ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ... - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

1-15 августа

Первый трактор



В газете «Юный пахарь» № 35 за 1925 год можно найти заметку о появлении в Уржумском районе первого трактора, которая называлась «Небывалый гость». Вот что писал в ней автор Герман Семенов.
«Спящие улицы города Уржума неожиданно ожили. Шумная толпа крестьян сопровождала небывалого гостя «трактор». С горячим любопытством, каждый, кто ходил за сохой и плугом, внимательно рассматривал трактор, несколько раз обходил вокруг него, прикасался рукой к его стальному лбу и задавался вопросом, а нельзя ли такую машину приобрести нашей деревне?
Трактор выписан для Уржумского сельскохозяйственного техникума и для агрономической базы. Он является теперь постоянным напоминанием для крестьян – «наступило время заменить соху и плуг трактором».
К этой заметке хотелось бы добавить, что первое время этот трактор был единственным на весь Уржумский уезд. К примеру, в соседнем, Лебяжском районе первый трактор появился лишь в 1929 году. Эти первые трактора ещё с открытыми кабинами и шипованными колесами, по нынешним меркам были совсем слабыми, имея в наличии только 15 лошадиных сил, но они эксплуатировались очень бережно, смазывались чуть ли не ежемесячно, использовались в 2-3 смены и выполняли большой объём работ.

 

Пишем родословную. Что необходимо помнить о фамилиях при поиске родственников?



Если фамилия представляла определенные трудности при ее написании, это могло породить ее искажение при составлении документов и приводило к появлению новых вариантов фамилии, и тогда отследить родственников не так уж легко (Борноволоков, Бороноволоков, Борноволов и т.д.) – варианты фамилии начинали существовать самостоятельно.
Или, наоборот, близко звучащие фамилии не всегда могут быть родственными. При широком распространении фамилии в разных регионах говорят об однофамильцах. Поэтому при работе над родословием очень важно знать местность, куда уходят корни рода. После многочисленных переездов семей в течение последнего 20 в. это установить можно лишь после длительного и целенаправленного поиска.
Редкие фамилии дают нам гораздо больший шанс обнаружить сведения о роде. Какие фамилии являются наиболее редкими? Конечно, те, что звучат «по-иностранному». Фамилии явно иностранного происхождения, например, Висконти, направляют поиск истории предков носителей такой фамилии в Европу, а затем следует прослеживать историю появления этого рода в России и вести поиск для выявления тех, кто носит фамилию сегодня. Особенно много в России фамилий, имеющих немецкие корни.
Иногда при исследовании происхождения фамилии нельзя сделать однозначного заключения. Приходится рассматривать несколько версий.
Разобраться в многообразии фамилий помогают, как правило, словари. В существующих «Словарях фамилий» В.Никонова подбор фамилий обычно произволен, и они рассматриваются как явление языка.
С историей конкретного края связаны региональные словари фамилий. Среди них прежде всего необходимо назвать первый том большой работы доктора исторических наук А.Г.Мосина «Уральские фамилии», в котором исследованы фамилии Камышловского уезда – одного из шести восточных уездов Пермской губернии.
Кроме того, в 2005 году вышел «Словарь пермских фамилий» (соавтор Е.Н.Полякова), в котором представлено более 5000 фамилий, возникших в Пермском крае или принесенных сюда с других территорий России в 16-18 веках. В этом словаре показаны способы их образования, определены значения слов, ставших основой фамилии.
В заключение еще раз напомним, что фамилия в изучении истории семьи и родословных исследованиях может показать:
1. Принадлежность к той или иной нации
2. Время становления рода и появление родоначальника (первого носителя фамилии)
3. Сословное происхождение рода
4. Географию расселения рода
5. Профессиональное занятие предков
6. Черты, характерные от природы для рода
Итак, фамилия – это:
Уникальное и неповторимое явление нашей культуры;
Достояние и достоинство каждой семьи;
Незримая связь каждого со многими поколениями предков;
Надежная нить всякого родословного поиска, объединяющая цепочку кровного родства.

Э.А.Калистратова. Как найти корни своего рода – Екатеринбург 2017 г., с.23-24

 

Колчаковцы в Вятской губернии. Белый террор. Организация восстаний


Вятский край не был использован, я думаю, и в десятой части, как в первый момент борьбы Народной армии летом и осенью 1918 года, так и армией адмирала Колчака в мае—июне 1919 года, когда Ижевск, Воткинск, Сарапул, Елабуга вновь находились в наших неумелых руках.
В.М.Молчанов

