стараться ударить его побольнее.
Когда Сергей пришел в городское училище, он, как и все приютские, стал объектом нападений.
Он видел, что воспитанники приюта ничем не хуже городских ребят, разве что одеты победнее. За что же их бьют? И почему приютские всегда бегут врассыпную, когда на них нападают? Терпеть такое унижение, незаслуженные обиды и даже побои, пускаться наутек – все это было не в характере Сергея. Чувство собственного достоинства развилось в нем рано. Он умел постоять за себя..
Мы не можем утверждать, что именно он организовал самозащиту приютских ребят. Но помним его рассказы о том, что приютские стали ходить из школы гурьбой, и если нападали на них городские, то они старались защитить не только себя, но и дать нападающим сдачи, проучить их.
Пыл у городских поостыл.
Но чувство неприязни у тех и других, конечно, не прошло…

А.М.Кострикова, Е.М.Кострикова. Это было в Уржуме

 

Вятская губерния в 1918 году. Неактивное сопротивление продразверстке



Уже в мае-июне 1918 года в Вятской губернии у пришлых заготовителей чужого хлеба "земля горела" под ногами. Вспыхнули крестьянские восстания в Уржумском, Яранском, Глазовском, Елабужском и других уездах. Нередко хлебозаготовителей разъяренная толпа убивала на месте. Не случайно уже в марте 1918 года инструктор по продовольствию, присланный в Филипповскую волость Вятского уезда, отмечал через "Вятскую правду": "Здесь вряд ли возможно будет кое-что конфисковать, потому что крестьяне слишком разъярены и при первой попытке реквизиции разорвут меня на части…»
В полной мере эти слова испытали на себе члены реквизиционного отряда в деревне Шахайки Яранского уезда, где в июне 1918 года произошло настоящее побоище. Архивный документ его описывал так:
" ...К утру 20 июня в селение Шахайки прибыла из тех 21 селения громадная толпа народа, вооруженная кольями, железными тростями и огнестрельным оружием, напала на те дома, где ночевали расквартированные дружинники, и принялись за форменное избиение сонных рабочих. Кто успевал выбегать из дома, тех ловили на улице, в полях, и били до полной потери сознания и в то же время у избитых отбирали все вещи: одежду, деньги и прочее. В результате оказалось 6 человек убитыми на месте и 60 человек тяжело и легко раненых, из последних 2 тяжело раненых умерло. В числе убитых оказался член совета снабжения тов.Кропинов, у которого оказались похищенными 20 тысяч рублей казенных денег. Кроме того, отряд недосчитался еще несколько человек – видимо, оказались убитыми, трупы которых отыскать пока не представляется возможным, потому что убивая людей банда зарывала трупы в землю….»
Полностью об аспектах этой борьбы и крупнейших антисоветских восстаниях мы расскажем позднее, а пока расскажем о другой форме борьбы против продразверстки. Еще одной формой сопротивления хлебозаготовкам стал т.н. «кулацкий саботаж», когда зажиточные крестьяне прятали зерно, уничтожали его, подбивали бедных крестьян на вредительские действия против хлебозаготовителей. Своего рода это была неактивная форма борьбы с продразверсткой.
Марийский писатель Дим Орай так описывал положение в Кузнецовской волости Уржумского уезда: «Разбогатевшие во время войны кулаки и слушать не хотели о выполнении закона о хлебной монополии, проводившейся советским правительством для спасения страны от голода и для снабжения Красной армии. Оказавшись в Советах, они встречали в штыки все мероприятия советского правительства, саботируя и срывая их выполнение. Особенно враждебно они относились к большевистской партии и Красной армии. Тех солдат, которые пытались агитировать за советскую власть, кулаки преследовали вплоть до убийства. Про большевиков же говорили так: «Пусть они только появятся в нашей волости, мы их сразу же согнем в дугу». Находясь под влиянием кулачества, середняк колебался, был на распутьи, не зная еще твердо, что делать, поддерживать ли советскую власть или бороться против нее….»
