ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ -
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

Форум - Вятка православная : храмы, люди, события

Все форумыТемы форума

Воспоминания о былой приходской жизни

Пользователи Сообщения
Администратор

12 Ноя 2011, 19:23

Собирая по крупицам материалы по истории Уржумского Православия прошлых веков, мне удалось найти несколько уникальных свидетельств о былой приходской жизни, какая она была. Вот например воспоминания начала 20 века сына священника с.Красноярского Поликарпа Ушакова, написанные изумительным, почти гоголевским слогом, любезно присланные потомками батюшки.




Дмитрий

Сообщений: 39
Зарегистрирован:
08 Ноя 2011, 23:25
12 Ноя 2011, 19:24

Поликарп Ушаков


Престольный праздник


В день престольного праздника ранним утром раздавался бла¬говест. И стар, и млад, и велик, и мал - все спешили в храм Божий. Желающих петь собиралось так много, что на клиросе они не устанавливались. Пели сзади клироса. Необычайно суетился за церковным ящиком староста. Ради великого дня он был в новой поддевке тонкого сукна. Волосы у него были подстрижены, глад¬ко причесаны и густо помазаны гарным маслом. Сегодня необычай¬ный спрос на свечи. Все свечи, покупаемые у старосты, не могут сразу быть зажженными у иконы праздника. Кучка их лежит на подсвечнике, дожидаясь своей очереди.
В этот день у нас в храме, как говорится, яблоку негде упасть. И можно несомненно утверждать, что многих волнует радость празд¬ника, радость молитвы. Все совершается торжественно. Священно¬служители облачены в пасхальные облачения. Сторож церковный Пронюка прямо на полушубок надел стихарь и с великим средо¬точием и важностью зажигает паникадило. Певчие поют те напевы, которые считаются самыми торжественными. Очень серьезное дело - чтение апостола. Желающих читать его на престольный праздник всегда находится несколько человек, которые известны в прихо¬де своими голосами. Окончательно определять кандидатуру чте¬ца приходится мне. На жертвеннике гора поминаний. Читать поми-нанья мне помогают кузнец и благочестивейший старец Алек¬сандр Ильич. На их лицах можно видеть в это время священ¬ный страх.
Совершается великий вход, и с амвона я вижу море голов. Когда мы -спорим о нужности или ненужности престольных праздников, то мы забываем это море пришедших в храм. А мы, ведь, не для себя празднуем, но для них, со всех сторон собравшихся и пре¬клоняющих ныне колена сердца перед Богом.
Иногда нам говорят: окончилась на престольный праздник ли¬тургия и окончился христианский праздник для того, чтобы дать место празднику языческому. Но справедливо ли сие утверждение? Конечно, есть на празднике пьяные, разгульные, но не все бывают пьяными, не все забыли Бога и Его закон. Поздним вечером пройдитесь на престольный праздник по селу и посмотрите в окна каждой хатки. Не в одном доме вы тогда увидите в переднем углу пред иконами зажженные лампады. Безглаголен их свет, но говорят вам о многом.
И еще в этот вечерний поздний час не в одном доме вы заметите творящих молитву, услышите псалмы и акафисты. В свой престольный праздник люди умеют благодарить Бога за Его великие и богатые милости. Благодарить за урожай хлебный, за теплую избушку, за мирные дни. И еще благодарить за то, что Он дал радость праздника, послал в день его светлые, святые чувства.
Разметали, разрушили прежнюю жизнь и в первую очередь церковную злые ветры. Но светлая память о празднике престольном в христианских душах жива.
В городах, на заводах, на шахтах, во многоэтажных домах и в дальних сибирских краях можно теперь видеть теперь прежних жителей российских сел и деревень. От отсутствия церковного влияния, от отсутствия проповеди Евангельской одеревенели души, ожесточились сердца, темнеет сумрак дней. Человек чувствует, что он ку¬да-то спускается и не может воспротивился своему падению. Но вот, когда к такому человеку подойдет тот заветный день престольного праздника, бывшего в родимом селе, то он трепещет, погружаясь в драгоценные воспоминания. Может быть, такому человеку не будет возможности тогда внешне показать, что у него праздник. Но в этот день, отправляясь на свой вольный или не¬вольный труд, он непременно глубоко вздохнет и вспомнит былое.