Главным событием в истории Вятской губернии в 1919 году стало, конечно, наступление войск А.В.Колчака через ее территорию. По всей всточной границе губернии прошел восточный фронт – от Омутнинска на севере до Малмыжа на юге. Колчаковцы двигались по территории губернии тремя клиньями, ставя своей конечной целью захват города Вятки и соединение с северными войсками генерала Миллера: одна часть войск направлялась к верхнему течению рек Камы и Вятки, на юге – к низовьям рек Камы и Вятки, в центре – вдоль линии Пермской железной дороги. В январе 1919 года генерал Юденич писал Колчаку: «Удобство сообщения с Антантой, краткость расстояния до Петербурга и Москвы – двух очагов большевизма, при хорошо развитой сети путей сообщения составляют выгоды этого направления».
В двадцатых числах марта колчаковцы разгромили 3-ю армию Восточного фронта и вошли на территорию Вятской губернии. 10 апреля был захвачен Воткинский завод, 11 – Сарапул, 13 – Ижевский завод , в Глазовском уезде – Афанасьевская и Бисеровская волости с Песковским и Залазнинским заводами, а также Кайгородская волость Слободского уезда. 15 километров отделяло колчаковцев от Глазова. Три недели шли ожесточенные бои за Кирс, но колчаковцам не удалось его взять. На юге губернии колчаковцы 3 мая взяли Елабугу и часть Малмыжского уезда, выйдя к Вятке у села Гоньба и начав наступление на Казань, Симбирск и Самару, а также через Нолинский уезд на Кукарку и Котельнич. Здесь некоторые населенные пункты в ходе ожесточенных боев тоже переходили из рук в руки, например, Бондюга. С юга шли войска Деникина, рвавшиеся к Волге, на соединение с Колчаком, чтобы затем объединенными силами начать наступление на Москву…
Наступая, колчаковское командование восстанавливало на захваченной территории дореволюционные порядки и организововывало террор против своих политических противников и сочувствующих советской власти. Г.Иванов в своей заметке в газете «Алнашский колхозник» в 1989 году писал: «В Алнашской волости без всякого суда и следствия белогвардейцы расстреляли около 30 человек. За одно слово «товарищ» людей пороли плетьми, отбирали имущество. Распространялись слухи, что красные вешают крестьян на телеграфных столбах ». В деревне Ерыкса Елабужского уезда была арестована учительница, советская активистка Васса Коршунова, «человек прогрессивных, демократических убеждений», как писали о ней в советское время. После допроса «с пристрастием» она была казнена. Последний звонарь Муки-Каксинской церкви Н.К. Сбоев в 1980-х годах вспоминал на страницах Сюмсинской районной газеты:
«Потом пришли опять белые. Это были сибиряки, прямиком из Перми. Они расстреляи Сбоева Спиридона. Увели в пожарку и прямо в лоб. Это бабы на него нажаловались. Если бы он не наврал на мужиков, тех, быть может, и отпустили красные. Еще расстреляли Ушакова Антипа Ларионовича за то, что его сыновья Митя и Алексей убежали к красным. Хороший был мужик, работал объездчиком. Каково тогда было жить? Кому-то надо было строиться – лес украли, он даже протокол не завел».
Не церемонились и с пленными. М.Главатских вспоминал: «В боях за деревню Лулые погибло до 30 красноармейцев и китайских добровольцев. Я участвовал в их похоронах. Все они были раздеты врагом до нижнего белья и разуты. Большинство красноармейцев были только ранены в боях, но озверелый враг добил их. На телах бойцов были видны следы истязаний ». Судя по советским источникам, истязания были не редкостью для колчаковских карателей: «При отступлении белые расстреливали свои жертвы в затылок, выкалывали глаза, вырезали языки, отрубали ноги, руки, половые органы, сжигали на кострах, зарывали живьем. Одну из женщин закопали вниз головой. Пороли. Во время порки играли гармонисты ».
В Воткинском заводе местом массовых расстрелов стал Устинов лог. По сообщению советской газеты «Ижевская правда», после изгнания степановцев было обнаружено около 800 трупов расстрелянных. Кроме того, колчаковцы разрыли могилу погребенных красноармейцев, погибших во время Ижевско-Воткинского восстания, и сожгли все останки. И.Н.Кучешев, бывший тогда подростком, вспоминал в советское время:
«На расстрелы белые приводили людей партиями по 150-200 человек со связанными назад руками. В то время мне было 12 лет. В Устиновом логу мы с несколькими подростами пасли коров. На ночлег располагались в землянке, выкопанной в крутом берегу в дальнем конце лога.
В один из июньских вечеров мы увидели направляющуюся в нашу сторону большую партию людей со связанными руками. Их сопровождал конвой.
Спрятавшись в землянке, мы с ужасом наблюдали за происходящим. Революционеров подвели к обрыву ручья, расставили по одному вдоль берега, а конвоиры выстроились наверху лога. По команде офицера они вскинули винтовки, и сухой треск залпа разорвал воздух. Потом последовали одиночные выстрелы. Вскоре все смолкло. Испуганные и обезумевшие от увиденного мы со стиснутыми зубами сидели в землянке. Ночью мимо нашего стада коров от места расстрела проползли два или три человека. По-видимому, это были раненые, которым удалось выползти.
На другой день мы увидели много людей, направлявшихся к месту расстрела. Это были жители города. Страшная картина предстала перед их глазами. Около 200 трупов было обнаружено на месте казни. Многие опознали своих родственников, знакомых. Большинство расстрелянных были воткинские борцы за советскую власть. Их трупы жители увозили хоронили.
Значительная часть расстрелянных не была опознана. Их похоронили в братской могиле, на высоком берегу Устинова лога ».
Кроме того, колчаковцы также способствовало дистабилизации положения в прифронтовых волостях, организуя там антисоветские восстания и диверсии. Антисоветские крестьянские восстания имели место в Котельничском, Елабужском, Нолинском, Малмыжском, Уржумском и других уездах. Как это делали колчаковцы, описал в своей книге "В борьбе с контрреволюцией" историк Е.И.Рябухин в 1959 году:
"В докладах особого отдела 3 армии за январь-февраль 1919 г. отмечалось, что скрывавшиеся по деревням участники ижевско-воткинского мятежа пытались поднять антисоветские восстания в Афанасьевской, Святогорской, Юсовской и ряде других волостей Глазовского уезда.
Под руководством белогвардейских офицеров, из кулачества и других антисоветских элементов создавались бандитские шайки. В Мало-Пургинской волости, например, такую банду возглавляли колчаковские контрразведчики братья Шевелевы, в Нылги-Жикьинской волости - белогвардеец Татарских. В Афанасьевской волости оперировала белогвардейская банда в 40 человек.
Банды, насчитывавшие по 20-50 хорошо вооруженных людей, укрывались в лесах и имели поддержку в лице кулачества, снабжавшего их оружием, продовольствием, людьми. Бандиты взрывали и поджигали мосты, склады, портили железнодорожные и шоссейные дороги, громили Советы, зверски расправлялись над партийными и советскими работниками, нападали на небольшие красноармейские части.
В Ижевске в начале декабря, во время обысков, была обнаружена масса белогвардейцев, готовивших восстание и сосредоточивших под здание Александро-Невского собора и в других местах много оружия, боеприпасов, продовольствия и обмундирования…"
Нередко колчаковские агенты забирались очень далеко от линии фронта. Например, были они обезврежены в городе Котельниче, где до этого работали не без успеха, но их выдала случайность... Вот о каком случае вспоминал бывший председатель Котельничской ЧК В.И.Менсак: «В Котельнич летом 1919 года прибыли два инструктора политуправления 3-й армии. Оба в кожаных тужурках, как обычно тогда одевался командирский состав нашей армии. Приехали с заданием якобы проверить морально-политическое состояние воинских частей. А их тогда в Котельниче немало было. Документы все у них были в порядке. Но вот однажды заходит ко мне в ЧК женщина и говорит: «В городе двух белогвардейцев видела». По ее описанию, те самые инструктора. Спрашиваю: «Какие у вас доказательства?» «Я их в Петрограде видела, - ответила женщина. – Они моего брата расстреляли. Они офицеры старой армии». В Котельниче цель этих шпионов была проста: сообщать в штаб армии характеристики о морально-политическом состоянии командного и личного состава воинских частей. Причем на надежные части они давали отрицательные характеристики, а на неустойчивые – положительные. Согласно этим данным штаб армии отзывал на фронт небоеспособные части, которые не только плохо дрались, но даже переходили на сторону врага . К тому времени и относится прорыв парохода с белогвардейцами под видом балтийских моряков на Котельнич с прямой целью: сменить охрану железнодорожного моста через Вятку и взорвать его. Но благодаря бдительности уездной ЧК и активной поддержке ее населением замыслы эти не увенчались успехом ».
Кроме Котельнича, крупная антисоветская организация была обезврежена большевиками в самой Вятке, которая имела связь с колчаковским командованием в Перми. Организация создавала агентуру, внедряя ее в советские организации, ставя своей конечной целью обезвредить работу Красной армии. Возможно, котельничские агенты и были ее частью. ЧК сумела обезоружить эту организацию и арестовать ее 18 членов.
В мае 1919 года советское правительство неимоверным усилием сил смогло остановить наступление колчаковских войск, чему в немалой степени сособствовали и организованные им партизанские отряды. После кровопролитных боев по всей вятской линии фронта Кай-Кирс-Песковка-Омутнинск-Пудем-Уржум-Малмыж колчаковские войска вынуждены были начать отступление, которое уже не смогло остановиться вплоть до Иркутска, до их полного разгрома. 12 мая красные захватывают Песковский завод, 26 мая – Елабугу, 3 июня – Сарапул, 7 июня – Ижевск, 11 июня – Воткинск, 13 июня - Глазов. К 20 июля колчаковские войска полностью оставили Вятскую губернию, и она перестала быть прифронтовой полосой, хотя остатки белогвардейских и повстанческих отрядов отчаянно сопротивлялись до конца года.