Уроженец Малмыжского уезда Г.К.Селезнев оставил в своих воспоминаниях такие интересные моменты «вредительства» против изъятия хлеба весной и летом 1918 года:
«… Для городов Петрограда и Москвы, для победившего пролетариата в Великой октябрьской социалистической революции, комиссия по наблюдению за хранением хлеба на складах и бунтах из Аргыжа передает тревожное положение с его хранении, хлеб подтопило водой с реки Вятки, он израстает в бунтах, для отгрузки нет баркасов, а хлеба более 120 тысяч пудов, о чем старое руководство совершенно не беспокоилось, ссылаясь на то, что по учетным данным хлеба хватает, кроме порченного. Добровольная комиссия по наблюдению вместе с комитетами бедноты написала тревожные письма в Малмыж в Уисполком, в Вятский Губисполком и Петроградский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, дали телеграммы во все концы, и только после этого пароходство поставило под погрузку 2 баркаса, и когда разобрали ближайшие два бунта ржи в мешках, оказалось, что хлеб превратился в солод, два ряда у обоих бунтов оказались, что были затоплены водой. И и вот при погрузке ржи в баркасы, заготовители Булычев и Зонов дали распоряжение весь рослый хлеб сваливать в воду в реку, добровольная комиссия начала возражать и просила отменить такое распоряжение, но заготовители были неумолимы, заявляя, что мы взяли всю полноту ответственности на себя. Это было 11 июня. Вот по реке снизу идет пароход «Баранов», едут исключительно солдаты, добровольная комиссия пошла на пароходную пристань, и когда пароход пришвартовался, комиссия доложила командиру воинской части, что при отгрузке хлеба заготовители занимались настоящим вредитительством, хлеб сваливали в реку. Командир воинской части взял с собой 20 человек солдат и на месте убедился, и взяв в руку рослую рожь кулаком ударил в нос приказчику Зонову, а потом Булычеву, дал винтовку и 50 штук патронов члену добровольной комиссии по охране хлеба из д.Аргыж Селезневу К.К. и приказал отгружать только сухое зерно, а все сырое пересушить, и повязал ему на руку красную повязку, а Зонова увел в конторку пристани и отдал солдатам на расправу, как врага народа, после чего он жил недолго.
Через неделю на Аргыжскую пристань приехал флотский солдат Шмыров, командир Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, от Кронштадта. Навел порядок и скоро была представлена на пункт военизированная охрана, хлеб пересушили на сушилке и на солнце и каждый баркас для сдачи в вагоны железной дороги отправлялся с членом комитета бедноты бедноты или с членом сельского совета. Хлеб был отправлен Москве и Петрограду.
Заготовки хлеба продолжались и дальше, но кулачество хлеб припрятали и не сдавали, занялись саботажем.
… В зиму 1918 года мелетские кулаки Шердниковы организовали население на разгром зерносклада в Аргыже и им удалось немного. Второй раз намеревались, но из города из караульной роты приехали солдаты и напороли плетками зачинщиков кулаков и посадили их в тюрьму. Это я описал о вредительских действиях в пределах двух волостей Савиновской и Арпорекской».
Таким было положение с хлебозаготовками в Вятской губернии в мае-июне 1918 года, и, как показало, время, сопротивление крестьян продразверстке только начиналось…