Примечание: Поликарп Григорьевич Ушаков (1900-1987) – сын священника с. Красноярского. Он учился в духовной семинарии, но всю жизнь проработал инженером - геодезистом, объехав весь Советский Союз. Принимал участие в строительстве таких засекреченных объектов, как БАМ, Кузбасс, Чернобыльская АЭС, то же время оставаясь верующим человеком, «стараясь хоть делом, хоть словом сохранит память» о былых прекрасных днях давно минувшей старины, как в том материале, который вы только что прочитали.


Дмитрий

Сообщений: 39
Зарегистрирован:
08 Ноя 2011, 23:25
12 Ноя 2011, 19:32

А вот повествование из журнала "Вятские епархиальные ведомости" о благочиннеческом съезде второго округа Уржумского уезда 30 октября 1906 г. в с.Байса.

Журнал собрания был в свое время изложен на страницах «Вятских епархиальных ведомостей», и теперь нам известно, какие вопросы на нем обсуждались в те далекие дни. Журнал этот интересен и тем, что из него можно узнать многое из церковной жизни тех лет, богослужебной и пастырской практики :
«После пения молитвы «Царю небесный», единогласно избрали председателем собрания отца благочинного священника Николая Селивановского. По открытии собрания о.председателем был поставлен вопрос о выяснении нравственно-религиозного состояния паствы. После обмена мнений выяснилось, что нравственно-религиозное состояние паствы по сравнению с прошлым годом понизилось :
А) Усилилось пьянство в воскресные и праздничные дни (из-за неплатежей подати)
Б) Усилилось нарушение постов (Петрова и Успенского) вследствие недостаточности продуктов питания и соблазна со стороны интеллигенции и войска
В) Проявляется скрытность паствы ко своему пастырю в обнаружении взглядов на современную жизнь вследствие свободы у пастыря говорить что-либо на политические темы
Г) Среди инородцев усилились общественные моления с совершением языческих жертвоприношений. Причиной этой, как сами инородцы высказываются, является свобода вероисповедания, возвещенная манифестом 17 октября.
1.А. Далее о.председатель предложил на обсуждение вопрос о богослужении общественном и частном. Решили этот вопрос так :
А) Единообразное отправление общественного и частного богослужения неудобно ввести до созыва церковного собрания, потому что в данном случае нет для руководства авторитетного образца
Б) Начало звона к богослужению в воскресные и праздничные дни должно быть 6 часов для утрени и 9 часов для литургии
В) Во время богослужения чтение должно быть ясное и неторопливое, в частности чтение часов, паремий, кафизм, утреннего Евангелия и канона должно быть насредине ; пение литургийных песнопений должно быть общее
Г) В деревнях должны быть совершаемы в воскресные и праздничные дни а по вечерам молебны (а после них беседа), по желанию же прихожан накануне воскресных и праздничных дней – и всенощная с литургией и благословением хлебов для развития религиозного чувства
2. Был предложен вопрос о проповеди. После рассуждений пришли к следующему заключению :
А) Проповедь должна быть непременно частию на утренях и литургиях, а также и каждого частного богослужения
Б) Проповедь должна быть жизненной и современной и В) Помимо бесед после утрени должно ввести внебогослужебное собеседование при деятельном участии низших членов причтов в тех деревнях, где будет совершаться молебен или всенощное бдение.
3. В заключение был рассмотрен вопрос единении с прихожанами ; после обмена мнений высказали следующие пожелания :
А) Входить во все нужды прихожан
Б) Иметь мягкое, сердечное обращение с ними, без потери своего престижа
В) Быть для них примером для жизни
После обсуждения всех вышеозначенных вопросов пастырское собрание постановило : представить решение этих вопросов на благоусмотрение Его Преосвященства, преосвященнейшего Филарета.
На журнале последовала следующая резолюция Его Преосвященства : 1907 8 января. Утверждается. Напечатать в Епархиальных ведомостях. Епископ Филарет ».