 

Вятские старинные песни

Помню, как-то тетушка Марфа напела песню, а мать подхватила. Мне показалось, что в этой песне они, каждая по-своему, изливали горечь, накопившуюся на душе:
Всю я ноченьку, всю я темну
Ох, не спала.
На окошке белой грудью
Ох, пролежала…
Пели они иногда и другую песню – «Мамашенька бранится». Мотив мне нравился, а песни я тогда по своему возрасту расценивал по мотиву. Не вдумываясь и не разбираясь в их содержание.
Нужно сказать, что песня «Мамашенька бранится» была в то время в наше время широко распространенной.
Едут рукобитные или уже свадьба на двух-трех тройках, да за ними столь же парных подвод. На каждой из них по три-четыре человека. И вот подвыпившие иль уже совсем захмелевшие поезжане, в особенности бабы, истошно голосят:
Мамашенька бранится:
Зачем дочка грустна.
Сама про то я знаю,
В кого я влюблена.
Люблю дружка смертельно,
Люблю я всей душой.
А он, такой коварный,
Смеется надо мной…
А далее в песне слова какие-то страшные:
Не смейся, злой, коварный,
Не смейся надо мною.
Тебя Осподь накажет
Злосчастною судьбой.
Песню я находил тоже «злосчастной». Представлялась она мне тогда не песней, а вроде какой-то измызганной, обремошенной одежины.
А вот, когда мать пела песню, привезенную «из девок», я слушал ее с совсем другим чувством. Бывало, сядет она на крылечко. Затянет песню жалобным голосом. А лицо у самой становится грустным, печальным. Глаза устремлены у мамоньки куда-то вдаль. И льется из ее груди песня, больше похожая на рыдание:
Брошу я деревню, поеду жить в Москву.
Эх! Зарастай, дороженька, травой-муравой!..
Эх! Брошу я размирскую девчоночку любить…
И вот уже льется, словно горькая река, эта песня. Не знаю, кто кого ведет: или мамонька песню, или наоборот:
Пойду в ту рощицу, где я с ней гулял.
Эх, стану под то деревце, где я целовал…
Не выдержит мамонька. Заплачет, зарыдает. Завоет с причитаниями, оплакивая свою горькую вдовью судьбу. Услышат соседки. Прибегут, уговаривают: «Што ты, Варюша! Брось, перестань реветь. Все равно слезам-то горю не пособишь».
Знала мать еще одну песню, тоже привезенную «из девок», из дозамужества. Эта песня хороводная, плясовая, нам очень нравилась. И мы – брат Роман, сестра Настя и я - порой пели ее с удовольствием:
Ночка-ноченька, ночка темная.
Ночка темная, ночь осенняя.
Ноченька темна.
Боюсь спать одна
Без мила дружка,
Без Иванушка…
Ноги сами пританцовывали в такт. А он меняется, ритм в песне как бы уже другой и настроение в ней иное:
Одолела грусть-тоска
Ой, грусть-тоска,
Горе берет –
Далеко милой живёт…

Александр Минин. Мы, Минины… - Тольятти 2007 г., с.36-38

 

Вятские байки

 


Из Кулыг девка раз пришла в Сосновку молоко продавать. Глуховата ли, чё ли была. Ее спрашивают:
- Ты чья?
А она в ответ:
- Три рубля.
- Молоко-то почём?
- Кулыжская.
С тех пор в Сосновке все кулыжских баб и зовут: три рубля – кулыжская…

В.К.Семибратов. Духовная культура русского населения вятского юга – Киров 2017 г., с.177

 

Вятская старина. Из «Наказа от разных станов и волостей государственных черносошных крестьян Хлыновского уезда» (1767 год)


Деревенские владельцы, состоящие в купечестве, во время полномочия своего, владеют немалыми пашенными землями и во многих местах около рек, против дач крестьянских, сенными покосами, а хлебопашество на тех землях имеют и работы всякие свои домовные исправляют написанными на тех землях государственными черносошными крестьянами… а не крепостными своими крестьянами, и приводят из них многие владельцы в крайнее их разорение и нищету… А другие владельцы те пашенные земли, а особливо сенные покосы, оставляют за собой… а иные от крестьянства берут, в наипервых, под заклады за малые деньги, а потом и вовсе происками своими укрепляют за собой, и тех прежних содержателей пашенных земель крестьян… от владения лишили…
Дабы повелено было впредь тем вышеписанным из купцов деревенским владельцам и протчим состоящим в купечестве у крестьян, как пашенных земель, так и сенных покосов, чтоб ни под каким видом под заклады им не брать. А кои вышеписанные пашенныя земли и сенные покосы в их владении состояли до ныне, то б за предписанными резонами отобрать, и отдать бы в те места, где те их пашенные земли и сенные покосы состояли, в вечное владение крестьянству.

Труды Вятской ученой архивной комиссии за 1907 г. Вятка, 1908, вып. 3, отдел 3, с.22-23.

На фото: Хронограф - свод исторических сведений от Александра Македонского до Петра Великого. Россия, 1741 год. Кировский областной краеведческий музей

 

Вятская речь. Дожин и дожинки



Дожин и дожинки. Оставшаяся небольшая часть несжатого поля. – В Верхолипове уже закончили жать. Вчерась одны дожинки оставалися. – А мы тожо бласловесь завтре кончим. / Нюр, чего пута на куличе одны дожинки осталися, дожинай, а я пойду Настасье помогать. / - Бабы, давайтё дожнивайтё дожинки, да пошли домой. – Подождитё меня маленкё. У меня вон экой кривуль малёхонкёй остался. // Пучок стеблей сжатых культур, недостающих для завершения снопа. – Девка, пошли уж, темнаёт. – Дожинки в сноп доложу и пойду. – Хватит ишшо на твой век снопов, пошли. – Да две горстушки-ти и надо-то всего!

Г.С.Смирнов. Словарь бабы Нюры – Киров 2013 г., с.64-65

 

Крестьянский мир: жизнь по приметам



У нас в доме были часы-ходики, а у многих соседей часов не было. Вставали по петушиному крику. Грамотных людей было очень мало. А ведь деревенская работа требовала сноровки. Все надо успеть вовремя, и старались увидеть изменения в погоде, от этого зависели многие работы. Жили по приметам: если петух запел с вечера, часов в десять – жди ненастье; если кошка спит на печи, спрятав мордочку – к холоду; если сойдет с печи, ляжет на пол кверху мордой – к теплу; заскрипит дверь – будет холодно; если молодой месяц лежит горбиком вниз – к ненастью; если стоит серпиком – ждут вёдро (воспоминания М.С.Семенихиной, 1909 г.р.).

Виктор Бердинских. История вятской деревни – Киров 2008 г., с.121

Фрагмент экспозиции Национального музея республики Марий Эл имени Т. Евсеева

 

Вятские клады



В уложенный круг крестного хода, под названием Куринского, каждогдно совершаемого в течение июня со Святыми и Чудотворными иконами, входит издревле и село Великокобринское, в нем 12 числа совершается это торжество, при значительном собрании народа окрестных сел и селений и окрестных Вологодской Епархии, в особенности Красносельцев, усердствующих своим поклонением Святому Угоднику Божию Николаю, вероятно, боле потому, что посещение их страны Его чудотворною иконою не совершалось и не совершается. В самый день праздника 1846 года, означенного числа, найден клад. После окончания утрени близ церкви, с южной стороны, по ровной и обыкновенной дороге торговец, ехавший с сельскими изделиями, раздавил колесом небольшой, прикрытый весьма немного уплотненною землею, глиняный сосуд, в коем хранился клад, и женщина из красносельцев, случайно идучи за возом, первее всех обозрела сокровище; смотрит, деньги не деньги, а деньгами кажет… «Серебро, серебро!» - раздались голоса, и с шумом и криком, и боем кулачным народ хлынул хватать таинственный клад и рылись в земле и землю тащили, но поверить ли?! Землю и в ней все серебро все делили, кому сколько было возможно.
Клад состоит из неизвестного, но значительного количества мелки продолговатых серебряных монет, копейками называемых, с ясным штемпелем на одной стороне: Петр Великий или Петр Алексеевич, а на другой – изображение Георгия Победоносца. Любопытные с озорной разборчивостью разгребали землю как в кладовой, и после находили также монеты.