 

Село Вяз: точка на карте



В 33 км. от г.Кирова, между двумя трактами: Советским и Победиловским, затерялась деревня Богоявленская Кирово-Чепецкого района. Она удалена от нас соответственно на шесть и девять км.; входит в Пасеговский сельский округ. Другое ее название – село Вяз (пр. название с.Вязовское Вятского уезда Вятской губ.). Почему, спросите Вы, то деревня, то село? Как объясняют местные жители, деревня – это западная часть креста, а село – это весь крест. Но справедливо именовать ее и деревней и селом. Название «Богоявленская» произошло потому, что жителям в ней привиделся в ней лик Спасителя (богоявление), а «Вяз» потому что именно в деревне вяз произошло видение; к тому же, в округе только в этой деревне растут вязы. Основана она на этом месте в 1695 году. Местоположение ее возвышенное, реки ближе 5 км. нет, вокруг мелкие перелески, но к югу в двух км. от села начинается сосновый бор.
Село представляет собой крест, обрываемый системой прудов. Южная часть крестов называется «Боровой конец», северная – «Верхоянский конец» или «Верхний конец», восточный – «Моярский конец», западная - просто «Центр». Такие названия получились потому, что нижняя часть расположена вблизи соснового бора, а из верхней можно проехать до п.Пасегово (5 км.), т.е. вверх района (на север). «Центр» - т.к. в этом селе стоит церковь. Так же «Центр» - это и есть деревня Богоявленская. А название «Моярский» осталось без объяснения, даже местные жители не знают толкования этого понятия. Прудов три, располагаются последовательно в оврагах. Ровно по границе разделения креста проходит дорога, соединяющая тракты. Первоначально кладбище находилось в другом месте, но позже было «упразднено… по сырости грунта, негодного для погребения умерших, а на место упраздненного отведено другое на высоком месте». В длину оно примерно триста метров, в ширину – сто. В нем сохранились уникальные надгробья конца 19-начала 20 вв. Всего их шесть. На первый взгляд, символика на надгробьях довольно странная. В верхней части расположен крест на фоне распахнутых занавесок. Снизу в крест упирается копье и губка… Вход на кладбище с трех сторон: с с.Вяза, с дороги и с д.Каравайчики. Раньше на кладбище была часовня. Служили в ней в поминальные дни. Располагалась в центре кладбища.
К юго-западу от села растет «Поповская роща». Это небольшой сосновый лес, посаженный священниками около 300 лет назад. Раньше он был строго в форме квадрата, в центре него, симметрично, располагались три поляны. Они славились обилием земляники, а летом на них жгли костры дети из лагеря. И до сих пор очертания строгих прямых углов сохранились, а поляны поросли молодняком, хотя и выделяются среди старого леса.
В «Боровом конце» располагается овраг «Засора». По воспоминаниям местных жителей после отпевания в церкви, покойников везли по этому оврагу на кладбище.
Отдельно надо сказать о родниках. В «Боровом конце» бьет ключ «Садок», в «Верхоянском» - «Под березой», в «Моярском» - «Макаров колодчик». Все названия родников местные, и объяснить их названия никто не может. Единственно, местными жителями были выдвинуты только по двум родникам – «Макарову колодчику» и «Под березой». Первый так назван потому, что когда-то на стороне («Моярском конце») жил отшельник некто Макар. И с тех порто место, а за одно и родник, прозвали «Макаров колодчик». Другой ключ, в свою очередь, назвали так, потому что некогда у родника росла огромная береза, которой не было уже в конце прошлого века. То ли спилили, то ли рухнула сама, никто не знает. Так тот родник и нарекли – «Под березой». И до того эти названия прижились, что, говоря меж собой, местные жители спрашивали друг у друга: «Тебе куда?» И слышали в ответ: «Мне на «Макаров колодчик». Причем не всегда это выражение означало «на родник», а просто «в ту сторону», но местные непременно понимали друг друга.
Приход по документам состоял из 26 деревень и починков. В памяти местных жителей остались названия 21-й деревни:
От центра к северу находились:
Костино, Шиям, Федоровская, Камешницкое.
От центра к югу:
Скурихинцы, Обрашинцы, Сурёнок.
От центра к западу:
Глушонки, Никитинцы, Маркавщина, Загребинцы.
От центра к востоку:
Каравайчики, Ветроум, Ключи, Заберезник, Растригины, Сарычевы, Вшивцевы, Исуповская, Ворончихинцы, Сарафанцы.
В каждой из этих деревень стоял «церковный столб» (так его называют местные жители). Он представлял собой метра два в высоту и диаметром метр на метр, выложенный из кирпича, каменный столб. В середине в нем была выемка, в которой располагалась икона (в каждой деревне она была разная). В его завершении стоял крест. Сам он был украшен фигурной резьбой. Цвета он был белого и стоял на каменном фундаменте.
Число жителей в селе по сведениям 1859-1873 гг. составляло: мужского пола - 99 чел., женского пола – 144 чел. Число дворов – 26. По переписи же 1926 г.: мужчин – 13 чел., женщин – 17 чел. Хозяйств: 2 крестьянского типа, 7 – прочие. Общее число жителей прихода – 1833 чел. Общее число хозяйств – 356.
Местные жители занимались выделкой валяной обуви, также были гармонщики, шорники.

Исследовательская работа Антона Комкина. Село Вяз – Киров 2004 г.

На фото: село Вяз в наши дни. Фото 2017 г.

 

Родилась деревня....