Администратор

02 Дек 2011, 15:58

По страницам метрических книг

Намеренно в главах по истории лебяжских сел, я не стал касаться темы статистических сведений о населении этих сел и церковных приходов, которые до 1917 г. старательно воспроизводились на страницах церковных метрических книг. Теперь хотелось бы осветить эту тему особо.
На страницах этих актовых книг фиксировалась вся жизнь прихода – кто служил в храме (совершал требы), кто когда родился, женился или умер, полная статистика рождений, браков и смертей (с указанием причин) за год. В конце книги обычно ставилась печать благочинного с его подписом, а также подписями служащих церкви, которые вели эту книгу. Проверять церковные метрики было прямой обязанностью благочинного, и за небрежное ведение записей причт церкви мог получить взыскание.
Из церковных метрических книг можно немало узнать не только о жизни простых прихожан, но и о самих служителях Церкви, сведения о которых отмечались наравне со всеми – у них также рождались дети, и они также уходили в мир иной, как и их прихожане, но эти записи отличаются на порядок от обычных. К примеру, на крестины детей служителя церкви обычно приглашались другие служители, а на похороны – весь причт означенной церкви, иногда и служащие соседних приходов. Все эти имена тщательно перечислялись и теперь являют для любого исследователя неоценимую ценность.
В свое время собирая материалы о жизни замечательного священника Григория Ушакова из с. Красноярского и просматривая метрические книги, я заинтересовался, как он исполнял требы. Чаще всего «исправлял» требы батюшка Григорий вместе с псаломопевцем Павлом Цитроновым, реже с диаконом о.Александром Горским, а когда ему требовалась отлучиться по делам духовным в приход или куда-нибудь еще, таинства крещения, венчания, отпевания совершал вместо него заштатный священник Иоанн Решетов. К примеру, в 1894 г. батюшке Григорию понадобилось оставить церковь на 2 дня, 11 и 12 числа, вместо него один день службы и требы исполнял о.Иоанн, а на другой день был приглашен священник из Лебяжья о.Иоанн Загарский. В мае 1899 г. один день о. Григория заменял в приходе священник с. Байсы о. Георгий Сбоев.
Нередко в метрических книгах встречается такая запись: «священник Григорий Ушаков един в приходе», т.е. по каким-то причинам в храме отсутствовали другие служители. С другой стороны, нередко и сам о. Григорий заменял в соседних приходах, в том же Лебяжье, отсутствовавших священников.
Если внимательно просмотреть метрические книги конца XIX в., можно увидеть, что в неурожайные и голодные 1890-е годы рождаемость в лебяжских приходах превышала смертность, хотя последняя не была низкой. К примеру, 1894 г. в Красноярском приходе родилось 167 детей, а умерло 111 человек, в 1899 г. эта цифра составила соответственно 203 и 109. В Байсинском приходе в 1894 г. родилось 408 человек, а умерло 289.
В 1900-х годах было меньше неурожайных и голодных лет, и число населения постепенно увеличивалось; рождаемость по-прежнему превышала смертность. В Красноярском приходе цифры были таковы:
Родилось Умерло
1900 г. 154 121
1902 г. 196 138
1904 г. 179 160