Вятские губернские ведомости – 1841 г. № 31

 

Вятская жизнь в летописи событий



1721 год, март – архиерей Вятский и Пермский Алексий отправил Екатерине Первой в столицу 12 чашек из капа, сделанные на Вятской земле
1785 год – «превеликий пожар в Малмыже». Сгорело много дел в земском суде и расправе.
1786 –июнь 1787 года – выполнение вятчанами особой натуральной повинности для Екатерины Второй: для ее путешествия в Крым выделили 987 лошадей с ямщиками, свыше тысячи «прилично одетых людей» и заплатили денежный налог.

Вячеслав Коваленко. Впервые на Вятке. Вятское диво – Киров 2017 г., с.70

 

Платежные средства средневековья. В правом углу можно увидеть беличью шкурку - с помощью шкурок тоже расплачивались в старину



Кировский областной краеведческий музей.

 

ФОТО ИЗ СЕМЕЙНОГО АЛЬБОМА.

75-ЛЕТИЕ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ. На жатве ржи. В центре моя бабушка Рослякова Мария Петровна. д. Росляки Халтуринского района. Год 1942. Вот такие: русские, самоотверженные женщины вместе с детьми, а их миллионы, кормили страну и Красную Армию в суровые годы войны хлебом, своим нелёгким трудом ковали Победу. Низкий поклон им всем! Фото Л.Сорокожердьева

 

Легенда о Ветлуге



Давным-давно, в старину глубокую, жил недалеко от деревни Хохонихи, что стояла на берегу тихой лесной реки, влиятельный князь. А у князя была дочь-красавица по имени Луга. Дочь эта была на выданье. Но князь хотел отдать дочь обязательно за человека княжеского рода. И то сказать, у девушки недостатка в женихах не было, хотя и жила она в глухом краю. Многих привлекала красота Луги, да к тому же отец ее был очень богат. Не один из знатных людей сватался к девушке, но никто из них не нравился ей. Отец же не торопил дочку с замужеством, так как надеялся выдать ее за более богатого человека.
Отец с матерью и знать не знали, что их красавица дочка давно с любовью смотрела на простого работника Игната, что с утра до ночи трудился во дворе и в саду. Да и он сам души не чаял в молодой княжне, но даже думать об этой любви боялся бедный, забитый человек.
Луга полюбила Игната за красоту его молодую, а кроме красоты было у парня богатое дарование – трудолюбие отменное и руки золотые, за что и ценил его старый князь.
Один раз летней порой князь уехал куда-то, да и княгиня в тот день отбыла из дома. Княжна Луга вышла из комнаты во двор и надумала пойти в сад погулять. А там в ту пору работал Игнат. Девушка нерешительно подошла к работнику и завела с ним разговор. Она расспрашивала парня о цветах, о деревьях, которые он окапывал. Игнат отвечал ей, все более смущаясь. Луга подошла ближе. Румянец играл у обоих на щеках. Но вот их руки неожиданно встретились. Луга предложила посидеть на скамеечке. Игнат с радостью согласился. Долго сидели они в саду, рассказывая друг другу о своих чувствах, а когда расставались, то уговорились впредь встречаться на берегу протекавшей недалеко от усадьбы реки, под одинокой ветлой.
Много вечеров провели вместе Игнат и Луга. Они подолгу сидели у самой реки, и, бывало, нередко в лунные ночи счастливые их лица отражались в спокойной воде. Здесь парень и девушка поклялись в вечной любви.
Но на их беду о встречах Луги и Игната вскоре узнал старый князь. Рассвирепел он и приказал прежде всего жестоко высечь Игната, а затем парню забрили лоб: он был отдан в солдаты. Солдатская служба в те годы была целых 50 лет!
Когда Игнат был отправлен в солдаты, князь вызвал к себе дочь и строго сказал:
- Скоро я привезу тебе жениха, и ты выйдешь за него замуж…
Луга молча вышла из комнаты князя, потом она быстро выбежала из дома и направилась к одинокой ветле. С грустью посмотрев на те места, где они так часто бывали с Игнатом, Луга обняла на прощание ветлу и, подойдя на край крутого берега, бросилась в воду. Река тихо приняла в свои мягкие объятия девушку, и только огромная ветла, опустив к воде длинные ветви свои, безутешно заплакала об ушедшей из жизни Луге.
С тех давних пор и стали звать ту тихую и светлую реку Ветлугой.

Заря-заряница: песни, частушки, народные драмы, сказки, предания, сказы и устные рассказы Горьковской области - Горький 1982 г., с.165

 

Как на Вятке появились каринские татары
 


В 1361 году столица Болгарии г.Булгар подверглась разгрому со стороны Тимура, и в связи с этим произошел усиленный отлив болгарских переселенцев в лесную полосу на правом берегу р.Камы. К этому времени относится возвышение Казани, основание болгарских колоний на р.Бур (Бурбаш, Ишменево и т.д.), и в этот же период болгары предприняли в крупных размерах колонизацию Вотского края. Естественно, что они тяготели к этой местности, богатой пушными мехами и составлявшей основу их материального благосостояния. Болгарские предприниматели могли легче расстаться со своими насиженными местами, чем с источниками своего существования - с северными лесами, богатыми пушниной. Таким образом, в связи с разрушением Булгара и в виду надвигавшейся русской колонизации часть болгарских промышленников решилась переселиться в Вотский край, чтобы быть ближе к лесным богатствам. Болгарская колонизация облюбовала себе местность близ слияния Чепцы с Вяткой, и здесь возникло болгаро-татарское Каринское княжество, которое у самих татар называлось Арским, т.е. вотским. Каринские князья отличались хозяйственными наклонностями и не старались навязать вотскому населению ни своей политической власти, ни тяжелых повинностей. Поэтому отношения между вотяками и Каринским княжеством установились мирные и дружественные, окрепшие в общих торговых сделках и промышленных предприятиях.

М.Г.Худяков. История Камско-Вятского края - Ижевск 2008 г., с.176

На фото: экспозиция Кировского областного краеведческого музея

 

«Кайские дундуки»: из дневника узника Вятлага



27 июня 1942 года, суббота. Обыск. Начальство боится, что слабые умирающие люди сделают какое-нибудь оружие и их застрелят. Проверяют даже каждую бумажку, не написано ли что в ней. А я все же веду дневник на маленьких клочках бумаги, которые храню в маленьком ящичке для табака. Они смотрят табак и курительная бумага. Так я обманывал этих «кайских дундуков», которые из местных пожилых мужчин нанимались на эту работу. Священник Кангарс принес мне чистое белье, так как в лагере одежду не давали. Позже, в следующие годы, лагерь выдавал одежду и обувь.

Артур Страдиньш. Лагерный дневник (Вятлаг – 1941-1943) - Киров 2004 г., с.37

 

102 года с начала Степановского мятежа. Кратко...