Уроженка деревни Лаптево нынешнего Сернурского района (бывший Уржумский уезд, республика Марий Эл) Смолина Надежда Ивановна так в своих мемуарах вспоминает о своем деде и как им была основана эта деревня:
«По рассказам о нем, это был очень деятельный человек. Звали его Аким Давидович. Родился он около 1816 г. в деревне Коростели недалеко от села Сернур, там он и жил со своей семьей. Он был человек расторопный, знавший, что счастье человека зависит от того, как он сам о себе позаботится, решил поискать для житья другое место. И нашел место недалеко от села Кузнецово. Аким Давидович собрал шесть хозяев и подбил их на переселение. Они отправились в волостное правление просить разрешения на строительство деревни. Вскоре на новом месте закипела работа. Валили лес, строили избы. Шесть из них окнами в сторону реки на восток. Было это в 1856 г., потом появились хлевы, сараи, заборы – словом появилась новая деревня – Лаптево, по фамилии одного из основателей. Потом к ним стали подселяться другие. К Вершининым и Лаптевым подселились Мошкины, деревня постепенно росла. Деревня повела наступление на лес. Вместо леса потянулись поля, где сеяли и жали. За полями остался лес, куда ходили за грибами и земляникой.
Хлеб, что выращивали, хватало для того, чтобы прокормить семью, на продажу ничего не оставалось. Поэтому мужики занялись ремеслом. В каждом доме появилось свое дело: в деревне были плотники, столяры, тележники, кузнецы, гончары, пимокаты, кожевники. Деревня была тесно связана с рынком: по воскресеньям почти все мужики уезжали в Сернур на базар продавать то, что успели сделать за неделю. В округе деревня считалась богатой. Жители других деревень, завидуя, говорили: «Лаптево живет как в раю».

На фото: деревня Малые Глобаны Глазовского уезда. Фото С.А.Лобовикова

 

Помощь пострадавшим от неурожая



Уржумский уезд – один из наиболее пострадавших уездов в нынешнем году от неурожая хлебов и трав, и там следует ожидать наибольшей нужды, как в продовольственных, так и в кормовых средствах. Почему губернская управа признает желательным увеличение в этом уезде покупку хлеба, если не на 3 тысячи рублей, то хотя бы на тысяч 10-6 при условии, чтобы как этот кредит, так и ассигнованный чрезвычайным собранием были оборотными.

Журналы губернского земского собрания 35-й очередной сессии. Заседание за 17-19 декабря 1901 г. Том 3й. Вятка 1902 г.,с.683

 

Из истории села Мухино: в бывшей церкви

Мухинская типография размещалась в церковном подвале, куда раньше ставили умерших. Окна тут были очень маленькие с железными решетками, в помещении всегда было сыро и стоял мрак.
В темной половине подвала размещался склад типографии, а там, где была похоронена попадья (была выложена могила из кирпича, которую засыпали землей), жил со своей семьей заведующий типографией Шмаков Михаил Андреевич. Он был основателем этой типографии…

Из воспоминаний Татарских Дарьи Ефимовны, жительницы села Мухино (из фонда школьного музея села Мухино Зуевского района). Речь здесь идет о о советском времени, когда церковь была уже закрыта.


 

Пермяки и их нравы



Яневич пишет: «Характер пермяка странный. Еще весьма недавно пермяки не могли высказать на своем родном языке чувство благодарности; да и теперь, если они говорят «спасибо», то лишь потому, что переняли это слово от русских. Слов «здравствуй», «прощай» у них тоже нет. Еще более замечательно то, что нет пермяцкого слова, выражающего понятие о чистой любви. Напротив, что касается слов, относящихся до любви нечистой, то в них пермяки перещеголяли нас, русских. Воровство – распространено весьма сильно и за порок почти не считается; есть деревни, в которых не воры лишь те, что лежат в люльках». При всем том, пермяки очень гостеприимны, набожны: ходят на богомолье в монастыри за 200 и 300 верст. «В молодом поколении резко обнаруживается стремление к продолжению образования. Встречаются примеры, когда мальчики идут пешком до пристани на Каме (150 вер.) с грошами в кармане с целью добраться до Казани и Красноуфимска, где учатся насчет казны» (Шестаков). Учатся пермяцкие дети вообще недурно, но им не дается математика. И взрослые пермяки считают с большим трудом. Штейнфельд (из Глазовского уезда) считает их вообще тупыми…

Зеленин, Д.К. Кама и Вятка: Путеводитель и этнографическое описание Прикамского края – 1904 г.

 

Из истории богоборчества в Пижанском районе

Кичминский районный исполнительный комитет
29 января 1938 г.

Кировская областная исполнительная комиссия по вопросам культа

На ваш № 16/559 от 19 января 1938 г. райсполком сообщает, что действующих церквей по состоянию на 1 января 1938 г. в Кичминском районе не было. Имеющиеся незакрытые в районе церкви: Сретенская, Мушинская и Войская, церкви в настоящее время также загружены зерном и не действуют.