В маленьких приходах эти цифры были близки к тому, чтобы сравняться: в 1904 г. в Меляндинском приходе родилось 149, а умерло114 человек, в 1902 г. в приходе с. Вотского эта цифра составила 122 и 108. Если сравнить эти цифры с цифрами численности населения лебяжских сел, то можно сказать, что ежегодно рождалось число людей равных населению среднего села (в Атарах в 1899 г. проживало 122 человека) и уходило в мир иной число сопоставимое с населением маленького села или деревни (в 1899 г. в Лебяжье жило всего 99 человек).
Итак, за год в церкви даже самого маленького прихода свершалось не менее полторы сотни крещений новорожденных – рождаемость в те годы была высокой, а самая маленькая семья составляла, по меньшей мере, 5 человек.
14 апреля 1899 г. в Христо-Рождественнской церкви с. Красноярского состоялось крещение крестьянской первеницы, нареченной во святом таинстве именем Александры. Родителями ее были жители починка Видянур Дмитрий Семенович и Анна Даниловна Сухих. Дмитрий Семенович, очевидно, приходился сыном умному и предприимчивому мужичку из д. Ореховщина Семену Несторовичу Сухих, с которым о. Григорий Ушаков был очень дружен. Может быть, ему были по душе истинно крестьянский ум и смекалка этого человека. Пройдет десяток лет, и Семен Нестерович возглавит первое в волости крестьянское кредитное товарищество, а самый старший его сын, по промыслу Божьему, станет священником. Поэтому нет ничего удивительного в том, что крестным отцом малышки Александры стал сам о.Григорий.
Не только крестьянские дети крестились в наших сельских церквях. Так, 6 января 1894 г. о.Григорий совершил священное крещение дочери жителя с. Красноярского запасного младшего унтер-офицера Ивана Назаровича Пономарева, нареченной именем Татияны. А 21 июля 1899 г. о.Григорий вместе с о.Александром Горским совершили крещение временно проживающего в селе личного дворянина Николая Дмитриевича … и его жены Наталии Андреевны. Крестными мальчика, нареченного Сергием, ста о.Александр и первая учительница Боровковской школы Надежда Дмитриевна Логинова.
Безусловный интерес в старинных книгах вызывают записи о крещении детей самих «духовных отцов». Так, 16 апреля 1894 г. О.Григорий Ушаков радовался рождению своей третьей дочери, получившей спустя три дня во святом крещении, совершенным самим отцом имя Зои. Ее крестными стали священник С.Сезеневского Слободского уезда о. Василий Трапицын, муж одной из сестер счастливого отца, матушка Клавдия Ушакова, сестра брата Азария, и «дочь родителей девица Зинаида». 19 июня 1895 г. в семействе Ушаковых на свет появился первый мальчик, которому во святом крещении 23 июня было дано довольно редкое имя – Герман. На большое торжество в тот день в с. Красноярское прибыли лебяжские священники о.Константин Шишкин и о.Иоанн Загарский. Отей Константин стал крестным новорожденного, а совершали таинство крещения о.Иоанн Загарский, диакон Горский и псаломопевец Цитронов. Участие о.Иоанна Загарского в этом семейном торжестве надолго осталось прекрасным воспоминанием в семье Ушаковых, ведь спустя пол года он оставил эту грешную землю.
Весной 1897 г. сам батюшка Григорий был приглашен в Лебяжье спешно прискакавшим нарочным, но, увы, не на празднование крестин, а на похороны. В том холодном 1897 г. Лебяжье косила корь, собирая с села страшную жатву. Жертвами ее стали и несколько священнических детей. 9 марта отошла к Господу маленькая дочь о.Константина Варвара. Похороны ее состоялись 12 марта, на которых присутствовали: о.Константин Шишкин, диакон Василий Горский, псаломщик из Лебяжья Виктор Устюгов, о.Григорий Ушаков и иерей из с.Высокой Мелянды Виктор Лучинин. При этом церковная метрика умалчивает о присутствии на похоронах семейств священнослужителей, родственников почившей и простых лебяжан, которые, безусловно, могли быть. Девочка была схоронена в ограде Николаевской церкви, где два года тому назад, в такой же холодный зимний день лебяжские пастыри прощались с безвременнопочившим о.Иоанном.
Ничто не вечно в этом бренном мире. Не успели на следующий день уехать из Лебяжья красноярские и меляндинские служители, как были потрясены еще одним страшным известием – Господь прибрал во Царствие свое сразу 2 маленьких детей о.Василия Горского – Аркадия и Алевтину, но при этом болезнь пощадила их брата Петра. Так им пришлось побыть еще на одних похоронах. В Лебяжской церкви в те мартовские дни можно было видеть много маленьких гробиков, ждущих своего часа – всего корь унесла 18 лебяжских ребятишек. Такую страшную картину пережило Лебяжье в те дни.
Как уже говорилось, смертность в те времена была высока (впрочем, как и сегодня), - население буквально косили самые различные болезни. К примеру, в 1894 г. в Красноярском приходе из 111 человек «натурально», т.е. своей смертью, умерло лишь…15. Много умирало детей, особенно в младенчестве; в том же 1894 г. в Красноярском приходе было 8 «мертворождений». 10 февраля 1894 г. матушка меляндинского священника о.Виктора Лучинина Анфиса Ивановна родила мертвого ребенка, а спустя 3 дня скончалась сама «от воспаления живота», не успев даже причаститься св. таин.
Ежегодная статистика смертности с указанием ее причин старательно и скурпулезно воспроизводилась на страницах метрических книг, благодаря чему мы теперь можем иметь более чем полное представление о причинах смертности в те времена. Для примера приведу несколько списков за разные годы.
1894 г., Красноярский приход - натурально умерло 7 мужчин и 8 женщин
М.П. Ж.П.
от грыжи 1 -
родимца 11 10
чахотки - 3
припадка сердца 1 -
удушья 2 3
самоудушения
под влиянием /умственным 1 -
коклюша 7 5
слаборождения 9 7
головной боли 1 1
поноса 13 8
после родов - 3
катарра - 1
воспаления мозга 1 -
запора мочи - 1
молочницы - 1
скарлатины - 1
золотухи - 1