Степановский мятеж – вооруженное выступление против советской власти Первого Московского продовольственного полка в августе 1918 г. До этого полк 1,5 месяца собирал хлеб с вятских крестьян, попутно занимаясь грабежами и пьянством. В итоге командование полка ждал суд, а сам полк численностью в 500 штыков должен был быть отправлен на фронт. Вместо этого полк поднял мятеж, перейдя на сторону белогвардейских сил в Поволжье, создал т.н. Южный округ Вятской губернии с небольшим правительством в г.Уржуме. В состав этой территории вошла часть Уржумского и Нолинского уездов. В Нолинске в бывшем духовном училище были сожжены и убиты 18 большевиков (до этого буржуазия в Нолинске была взята в заложники под угрозой расстрела в случае мятежа). Судя по имеющимся данным, события в Нолинске больше имели местный характер, чем отношение к Степановскому мятежу; степановцы участвовали здесь только с военной стороны.
Всего мятеж продлился с 8 по 20 августа 1918 г. Мятежники старались обращаться с местным населением очень гуманно (ведь теперь они представляли не продотряд, а борцов за народ), даже расклеивали воззвание Патриарха Тихона, предавшего большевиков церковному проклятию. Объявили мобилизацию в свою Народную армию (как они себя назвали), которая не вызвала особого энтузиазма у местного населения; зачастую, как в Русском Туреке, новобранцы бросали винтовки и разбегались. Все же к степановцам присоединилось много бывших офицеров, недовольных советской властью.
Пришедшими частями Красной армии степановцы были разбиты в Лебяжье (Лебяжье брал отряд венгров) и под Шурмой (село было обстрелено с Вятки канонерками, а сами степановцы попали в засаду). Оставшиеся части Народной армии отступили к Казани и впоследствии воевали у Колчака. Сам Степанов по двум воспоминаниям погиб при переправе через речку на территории республики Марий Эл. Местные мужики подвесили его за ноги к дереву и расстреляли. Есть свидетельства, что жена его тоже попала в руки чекистов.
В сентябре 1918 г. многие участники мятежа из местного населения были расстреляны в ходе "красного террора", в том числе примерно семеро священнослужителей. По свидетельству уржумского коммуниста, только в Уржумском уезде расстреляли около ста человек (из них в «Книге памяти жертв политических репрессий» обозначена едва ли половина).
Несмотря на свою кратковременность, уже больше ста лет Степановский мятеж продолжает интересовать многих историков и краеведов. Выходят новые статьи и книги. Это одно из самых интересных и драматичных событий вятской истории последнего века…

На фото: публикация из газеты "Известия Вятского губернского исполкома" - 1918 г. 17 августа. № 106

 

Вятская губерния в годы Гражданской войны: хроника событий в 1919-1922 гг.



1919 год

В начале 1919 года в Токтайбелякской волости ликвидирована латышской кавалерией «зеленая армия» Федьки Вершинина.

В январе в Уржуме расстрелян ряд местных офицеров, о чем сообщала местная уездная газета.

«В докладах особого отдела 3 армии за январь-февраль 1919 г. отмечалось, что скрывавшиеся по деревням участники ижевско-воткинского мятежа пытались поднять антисоветские восстания в Афанасьевской, Святогорской, Юсовской и ряде других волостей Глазовского уезда» (Е.И.Рябухин. "В борьбе с контрреволюцией").

В 1919 году в Яранском уезде в Кундыжской волости произошел бой между крестьянами и продотрядом. Продотряд был разбит, погибло 19 красноармейцев.

В Котельничском уезде имело место волнение на религиозной почве. Причиной народного недовольства стало устройство Народного дома в селе Высокогорье в доме священника, из которого его выселили. Узнав об этом, возмущенные крестьяне ворвались в дом, избили рабочих и стали ломать музыкальные инструменты. Для улаживания конфликта в село выехали котельничские большевики.

В Яранский Пророчицкий монастырь под видом белого офицера был внедрен сотрудник ЧК. В результате этой «спецоперации» был расстрелян игумен монастыря Геннадий «за укрывательство белогвардейцев» и сокрытие хлеба, а сам монастырь закрыт.

Март. В первой половине марта колчаковцы разгромили 3-ю армию Восточного фронта и вошли на территорию Вятской губернии.

10 апреля. Колчаковские войска захватили Воткинский завод.

11 апреля. Колчаковские войска захватывают Сарапул.

13 апреля. Колчаковские войска захватывают Ижевский завод. В Глазовском уезде колчаковские войска заняли Афанасьевскую и Бисеровскую волости с Песковским и Залазнинским заводами, а также Кайгородскую волость Слободского уезда. 15 километров отделяло колчаковцев от Глазова. Три недели шли ожесточенные бои за Кирс, но колчаковцам не удалось его взять.

Крупная антисоветская организация была обезврежена большевиками в г. Вятке, которая имела связь с колчаковским командованием в Перми. Организация создавала агентуру, внедряя ее в советские организации, ставя своей конечной целью обезвредить работу Красной армии. ЧК сумела обезоружить эту организацию и арестовать ее 18 членов.

3 мая. Колчаковские войска взяли Елабугу и заняли часть Малмыжского уезда, выйдя к Вятке у села Гоньба. Кровопролитные бои за переправу у Гоньбы закончились здесь разгромом колчаковских войск. Началось их отступление.

В Яранском уезде ЧК с помощью внедренного агента ликвидировала «банду» Марка Шушаканова, которая скрывалась в лесах.

12 мая красные войска захватывают Песковский завод в Глазовском уезде.

26 мая. Красная армия захватывает Елабугу.

3 июня. Красная армия захватывает Сарапул.

7 июня. Красная армия захватывает Ижевск.

11 июня. Красная армия захватывает Воткинск.

Июль. К 20 июля колчаковские войска полностью оставили Вятскую губернию, и она перестала быть прифронтовой полосой.

Летом 1919 г. крестьяне деревень Параньга, Алтайка и Читово Уржумского уезда вступили в бой с пришедшим сюда красным отрядом.

Октябрь. Стихийная вспышка недовольства крестьян в городе Советске с криками «Долой советскую власть!», но она обошлась уже без побоища и жертв. Виновные были арестованы.

30 октября 1919 года. Столкновение крестьян с продотрядом в селе Байса Уржумского уезда. Убит комиссар В.В.Груздовский и четверо крестьян. При расследовании инцидента было арестовано тридцать человек, из которых четырех расстреляли.


1920 год

19 января. Вспышка крестьянского недовольства имела место в деревне Ожиганово Яранского уезда. Крестьяне схватили комиссара и начали избивать. По этому делу в селе Орше и других деревнях ЧК арестовала 34 человека. Они были заключены в Яранскую тюрьму.


1921 год

Март. В селе Шурме Уржумского уезда на волостном собрании крестьяне категорически отказались сделать ссыпание семян и после ареста «подстрекателей» напали на продотрядовцев, избив их кольями, а одного ранив ножом. Для ликвидации «восстания» в Шурму выехал начальник милиции с отрядом в 15 человек.


1922 год

17 марта. В селе Петровском Уржумского уезда во время изъятия церковных ценностей в церкви крестьяне избили изымателей и едва не убили. Явившаяся милиция залпами в воздух заставила безоружную толпу разойтись по селу. Это было единственное столкновение по губернии при изъятии церковных ценностей.

 

Архивные фонды. Фонд церкви села Марисола Уржумского уезда в архиве ГА РМЭ



Фонд 59, оп.1, д.1: каменное здание Покровской церкви (в честь Покрова Пресвятой Богородицы) было построено в 1880-1888 годах вместо сгоревшего деревянного здания на средства приходского попечительства, пожертвования из других приходов и благотворителей.
В приход церкви входили: с.Марисола, починок Губино, деревни Петрово, Большие Ключи, Казаковка, Лобаново, Желонкино, Ершово, Егошино, Онодур, Кожласола, Тулбень, Яшкарь, Лапкапамаш, Купсола, Обдасола, Попово, Салтак, Прудки, Дубровка, Кожланур, Шолнермучаш, Шудумарь, Мошкино, Лебедево.