Пред Райисполкома Бузенков

Как закрывали эти церкви, можно узнать, например, из заявления верующих села Сретенского в Кировский областной исполнительный комитет, комиссию по жалобам культов 4 мая 1937 г. с просьбой об открытии церкви в их селе:

«Несколько раз мы обращались в сельский совет и райисполком с ходатайством об открытии нам церкви для богослужения, но нам всегда дают один ответ, как в сельском совете, так и в Кичминском райисполкоме, что церковь передастся вам для богослужения только тогда, когда полностью будет освобождена от зерна. Но полное освобождение церкви от зерна не предвидится в 1937 г., так же как это было и в 1936 г. Когда для того, чтобы считать церковь под зерном и этим самым нам отказать в богослужении дак в теплой церкви все лето держали охвостное зерно не свыше 10 центнеров, из-за которого и не отдали нам церковь для богослужения, несмотря на то, что несколько раз мы писали жалобы и в Кировский край и ВЦИК. отказывая всегда, нам сообщали положительные результаты в ходатайстве, но ни Кичминский РИК или Сретенский, ни один распоряжению вышестоящих органов не подчинились и не предприняли никаких мер для быстрейшей разгрузки зерна из церкви, несмотря на то, что срок по договору о здании церкви под ссыпку зерна истек в ноябре месяце 1936 г. И в нонешнем году повторяются одни и те же факты. Теплая церковь сейчас из-под зерна освобождена полностью, но на паперти у этой церкви сложено несколько десятков мешков нагребенных зерном, но ведь для того, чтобы убрать эти мешки совсем очень немного понадобится времени и места, которого имеется в полном достатке в холодных магазинах, которых расположены близ этой же церкви, но они содержатся на паперти только для ущемления прав верующих, которые открыла нам Сталинская Конституция, а поэтому и мы просим Вас, комиссию культов при обл. исполкоме оказать нам содействие для открытия нам богослужений в церкви с.Сретенского и этим самым помочь нам пользоваться Сталинской Конституцией, которая дала полную свободу. Церковный староста Подоплелов».

ЦГАКО ф. Р-2169 оп.44 д.8 лл.50-50 об.;
ЦГАКО ф. Р-2169 оп.44 д.9 л.61

Примечание. Село в настоящее время находится в Пижанском районе. Практика закрытия церквей под предлогом занятия церквей под колхозное зерно была распространена в то время. Храм засыпался зерном с разрешения верующих и более им уже не возвращался…

 

 

Крестные ходы по случая избавления от эпидемий



Не так давно отец Александр Балыбердин писал о крестном ходе в Хлынове, который был установлен в честь избавления города от чумы в 1657 году. Если обратиться к истории, подобные крестные хода существовали и в других городах и селах губернии, в честь избавления от какой-нибудь эпидемии. Например, в Буйском заводе Уржумского уезда с 1848 года существовал крестный ход в память избавления поселения от эпидемии холеры.
В 1857 году благочинный священник сообщал в Вятскую духовную Консисторию о крестном ходе, существовавшем в Буйском заводе:
«…8 июля заводские жители приносят в домы Казанскую Божию Матерь для исправления молебствия и на всех проулках проулках по просьбе их исправляется молебствие с водоосвящением. Сей ход существует с 1848 года по случаю Божьего посещения жителей завода холерой, и продолжается он в память прекращения в тот год оной болезни».
Еще один крестный ход существовал в уездном Уржуме в память избавления от некой «смертности». Снова обратимся к отчету благочинного:
«В неделю всех святых к часовне на Белой Речке, с иконой всеми чтимой Божией Матери Живоносного источника и в день святого пророка Илии в круг града по случаю бывшей смертности».

ЦГАКО ф.574 оп.1 д.42 лл.31, 33-33 об.