1897 г., Лебяжский приход – натурально умерло 9 мужчин, 17 женщин
М.П. Ж.П.
от слаборождения 21 17
скарлатины 1 1
поноса 42 20
коклюша 3 5
чахотки 5 3
воспаления легких 1 -
кори 6 12
водянки - 1
оспы 6 1
крупа 2 -
молочницы 1 1
разрыва сердца 1 1
головной боли - 1
кровоизлияния 1 -
сифилиса - 1

1902 г., приход с.Вотского – натурально умерло 13 мужчин и 11 женщин
М.П. Ж.П.
английская болезнь - 1
водянка 1 3
воспаление легких 2 -
от кашля 4 5
коклюша - 5
оспы 1 1
поноса 19 9
паралича 1 2
простуды 1 2
родимца 14 4

В записях смертей также встречаются такие слова, как рак, брюшной тиф, сахарное мочеизнурение, ожог при пожаре, рвота, гнойное повреждение, сухотка, каменная болезнь, чесотка, запой, инфлуенца и т.д. Но как бы не назывались эти болезни, за каждым словом этой страшной статистики стоят страдания людей и горе от потерь близких.
Некоторые переписчики метрических книг старались не писать длинные списки смертельных болезней, а отмечали только причины неестественной смерти, как-то – «излишнее употребление вина», «удушье при старости лет», «ушиб головы о твердый предмет», «огненная рана» и т.д. Чаще всего в этом перечне упоминается винное запойство.
На основании подобных сведений, взятых изо всех приходов Вятской губернии, в 1916 г. на страницах «Вятских епархиальных ведомостей» был опубликован статистический материал о причинах смертности по губернии.
Строчки этого материала, порой заставляющие содрогнуться, бесстрастно свидетельствуют о многочисленных фактах насильственной смерти тех лет. Вот что в нем сообщалось: «погибло насильственной смертью 1337 человек (в том числе 285 от родов, 37 от угаров, 75 от ожогов, 23 утонуло, 24 замерзло, 104 убиты, 12 убиты лошадьми, 21 сгорел, 91 задавился, 29 зарезалось, 25 застрелилось, 13 задавлено деревьями и тяжестями, 27 отравилось, 45 упало с высоты, 22 убито молниями, 2 от укусов бешенных животных, 3 измололо на молотилках и на мельницах, 1 запарился в печи и т.д.)».
Очень редко в метрических книгах велась статистика смертности по возрасту. Одну из таких статистик мне удалось найти в метрической книге прихода Мелянды за 1904 г.:
М.П. Ж.П. Общее
от 0 до 5 лет 45 36 81
от 5 до 10 лет - 2 2
от 10 до 15 лет 1 1 2
от 15 до 20 лет - 1 1
от 20 до 25 лет - - -
от 25 до 30 лет - - -
от 30 до 35 лет - 1 1
от 35 до 40 лет - 3 3
от 40 до 45 лет 1 1 2
от 45 до 50 лет 1 - 1
от 50 до 55 лет - 2 2
от 55 до 60 лет 1 - 1
от 60 до 65 лет - 2 2
от 65 до 70 лет 3 - 3
от 70 до 75 лет - 5 5
от 75 до 80 лет 1 1 2
от 80 до 85 лет 3 2 5
от 85 до 90 лет - - -
от 90 до 95 лет - - -
от 95 до 100 лет 1 - 1

По этой таблице, согласитесь, очень трудно определить в каком возрасте в те времена была, особенно высока смертность – слишком скудны данные. Подавляющее большинство населения умирало насильственной смертью и от болезней.
После наступления советской власти, метрические книги велись церквями еще целый 1918 год, и порой в них запечатлевались печальные страницы истории того страшного года. С 1919 года актовые записи были переданы введение новых органов самоуправления (первоначально они очень напоминали прежние метрические книги), а затем ЗАГСов, но информационная база в них была куда меньше, чем у церковных метрических книг.