Путеводитель по фондам ГКУ «Государственный архив республики Марий Эл» - Йошкар-Ола 2012 г., с.94

 

Из истории купеческих фамилий: самоубийство купца Александра Алексеевича Прозорова



…Сидя однажды в диванной, я слышу, в спальной раздается сильный храп отца. Иду и вижу его висящим на полотенце, укрепленном к высокой тумбе кровати, с подогнутыми коленями. Быстро развязываю полотенце и привожу его в чувство. «У, щенок, подученный матерью», - говорит отец и, как виноватый, проходит мимо. В Иванов день, 24 июня 1874 г., к нам из Вятки приехал брат отца. Петр Алексеевич Прозоров, позднее преподаватель Симбирской гимназии, а в то время служивший в Вятке, человек в обращении сухой. Отец объяснил ему, что он разорился, банкрот и тяготится жизнью.
Дядя, несмотря на наше разуверение в противоположном, кажется, поверил отцу. Родители разговаривали с ним мало, а представили мне занимать его. Я приказал заложить пару лошадей в фаэтон и повез показывать ему город. Между прочим, в этот день был церковный ход с иконами в Ивановскую часовню близ кузницы. Во время разговора я, конечно, о своем выходе из гимназии умолчал. Вернулись мы к обеду. За обедом были: отец, мать, я, брат Алексей, сестра Раиса, учащаяся в Казани в пансионе Дубровиной, и дядя. Дядя завел речь о необходимости воспитания брата Алексея и, ввиду того, что брат его разорен – банкрот, он просит отдать ему на воспитание Алексея. Его сухая речь действовала сильным возбудителем нерв….
Отец молчал и слезился, почти ничего не ел, но и не пил, а держал себя как-то боязливо перед братом. После обеда, прощаясь, дядя, целуя отца, сказал: «Ну, прощай брат, виделись, быть может, в последний раз». Мы все, кроме отца, спустились вниз на крыльцо, чтобы проводить дядю. Ямские лошади были у крыльца. Лошади тронулись и, едва дядя выехал за ворота, как вверху раздался ружейный выстрел. Бросились вверх, и в кабинете на моей кровати, стоящей около внутреннего шкафа, лежал отец с ружьем, дуло которого было во рту, у курка его была нога, верхняя часть черепа была снесена, а часть мозгов висела на потолке. Он храпел, видимо, жизнь кончалась, и через несколько минут его не стало. Дали знать врачу Андржеевскому и в полицию. Послали в Вятку телеграмму дядя, которая получилась ранее его приезда. Наутро получили известие, что доктор Андржеевский, отравившись, скончался. О существовании ружья в доме мы не знали. Оказалось, что отец хранил его в стенном шкафу. Поплакали и через три дня с полным почетом и тризною похоронили.

А.А.Прозоров. Город Вятка и его обитатели (мемуары) – Киров 2010 г., с.34

Примечание. Александр Александрович Прозоров (1854-1927) родился в уездном городе Орлове Вятской губернии в купеческой семье. Он был представителем известной на Русском Севере предпринимательской династии, отличавшейся не только успешностью в коммерции, но и широкой общественной и благотворительной деятельностью. Особенно из Прозоровых пруспел в купеческих делах Яков Алексеевич (1816-1881), дядя автора мемуаров. Отец Александра Прозорова, Александр Алексеевич, о котором идет речь в этом отрывке, будучи купцом 2-й, а затем 1-й гильдии и потомственным почетным и степенным гражданином, торговал хлебом. После рождения Саши семья переехала в Слободской, где прошло его детство. Затем семья переехала в г.Вятку, где А.А.Прозоров учился в Вятской мужской гимназии. Здесь его отец и покончил с собой, не выдержав испытания банкротством…

 

Вятские села и веси: село Воя



Воя, с., центр Войского сельского округа и сельскохозяйственного кооператива «Войский».
Расстояние до центра района (пгт Пижанка) 21 км., дата основания – 1729 г., прежние названия: Никольское, Войское.
Село было небольшое, на берегу р.Войка. В центре жили три брата Карповы, богачи. Построили каменную церковь, сгорела в 1786 г., Николаевская церковь, каменная, построена в 1821 г., приход состоял из 28 селений, в селе волостное правление, школа церковно-приходская.
Материалы переписи 1891 г. говорят о расслоении крестьян после реформы 1861 г.: в д.Машарань 33 двора, из них 26 бескоровных, больше половины не в силах платить подати; в поч.Голубево 13 дворов, из них 8 бескоровных, в поч.Шигичата 22 двора, из них 17 бескоровных. Из 22 домохозяев только один – самостоятельный, многие дошли до нищеты.
В с.Воя колхоз «Комсомолец» создан в 1931 г., в д.Сотниково – в 1929 г., в д.Шигичата – в 1930 г., в д.Криушка – в 1933 г. В сороковые годы Шигичата, Аверино, Артаманово объединились в колхоз «Рабочий». В 1950 г. колхоз «Войский» был укрупнен, объединяя близлежащие деревни, получил название «Новая жизнь». В 1979 г. директором совхоза «Войский» стал И.В.Попетов, строятся контора хозяйства, столовая, детский сад, жилые дома. Село попадает под «Программу-50», закладываются фундаменты спорткомплекса, Дома быта, жилых домов, но Программа была приостановлена, стройка не закончена. В 1991 г. совхоз реорганизуется в кооператив, образуются фермерские хоз-ва.

Энциклопедия земли Вятской. Том первый, книга вторая – Киров 2002 г., с. 380-381

Фото Светланы Овсянниковой

 

Вятские поверья. Кикимора



Кикимору берут с болота и садят в человека. Сестру просватали, так ей посадили – у нее живот рос. Она когда умирать стала, кикимора у нее изнутри заговорила человеческим голосом. Когда сестра умерла-то, ничего, никакого живота не стало. И форточки выбило. Это берут с наговором с болота. Может быть, и икру лягушачью. На три года была посажена. Когда пить хотела, так не своим голосом говорила она.
Я вот за Колю вышла, мне тоже чегой-то кинули. Ходила я долго, голова болит. К одной пошла, она уже знает, как мысли читает. Посадили меня под матицу у печи, голову обмерила, воды зачерпнула, на картах потом двух дам и мужика вытащила. Потом как с кем-то разговаривала. И мне говорит:
- Ты через порог переступила, а там мышь перерванная была. А то ее положили, что ты стала с парнем ходить.
А я не знала, что он с девкой не по-хорошему ходил. Я бы его за десять верст обошла.

Записано в 1990 г. в с.Моломе Опаринского района от Екатерины Николаевны Бабкиной, 1924 г.р. // Энциклопедия земли Вятской. Том восьмой: этнография, фольклор – Киров 1998 г., с. 471-472

 

Архивные фонды. Фонд Сретенской церкви с.Кучка Яранского уезда в архиве ГА РМЭ



Фонд 56, оп.1, 69 ед. хр.: деревянная Крестовоздвиженская (в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня) церковь была построена в 1850-1851 гг.
В 1884-1899 годах была перестроена на средства прихожан и добровольные пожертвования посторонних лиц и названа в честь Сретенья Господня (Сретенская).
В приход церкви входили с.Кучка (Троицко-Кучкинское, Троицкое), починки Ушаково (Малая Кучка), Копылово (Норка), Черный Ключ. Мотовиловский (Рудометово).
При церкви работала церковно-приходская школа.
Сретенская церковь была построена в 1938 г.