 

Вятские села и веси. Деревня Смышляево



Деревня Смышляево, что в Ветошкинском сельском округе, была основана в 1821 году. Когда-то она была большой и многолюдной. По переписи 1926 г. в ней числилось 84 крестьянских хозяйства, а жителей – 440 человек – больше, чем в селе Лебяжье. Однако с годами смышляевское население уменьшилось. По переписи 1939 г. в деревне проживало 425 человек, 1959 г. – 169. В 1970 г. здесь еще насчитывалось 125 человек. При переписи 1989 года в Смышляеве проживали только 33 человека. Население, благодаря близости автодороги Лебяжье-Уржум деревня существует и в наши дни, хотя стала совсем малочисленной. В семи избах сейчас проживает 12 человек.
А когда-то в одной смышляевской семье проживало людей больше, чем во всей теперешней деревне. Ныне покойная Пелагея Корниловна Смышляева вспоминала, что пришла в семью мужа 19-й. Семья была работящая. И муж у Пелагеи Иван Николаевич был на все руки. Со временем молодожены стали жить своей отдельной семьей, у них появились дети.
Новое крестьянское хозяйство окрепло, обзавелось плугами, боронами, конной жаткой-самосброской. Ею свой хлеб убирали и другими помогали, даже в соседней деревне Воронской. Имело хозяйство сани, телеги, тарантас, конную сбрую на медной оправе. Братья Степан Николаевич и Иван Николаевич построили на двоих кузницу, конную молотилку и маслобойку. Они помогали друг другу в кузнечных работах и на молотьбе хлебов. А на маслобойне, которую устроили в специально выстроенном помещении, трудились каждый на себя через неделю.
…Масло шло крестьянской семье на пропитание и на базар, а жмых – на корм скоту. В двадцатые годы прошлого года подобных маслобоен в Смышляеве было три. Их имели еще Сергей Петрович и Федор Васильевич Смышляевы. Три маслобойни работали в Ветошкине. Были они и в некоторых других лебяжских селах и деревнях. Чтобы маслобойни не простаивали, их владельцы на базарах меняли масло на масличные семена.
Разумеется, работы с выращиванием и переработкой льна хватало. Иван Николаевич для расширения посевов вырубал лес и корчевал с помощью лошади пни, обрабатывал целину плугом. На новой низинной земле лен, как правило, вырастал высоким. Его теребили, вязали в снопы, ставили в «бабки» для просушки. Затем из подсохших снопиков выколачивали на постилах семена и расстилали лен осенью на несколько недель на лужайку, чтобы он «выжался». А после этого его собирали и сушили в банях и овинах – специальных сушильных помещениях, мяли, затем из него вычесывали волокно.
Началом конца частного льносеяния и маслоделия стала коллективизация сельских жителей и раскулачивание крепких крестьянских хозяйств. А в последние десятилетия советской власти эта отрасль сельхозпроизводства в нашем районе исчезла совсем.
А в тридцатые годы под раскулачивание попали многие смышляевские хозяйства. У них отбирали имущество, скот, технику. Их семьи выселяли из построенных собственными руками жилых домов. При этом трое пожилых Смышляевых Андрей, Степан Николаевич и Степан Васильевич при выселении умерли с горя и расстройства. И как было перенести то, что всю жизнь трудились ради благополучной жизни, а тут в одночасье их лишили всего.
Не обошло разграбление и крестьянские хозяйства братьев Ивана Николаевича и Степана Николаевича. Хотя в 1929 г. Иван Николаевич вступил добровольно в колхоз, его в следующем году исключили из колхоза и раскулачили. Особенно семья жалела сильную вороную кобылицу, которая одна за двух лошадей таскала жатку. Когда ее увели со двора и отпустили в колхозный пригон, она была покалечена другими лошадьми и была дорезана, увезена на колбасу.
Маслодельня братьев Смышляевых была конфискована и передана в колхоз. Туда же ушла и большая часть пасеки Ивана Николаевича. Впоследствии он работал на колхозной пасеке.

Е.Новгородцев. Смышляевские маслобойни // Знамя октября (Лебяжье) – 2005 г. № 45

Примечание. Ныне в Смышляеве живет пара человек. Остальная деревня взирает на входящего сюда путника пустыми проемами окон...

 

Вятские села и веси. Лаж



Не исчезай, мое село,
Твой берег выбрали поляне
И ты в него, судьбе назло,
Вцепись своими тополями,
Прижмись стогами на лугу…