Администратор

02 Дек 2011, 15:58

По страницам метрических книг

Намеренно в главах по истории лебяжских сел, я не стал касаться темы статистических сведений о населении этих сел и церковных приходов, которые до 1917 г. старательно воспроизводились на страницах церковных метрических книг. Теперь хотелось бы осветить эту тему особо.
На страницах этих актовых книг фиксировалась вся жизнь прихода – кто служил в храме (совершал требы), кто когда родился, женился или умер, полная статистика рождений, браков и смертей (с указанием причин) за год. В конце книги обычно ставилась печать благочинного с его подписом, а также подписями служащих церкви, которые вели эту книгу. Проверять церковные метрики было прямой обязанностью благочинного, и за небрежное ведение записей причт церкви мог получить взыскание.
Из церковных метрических книг можно немало узнать не только о жизни простых прихожан, но и о самих служителях Церкви, сведения о которых отмечались наравне со всеми – у них также рождались дети, и они также уходили в мир иной, как и их прихожане, но эти записи отличаются на порядок от обычных. К примеру, на крестины детей служителя церкви обычно приглашались другие служители, а на похороны – весь причт означенной церкви, иногда и служащие соседних приходов. Все эти имена тщательно перечислялись и теперь являют для любого исследователя неоценимую ценность.
В свое время собирая материалы о жизни замечательного священника Григория Ушакова из с. Красноярского и просматривая метрические книги, я заинтересовался, как он исполнял требы. Чаще всего «исправлял» требы батюшка Григорий вместе с псаломопевцем Павлом Цитроновым, реже с диаконом о.Александром Горским, а когда ему требовалась отлучиться по делам духовным в приход или куда-нибудь еще, таинства крещения, венчания, отпевания совершал вместо него заштатный священник Иоанн Решетов. К примеру, в 1894 г. батюшке Григорию понадобилось оставить церковь на 2 дня, 11 и 12 числа, вместо него один день службы и требы исполнял о.Иоанн, а на другой день был приглашен священник из Лебяжья о.Иоанн Загарский. В мае 1899 г. один день о. Григория заменял в приходе священник с. Байсы о. Георгий Сбоев.
Нередко в метрических книгах встречается такая запись: «священник Григорий Ушаков един в приходе», т.е. по каким-то причинам в храме отсутствовали другие служители. С другой стороны, нередко и сам о. Григорий заменял в соседних приходах, в том же Лебяжье, отсутствовавших священников.
Если внимательно просмотреть метрические книги конца XIX в., можно увидеть, что в неурожайные и голодные 1890-е годы рождаемость в лебяжских приходах превышала смертность, хотя последняя не была низкой. К примеру, 1894 г. в Красноярском приходе родилось 167 детей, а умерло 111 человек, в 1899 г. эта цифра составила соответственно 203 и 109. В Байсинском приходе в 1894 г. родилось 408 человек, а умерло 289.
В 1900-х годах было меньше неурожайных и голодных лет, и число населения постепенно увеличивалось; рождаемость по-прежнему превышала смертность. В Красноярском приходе цифры были таковы:
Родилось Умерло
1900 г. 154 121
1902 г. 196 138
1904 г. 179 160