Путеводитель по фондам ГКУ «Государственный архив республики Марий Эл» - Йошкар-Ола 2012 г., с.94-95

Фото с сайта sobory.ru

 

Фонд Вознесенской церкви с.Шулка Яранского уезда в архиве ГА РМЭ



Фонд 73, оп.1, 26 ед. хр.: деревянное здание Вознесенской церкви было построено в 1848 году на средства прихожан. В 1871 году было построено новое каменное здание церкви.
В приход церкви входили с.Шулка, починки Шулка, Беляевский, Гришуновский, Кужевотнурский, Мурзинский, Дубовский, Орловский, Солонерский, Праздничный, Кладбищенский.
При церкви работала церковно-приходская школа.
Вознесенская церковь была закрыта в 1939 г.

Путеводитель по фондам ГКУ «Государственный архив республики Марий Эл» - Йошкар-Ола 2012 г., с.95

Фото с сайта mari-eparhia.ru

 

ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО С ФРОНТА.

«Уважаемая Мария Петровна, я Вам пишу, чтобы рассказать о большом для Вас горе. Ваш сын Леонид был очень тяжело ранен в живот. Ему сделали операцию, но, не смотря на это, его состояние резко ухудшилось. 27 декабря он потерял сознание, стал очень беспокоен, а 28 декабря в 12.30 умер. За время нахождения у нас он очень сильно похудел, но продолжал оставаться культурным и симпатичным офицером. Мы его любили – он был такой спокойный, хороший паренёк, но помочь ему мы были не в силах. Для Вас это очень тяжёлое сообщение, но, думаю, Вам важно знать последние дни любимого сына.. PS.Опишу Вам один момент. Как-то он, находясь в полном сознании, вдруг в пол - голоса запел: «»Напрасно старушка ждёт сына домой, он ранен и к ней не вернётся» Я пожурила его за это. Он ничего не сказал, только отвернул голову к стене. Фокина Елена. 28.12.1943 года» Такое письмо получила моя бабушка с фронта. д.Росляки Халтуринского района. Моя мама при рождении дала мне имя Леонид в память о своём брате, погибшем на фронте. Считаю, достойно пронёс это имя. Фото Л.Сорокожердьева

 

В лето 7092



Из Казани со стрельцами
По развалам красных глин
Пробирается лесами
Ссыльный стольник Головин.
То-й гляди, в тебя вонзится
Со стальной стрелою смерть:
Луговая черемиса
Снова разорвала шерть.
Тяжела царя опала,
И герои страшных снов –
То Ондрейка дьяк Щелканов,
То Бориско Годунов.
Не спастися от опришных…
На Москве полно беды.
Быша яко и не быша
Мнози честные роды.
Едет казначей вчерашний,
Полон невеселых дум.
Едет в чащах строить пашни,
Едет воевать Оржум.

А.Иконников

 

Из ранней истории Вятского края


Наш Вятский край в древности был населен удмуртами, марийцами, коми. На территории нынешнего Свечинского района преимущественно жили марийцы (прежнее название – черемисы), только в северной части проживали коми.
В конце 12 и начале 13 веков в бассейн рек Вятки, Чепцы, Моломы и Ветлуги стали проникать русские, прозванные ушкуйниками, от названия судов – «ушкуев», на которых передвигались преимущественно из Новгородского и Ростово-Суздальского княжеств.
Под давлением русской колонизации удмурты были вынуждены уходить по Чепце, частью на правый берег реки Вятки, в район будущего города Слободского, а марийцы – на юг. На берегах рек русские люди устраивали свои поселения, укрепляя каждое из них в целях безопасности земляным валом и деревянным тыном. Первыми крупными опорными поселениями (городками) на вятской земле были Никулицкое городище (теперь село НИкульчино Слободского района) и Котельнич.
Как говорится в сказании, появившемся еще в первой половине 18 века, на месте нынешнего Котельнича стоял укрепленный черемисский (марийский) городок Кокшаров. Новгородцы взяли Кокшаров приступом и переименовали его в Котельнич, вероятно, потому, как на это указывал и видный вятский историк А.С.Верещагин, что город находился в углублении или котловане. Впрочем, исследователи не обходят вниманием и версию, по которой слово «Котельнич» объясняется простым переводом черемисского названия Кокшаров.
Русская колонизация приняла более широкий размах на свободных и малонаселенных землях нашего края со второй половины 13 и на протяжении 14 веков, когда русские люди, преимущественно нижегородцы и суздальцы, уходили дальше на север, теснимые врагом, избегая насильственного полона, разорения и смерти от татаро-монголов, прошедших по многострадальной и покореннной ими земле огнем и мечом….

Петр Стародубцев. Земля Свечинская – Киров 1992 г., с.8

На фото: фрагмент экспозиции старинного оружия в Кировском областном краеведческом музее

 

Немного об Уржуме



Из центра Кировской области – города Кирова – в Уржум ведут несколько дорог. Одна из них – воздушная: сев в самолет Кировского аэропорта, примерно через час вы уже будете в райооном центре Уржума. Вторая – водная: теплоходом вниз по реке Вятке от пристани Кирова до пристани Цепочкино, а оттуда – двенадцать километров автобусом до Уржума. Третья – автомобильная и пешеходная: от Кирова по Казанскому тракту, который проходит по Кировской области почти точно с севера на юг, расстояние до Уржума – 193 километра.
Какой бы дорогой мы не подъезжали к Уржуму, город открывается вам издали, потому что окружен холмами, а большая часть его расположена и на террасах крутого левого берега реки Уржумки.
Казанский тракт подходит к городу с северной стороны. Несколько поворотов шоссе, несколько спусков и подъемов, и вы окажитесь на холме, откуда откроется широкая панорама.
Вот он, Уржум, перед вами, в чуть голубоватой дымке, пышно окутанный зеленью, среди которой лишь местами вкраплены белые и красные пятна зданий. Самое крупное из них – старый собор из красного кирпича. Виден отсюда и дальний план панорамы: поля, луга, деревни за городом и образующие линию горизонта сине-зеленые леса, холмы…

К.Верхотин. По кировским местам Уржума – Киров 1971 г., с.5-6

 

Архивные фонды. Фонд Предтеченской церкви с.Оршанка Яранского уезда в архиве ГА РМЭ
 


Фонд 112, оп.1, 54 ед. хр.: Предтеченская церковь была построена в 1860-1904 годах на средства прихожан.
В приход церкви входили с.Оршанка, деревни Малая Орша, Краево, Клюкино, Видякино, Овечкино, Комары, Косари, Марково, Сычево, Филимоново, Русская Руя.
Предтеченская церковь была закрыта в 1939 году.
В фонде: клировые ведомости, церковные ведомости, метрические книги.