Село Лаж возникло примерно 220-230 лет назад. Первые жители, по слухам, выходцы из Владимирской области (беглые). Здесь жили вольными крестьянами, поскольку помещиков было немного. Земля в основном была государственной. Государству за землю платили поземельный налог, подушную подать, которая начислялась по числу душ мужского пола. В начале в с.Лаж называлось с.Филипповское в честь святого Филиппа (московского патриарха). На месте села когда-то было заброшенное марийское кладбище. В 1782 г. в селе была основанная татарином Маматовым крупная хлопчатобумажная фабрика. Она производила кумач и пестрядь (кумач – это ткань ярко-красного цвета, пестрядь – цветная ткань пестрой расцветки). Фабрика была оборудована ткацкой мастерской, двумя сушильнями, двумя кладовыми, двумя амбарами для материальных ценностей.
В 1806 г. с.Филипповское было переименовано в с.Лаж (по названию реки). Тогда же началось строительство каменного храма. Около церкви строились жилые дома для служителей. Церковь строилась по частям. Сначала был построен и освящен правый придел теплого храма во имя святого Филиппа Московского. Затем был построен и освящен холодный храм во имя святой Троицы. Третий – левый придел теплого храма во имя святых Гурия и Варсанофия Казанских чудотворцев был освящен 3 декабря 1832 г. Каменная колокольня строилась с 1833 по 1835 гг. Подъемных средств в то время не было, поэтому до самой колокольни была наложена земля, по которой на лошадях завозили кирпичи и другие строительные материалы. По окончании строительства вся земля от церкви была развезена на лошадях. Каменная ограда с железными решетками и две башни-часовни по углам с фасадной стороны были построены в 1865-1866 гг. Строил церковь богатый московский купец Чижов.
При приходе на начало 1866 г. значилось душ мужского пола – 4839 человек, женского – 5431 человек, в том числе раскольников – 42 мужчины и 46 женщин. Церковь относилась в административном подчинении к Уржумскому уезду Нолинского округа. Жители с.Лаж кроме земледелия занимались торговлей.
Село насчитывалось 36 дворов. Земством в 1884-1886 гг. были построены школа, больница. В церковной школе учили духовному пению, там была и библиотека.
По престольным праздникам на площади возле церкви проводились базары (в Троицу, Часовный, Гурьев, Филиппов). Продавали на базарах все, что производили сами жители. Играли на гармошках, пели и плясали, водили хороводы. Там, в хороводах, парни приглядывали себе невест. Длинными зимними вечерами молодежь собиралась на посиделки в какой-нибудь дом. Хозяева для гостей делали в печке угощение – паренку из овощей. Доставали с чердаков с осени припасенную рябину, которая служила для всех зимой дорогим лакомством.

А.Мошкина. Своя судьба, своя история есть у каждой российской деревни, каждого села // Знамя октября – 2004 г. № 100

 

Из истории села Лекма

Село Лекма возникло на правом берегу речки Лекма, притоку Летки, не позднее 15 столетия. Село расположено на лесистой местности. Свое название село получило от речки Лекма, которое относится к древнейшим финно-угорским наименованиям. Его расшифровку можно провести с опорой на пермский язык, коми и удмуртский. В коми лек – означал «плохой», «дурной», в удмуртском тоже, но еще и «горький», «злой», таким образом Лекма – «горькая река» или «река с горькой водой».
Существует еще одна версия. Лекма – означает много лесу, т.е. Лесу-кма (кма – много, большое количество). Вставка су постепенно потерялась, и село стало называться Лекма.
Известно, что первые русские поселенцы появились на берегах Летки в первой половине 16 века. Ими были новгородские выходцы. Дружина новгородцев отправилась из Великого Устюга на восток в поисках места для поселения. Дойдя до Летки, переселенцы спустились до ее устья, и здесь, на правом берегу основали город Шестаков. Часть новгородцев расселились по берегам реки. Свидетельством тому вплоть до конца 19 столетия некоторые починки Лекомского прихода именовались Устюжскими. Например: д.Васьковцы – Устюжанинское, д.Мяконьки – Устюжанинский починок. До сих пор распространенными фамилиями являются Вылегжанины.
В начале 17 века местность « Шестаковского уезда от Благовещенского стану за 15 верст у Лекмы реки, чернораменский лес, да тут же рыбные ловли в реке Лекме» и лежащие места от «…той Репихи да верх по реке Летке по обе стороны Летки и речки Боровицы с ловлями и угодьями до реки Булатовки вошли в состав Слободской вотчины Вятского Успенского Трифонова монастыря». В 1622 г. архимандрит Хлыновского мужского монастыря Иона с братию «бил челом» «царю и Великому князю Михаилу Федоровичу с просьбой пожаловать окрестности по берегам реки Летки во владения Успенской обители». По царской грамоте, последовавшей в следующем 1623 году на Вятку, воеводе Семену Ивановичу Чемоданову да подъячему Игнатию Лукину селения Лекомского прихода вошли в число вотчин Трифонова монастыря.
В 1641 г. здесь на Ношульской дороге из г.Слободского было образовано село Лекма, которое и сделалось центром Лекомской вотчины монастыря.
На большом пространстве по течению рек Летки и Лекмы до 40-х годов 17 века не было ни одной церкви.
Около 1641 года жители села Лекма обратились к настоятелю Успенского монастыря архимандриту Александру с просьбой дать свое благословение на построение для них церкви. По царскому повелению, разрешению митрополита Сарского и Поддонского Серапиона дана храмозданная грамота с приложением печати патриарха Иосифа, в которой повелевалось устроить деревянную церковь «по подобию в новом граде» (Шестакове).
В 1646 г. на погосте над рекою Лекмою значится деревянная с трапезою церковь Знамения Пресвятой Богородицы.
Этот храм 3 июля 1673 г. сгорел от «молненного запаления». Новая деревянная церковь во имя Знамения Пресвятой Богородицы была срублена при первом Вятском архиерее Александре с повелением «…окна сделать, чтоб можно было глядеть в оные не с лавок, а с полу стоя, и чтоб длинные образы были поясные, сделать и звонницу к ней».
В выписке из писцовой книги М.Воейкова и подъячего Ф.Прокофьева за 1678 г. значится уже вновь выстроенный храм во имя Знамения.