В маленьких приходах эти цифры были близки к тому, чтобы сравняться: в 1904 г. в Меляндинском приходе родилось 149, а умерло114 человек, в 1902 г. в приходе с. Вотского эта цифра составила 122 и 108. Если сравнить эти цифры с цифрами численности населения лебяжских сел, то можно сказать, что ежегодно рождалось число людей равных населению среднего села (в Атарах в 1899 г. проживало 122 человека) и уходило в мир иной число сопоставимое с населением маленького села или деревни (в 1899 г. в Лебяжье жило всего 99 человек).
Итак, за год в церкви даже самого маленького прихода свершалось не менее полторы сотни крещений новорожденных – рождаемость в те годы была высокой, а самая маленькая семья составляла, по меньшей мере, 5 человек.
14 апреля 1899 г. в Христо-Рождественнской церкви с. Красноярского состоялось крещение крестьянской первеницы, нареченной во святом таинстве именем Александры. Родителями ее были жители починка Видянур Дмитрий Семенович и Анна Даниловна Сухих. Дмитрий Семенович, очевидно, приходился сыном умному и предприимчивому мужичку из д. Ореховщина Семену Несторовичу Сухих, с которым о. Григорий Ушаков был очень дружен. Может быть, ему были по душе истинно крестьянский ум и смекалка этого человека. Пройдет десяток лет, и Семен Нестерович возглавит первое в волости крестьянское кредитное товарищество, а самый старший его сын, по промыслу Божьему, станет священником. Поэтому нет ничего удивительного в том, что крестным отцом малышки Александры стал сам о.Григорий.
Не только крестьянские дети крестились в наших сельских церквях. Так, 6 января 1894 г. о.Григорий совершил священное крещение дочери жителя с. Красноярского запасного младшего унтер-офицера Ивана Назаровича Пономарева, нареченной именем Татияны. А 21 июля 1899 г. о.Григорий вместе с о.Александром Горским совершили крещение временно проживающего в селе личного дворянина Николая Дмитриевича … и его жены Наталии Андреевны. Крестными мальчика, нареченного Сергием, ста о.Александр и первая учительница Боровковской школы Надежда Дмитриевна Логинова.
Безусловный интерес в старинных книгах вызывают записи о крещении детей самих «духовных отцов». Так, 16 апреля 1894 г. О.Григорий Ушаков радовался рождению своей третьей дочери, получившей спустя три дня во святом крещении, совершенным самим отцом имя Зои. Ее крестными стали священник С.Сезеневского Слободского уезда о. Василий Трапицын, муж одной из сестер счастливого отца, матушка Клавдия Ушакова, сестра брата Азария, и «дочь родителей девица Зинаида». 19 июня 1895 г. в семействе Ушаковых на свет появился первый мальчик, которому во святом крещении 23 июня было дано довольно редкое имя – Герман. На большое торжество в тот день в с. Красноярское прибыли лебяжские священники о.Константин Шишкин и о.Иоанн Загарский. Отей Константин стал крестным новорожденного, а совершали таинство крещения о.Иоанн Загарский, диакон Горский и псаломопевец Цитронов. Участие о.Иоанна Загарского в этом семейном торжестве надолго осталось прекрасным воспоминанием в семье Ушаковых, ведь спустя пол года он оставил эту грешную землю.
Весной 1897 г. сам батюшка Григорий был приглашен в Лебяжье спешно прискакавшим нарочным, но, увы, не на празднование крестин, а на похороны. В том холодном 1897 г. Лебяжье косила корь, собирая с села страшную жатву. Жертвами ее стали и несколько священнических детей. 9 марта отошла к Господу маленькая дочь о.Константина Варвара. Похороны ее состоялись 12 марта, на которых присутствовали: о.Константин Шишкин, диакон Василий Горский, псаломщик из Лебяжья Виктор Устюгов, о.Григорий Ушаков и иерей из с.Высокой Мелянды Виктор Лучинин. При этом церковная метрика умалчивает о присутствии на похоронах семейств священнослужителей, родственников почившей и простых лебяжан, которые, безусловно, могли быть. Девочка была схоронена в ограде Николаевской церкви, где два года тому назад, в такой же холодный зимний день лебяжские пастыри прощались с безвременнопочившим о.Иоанном.
Ничто не вечно в этом бренном мире. Не успели на следующий день уехать из Лебяжья красноярские и меляндинские служители, как были потрясены еще одним страшным известием – Господь прибрал во Царствие свое сразу 2 маленьких детей о.Василия Горского – Аркадия и Алевтину, но при этом болезнь пощадила их брата Петра. Так им пришлось побыть еще на одних похоронах. В Лебяжской церкви в те мартовские дни можно было видеть много маленьких гробиков, ждущих своего часа – всего корь унесла 18 лебяжских ребятишек. Такую страшную картину пережило Лебяжье в те дни.
Как уже говорилось, смертность в те времена была высока (впрочем, как и сегодня), - население буквально косили самые различные болезни. К примеру, в 1894 г. в Красноярском приходе из 111 человек «натурально», т.е. своей смертью, умерло лишь…15. Много умирало детей, особенно в младенчестве; в том же 1894 г. в Красноярском приходе было 8 «мертворождений». 10 февраля 1894 г. матушка меляндинского священника о.Виктора Лучинина Анфиса Ивановна родила мертвого ребенка, а спустя 3 дня скончалась сама «от воспаления живота», не успев даже причаститься св. таин.
Ежегодная статистика смертности с указанием ее причин старательно и скурпулезно воспроизводилась на страницах метрических книг, благодаря чему мы теперь можем иметь более чем полное представление о причинах смертности в те времена. Для примера приведу несколько списков за разные годы.
1894 г., Красноярский приход - натурально умерло 7 мужчин и 8 женщин
М.П. Ж.П.
от грыжи 1 -
родимца 11 10
чахотки - 3
припадка сердца 1 -
удушья 2 3
самоудушения
под влиянием /умственным 1 -
коклюша 7 5
слаборождения 9 7
головной боли 1 1
поноса 13 8
после родов - 3
катарра - 1
воспаления мозга 1 -
запора мочи - 1
молочницы - 1
скарлатины - 1
золотухи - 1