Путеводитель по фондам ГКУ «Государственный архив республики Марий Эл» - Йошкар-Ола 2012 г. Фото Эльвиры Монаховой

 

Архивные фонды. Фонд церкви села Асаново Елабужского уезда в архиве ЦГА УР



Приход с.Асаново открыт в 1877 г. В его состав вошли селения, ранее входившие в приход с.Кураково: с.Асаново, д.Верхнее Асаново, д.Байтеряково, д.Юмья, д.Елкиьаево, д.Монашево, поч.Покровский, поч.Рождественский, поч.Сарсак.
Деревянная церковь построена в 1878 г. и освящена в честь Рождества Христова. 9 декабря 1890 г. церковь сгорела. Через 4 месяца вновь построена и освящена временная деревянная церковь, привезенная из с.Поршур-Какси.
В сентябре 1893 г. совершена закладка каменного храма, строительство которого велось 6 лет. 1 октября 1899 г. храм освящен во имя Рождества Христова. Деревянная церковь перевезена в 1903 г. в д. Никольская Билярского прихода.
Христорождественская церковь закрыта на основании постановления Президиума ЦИК УАССР от 10 января 1937 г. Здание передано под клуб.
Состав документов:
Ф.353 – метрические книги за 1878-1917 гг.
Ф.245 – сведения о строительстве каменного храма и избрании членов строительного комитета за 1892 г., сведения о инородцах, живущих в приходе.
Ф.Р-424, ф.Р-475, ф.Р-620 – документы о закрытии церкви в 1936-1937 гг.

Православные храмы Удмуртии. Справочник-указатель – Ижевск 2000 г.

На фото: современный храм в селе Асаново (теперь на территории Удмуртии). Источник: https://udm.travel/places/svyatyni-i-khramy/pravoslav..

 

Все мы вятские…


Все мы вятские. Но в былые времена жители каждого города уезда Вятской губернии имели отличительные особенности в говоре, традициях и обычаях.
Наш вятский говор по употреблению разделялся на две группы. В Слободском и Вятском уездах – «цокающий». В Орловском и Котельничском уездах русский говор вступил в непосредственный контакт с марийским и стал «чокающим».
Твой собеседник и сегодня, узнав, что ты родом из Котельнича, обязательно улыбнется и вспомнит известную по всей Вятке поговорку: «В Котельниче три мельничи: водянича, паровича да ветрянича»…

Котельнич: годы и люди – Котельнич 1993 г., с.87

 

Вятские топонимика: новые и старые названия улиц города Сарапула



Азина – Иерусалимская (позднее Свободы)
Гагарина – Нагорная (позднее Ломоносовская, затем – Красного Спорта)
Гоголя – Воскресенская (позднее Гоголевская)
Горького – Богоявленская (позднее Коммунальная)
Достоевского – Благвещенская
Ефима Колчина – Спасская (позднее Петровская)
Интернациональная – Никольская
Карла Маркса – Рождественская
Красноармейская – Троицкая
Красногвардейская – Юрманская (Валовая)
Надежды Дуровой – Камский переулок
Некрасова – Смоленская
Первомайская – Сарапульская (позднее Раскольникова)
Пролетарская – Мещанская
Пугачева Тихоновская
Раскольникова - Вятская (позднее Всеобуча, Красная)
Седельникова – Владимирская (Зеленая)
Советская – Вознесенская (Соборная)
Степана Разина – Мало-Покровская
Труда – Больше-Покровская

Сохранившиеся старые названия улиц: Амурская, Балканская, Дачная, Дубровская, Лесная, Озерная, Оползина, Слободинская, Сосновская.

Н.Л.Решетников. Топография старого Сарапула – Сарапул 2008 г., с.12

 

Унинское купечество



В 1865 году в Унях насчитывалось 27 купцов, до 70 лавочек и амбаров, устроенных для торговли среди площади. И устроены они были крайне безобразно, не рядами в линию, а в разброску, без всякого порядка, что создавало неудобство как для продавцов, так и для покупателей.
Торговать приезжали из Малмыжского и Елабужского уездов. Из Елабуги один из торговцев по весне торговал кубовой краской и распродавал ее более 20 пудов на сумму около 3 тысяч серебром. Главная торговля в Унях проходила с 15 октября по 15 марта и в течение июня месяца на базарах в воскресные и праздничные дни.

Владимир Васильевых. Очерки истории Унинского района – Нолинск 2007 г., с.66

Фото дореволюционных Уней из фонда музея поселка

 

Вятские хроники (по версии историка Виктора Бердинских)



1374 – первое упоминание в русских летописях о городе Вятке. В 1457 г. город стал называться Хлыновом, был сооружен кремль. В 1780 г. ему было возвращено первоначальное название – Вятка. Современное наименование Киров город получил 5 декабря 1934 года.

1391 – Вятка испытала первое нашествие татар под командованием золотоордынского царевича Бектута. Город был разрушен и опустошен. В 1392 г. вятская рать совершила поход на подвластную татарам Волжскую Болгарию, взяла города Жукотин и Кошан на Каме и разгромила их. Город Вятка был восстановлен.

1471 – вятчане под командованием земского воеводы Кости Юрьева совершили по Вятке, Каме, Волге поход на столицу Золотой Орды Сарай. Они ворвались в город, подвергли его разгрому, захватили военную добычу и вернулись на Вятку. Хану пришлось отменить намеченный намеченый поход на Москву.

1489 – 1 сентября Вятская земля окончательно присоединена к Московскому государству.

Виктор Бердинских. История города Вятки – Киров 2008 г., с.295

На фото: фрагмент экспозиции Кировского областного краеведческого музея

 

На кладбище города Яранска есть памятник венгерским военнопленным Первой Мировой войны, умершим в России. Установлен на средства Венгрии



Список военнопленных умерших в Яранской больнице.

1. Станислав Зимон (умер 21 ноября 1915 года в возрасте 33 лет)

2. Пауль Мекленбург (умер 19 ноября 1915 года в возрасте 33 лет)

3. Пауль Гаазе (умер 21 ноября 1915 года в возрасте 23 лет)

4. Карл Клос (умер 23 ноября 1915 года в возрасте 24 лет)

5. ШандорЗамби (умер 24 ноября 1915 года в возрасте 29 лет)

6. Альбин Грудман (умер 22 марта 1915 года в возрасте 25 лет)

7. Михаель Осиф (умер 26 ноября 1915 года в возрасте 30 лет)

8. Фридрих Михель (умер 26 ноября 1915 года в возрасте 34 лет)

9. Карл Тестотник (умер 27 ноября 1915 года в возрасте 41 года)

10. Иосиф Христиан (умер 24 ноября 1915 года в возрасте 38 лет)

11. Альберт Шумахер (умер 24 ноября 1915 года в возрасте 26 лет)

12. Август Гельзен (умер 24 ноября 1915 года в возрасте 39 лет)

13. Шандор Фозекаш (умер 12 марта 1915 года в возрасте 31 года)

14. Мартон Зарго (умер 1 апреля 1915 года в возрасте 32 лет)

15. Иштван Иссарож (умер 15 марта 1915 года в возрасте 27 лет)

16. Франц Тесарек (умер 9 апреля 1915 года в возрасте 38 лет)

17. Иосиф Мокдель (умер 16 марта 1915 года в возрасте 28 лет)

18. Антоль Шимон (умер 28 февраля 1915 года в возрасте 40 лет)

19. Воймунд Штокер (умер 14 марта 1915 года в возрасте 28 лет)

20. Армин Штерн (умер 7 сентября 1916 года)

21. Иохан Чадо (умер 16 февраля 1916 года)

22. Иштван Легоцки (1893 – 1916)

23. Военнопленный поручик Ернст Даннекер (умер 26 марта 1916 года)

Использованы материалы публикации Ксении Халтуриной, учащейся МКОУ СОШ с УИОП №3 г. Яранска Кировской области (рук. М. Ю. Кожинов), «Военнопленные времен Первой Мировой войны в Яранском уезде».


Назад к списку