 

Как ломали церковь в селе Цепочкино


…Из кирпича хотели выстроить школу, но раствор для кладки оказался таким крепким, что разваливался когда кирпич хотели отделить друг от друга. Из разоренной церкви вышла лишь часть школы, а оставшуюся часть увезли в Русский Турек.
Моя бабушка (Нина Павловна Кононова) рассказывала, как старушки приходили в церковь и плакали. Все ценные вещи и иконы люди растащили по домам. Маленькие ребятишки приходили на развилины и искали крылышки от ангелочков.
Нижняя часть колокольни еще долго стояла, возвышаясь над Вяткой, но в конце 1960-х гг. и ее разрушили.

Из контрольной работы на тему «Памятник церковной архитектуры» Кононовой Светланы Юрьевны, гимназия г.Уржума.

На иллюстрации из районной газеты: все, что осталось от церкви в селе Цепочкино...

 

Церковь села Сырчаны и ее священник в 1950-е годы



…Служба в церкви бывает только по воскресеньям и религиозным праздникам. Верующих на молитве бывает в воскресеньи от 30 до 100 человек, в большие религиозные праздники до 500-700 человек. По мнению священника, в зимнее время людей в церковь идет больше, чем летом, причем молильщики бывают главным образом из Сунского района.
Священник служит на окладе 800 рублей в месяц. Подушный налог за него платит община. Квартиру имеет бесплатную.
…Священник Курочкин проживает вместе со своей женой вдвоем. Радио не имеет, газету выписывает, но едва ли читает ее. В собеседовании проявил абсолютное незнание того, что делается на «белом свете». Он стар, плохо слышит, но выяснилось, что в течение этой зимы дважды для исполнения треб ездил в деревни Немского района, в декабре 1957 г. там в д.Быстряги и д.Пальниковой окрестил детей до 30 человек.
Священник проявляет большое желание в устройстве колокольного звона. Он сказал, что собрал с верующих цветной металлолом, добившись согласия от Аркульского судоремонтного завода (мастерские), отливки колокола (в осуществлении этой затеи ему помешали Уполномоченный Совета и райисполком). Священник Сырчанской церкви Курочкин дал деньги 300 рублей на покрытие растраты заведующей заготпунктом сельпо.
…Проповеди Курочкин читает редко. С рождественской и пасхальной славой не ходит.

Из отчета Уполномоченного по делам религии в Кировской области за 1958 год

ЦГАКО ф.Р-2169 оп.45 д.6 лл.369-370

Памятное фото, сделанное в 1964 году (скорее всего, на фоне Успенской церкви г.Нолинска). На фото запечатлелись служащие приходов Уржумского и Нолинского районов. В центре сидит священник Успенской церкви г.Нолинска отец Петр Марамзин (бывший настоятель церкви с.Байса, закрыта в 1963 г.), за ним диакон Матфей Лихачев (тех же храмов), справа - священник Николай Курочкин, настоятель церкви с.Сырчаны Нолинского района. Батюшка в центре и большинство других людей, к сожалению, пока не известны...
Отец Николай ушел из жизни в 1965 г. на 85 году жизни.

 

 

 

 


Назад к списку