1897 г., Лебяжский приход – натурально умерло 9 мужчин, 17 женщин
М.П. Ж.П.
от слаборождения 21 17
скарлатины 1 1
поноса 42 20
коклюша 3 5
чахотки 5 3
воспаления легких 1 -
кори 6 12
водянки - 1
оспы 6 1
крупа 2 -
молочницы 1 1
разрыва сердца 1 1
головной боли - 1
кровоизлияния 1 -
сифилиса - 1

1902 г., приход с.Вотского – натурально умерло 13 мужчин и 11 женщин
М.П. Ж.П.
английская болезнь - 1
водянка 1 3
воспаление легких 2 -
от кашля 4 5
коклюша - 5
оспы 1 1
поноса 19 9
паралича 1 2
простуды 1 2
родимца 14 4

В записях смертей также встречаются такие слова, как рак, брюшной тиф, сахарное мочеизнурение, ожог при пожаре, рвота, гнойное повреждение, сухотка, каменная болезнь, чесотка, запой, инфлуенца и т.д. Но как бы не назывались эти болезни, за каждым словом этой страшной статистики стоят страдания людей и горе от потерь близких.
Некоторые переписчики метрических книг старались не писать длинные списки смертельных болезней, а отмечали только причины неестественной смерти, как-то – «излишнее употребление вина», «удушье при старости лет», «ушиб головы о твердый предмет», «огненная рана» и т.д. Чаще всего в этом перечне упоминается винное запойство.
На основании подобных сведений, взятых изо всех приходов Вятской губернии, в 1916 г. на страницах «Вятских епархиальных ведомостей» был опубликован статистический материал о причинах смертности по губернии.
Строчки этого материала, порой заставляющие содрогнуться, бесстрастно свидетельствуют о многочисленных фактах насильственной смерти тех лет. Вот что в нем сообщалось: «погибло насильственной смертью 1337 человек (в том числе 285 от родов, 37 от угаров, 75 от ожогов, 23 утонуло, 24 замерзло, 104 убиты, 12 убиты лошадьми, 21 сгорел, 91 задавился, 29 зарезалось, 25 застрелилось, 13 задавлено деревьями и тяжестями, 27 отравилось, 45 упало с высоты, 22 убито молниями, 2 от укусов бешенных животных, 3 измололо на молотилках и на мельницах, 1 запарился в печи и т.д.)».
Очень редко в метрических книгах велась статистика смертности по возрасту. Одну из таких статистик мне удалось найти в метрической книге прихода Мелянды за 1904 г.:
М.П. Ж.П. Общее
от 0 до 5 лет 45 36 81
от 5 до 10 лет - 2 2
от 10 до 15 лет 1 1 2
от 15 до 20 лет - 1 1
от 20 до 25 лет - - -
от 25 до 30 лет - - -
от 30 до 35 лет - 1 1
от 35 до 40 лет - 3 3
от 40 до 45 лет 1 1 2
от 45 до 50 лет 1 - 1
от 50 до 55 лет - 2 2
от 55 до 60 лет 1 - 1
от 60 до 65 лет - 2 2
от 65 до 70 лет 3 - 3
от 70 до 75 лет - 5 5
от 75 до 80 лет 1 1 2
от 80 до 85 лет 3 2 5
от 85 до 90 лет - - -
от 90 до 95 лет - - -
от 95 до 100 лет 1 - 1

По этой таблице, согласитесь, очень трудно определить в каком возрасте в те времена была, особенно высока смертность – слишком скудны данные. Подавляющее большинство населения умирало насильственной смертью и от болезней.
После наступления советской власти, метрические книги велись церквями еще целый 1918 год, и порой в них запечатлевались печальные страницы истории того страшного года. С 1919 года актовые записи были переданы введение новых органов самоуправления (первоначально они очень напоминали прежние метрические книги), а затем ЗАГСов, но информационная база в них была куда меньше, чем у церковных метрических книг.




* Добавление сообщений доступно только для зарегистрированных пользователей.