ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Степан Халтурин.

                         Почем памятник террористу?

 

  Мы живем в интересное время и в интересной стране. Наше государство проявляет невиданные усилия по борьбе с терроризмом – как в реале (в стране и за ее пределами), так и в виртуально («пакет Яровой»). Это замечательно и нужно. Но… странное дело. Государство как бы борется с террористами и  экстремистами, а в самой стране, до сих пор стоят памятники этим самым террористам, в честь них названы не только улицы, но и даже целые областные центры. Наш «замечательный самый» С.М.Киров до 1917 года террором вроде бы не занимался, это было для него семечки.  Он развернулся потом – расстрельные приговора, подписанные им самим, целые затопленные баржи в Астрахани, причем не только с мужчинами, а и с женщинами и детьми… Об этом в Астрахани помнят прекрасно. Так, наверное, борьбу с терроризмом  нужно начинать с малого – с прекращения почтения памяти террористов и разных других бандюганов. А то какая-то странная картина получается: те террористы как бы хорошие, а нынешние плохие. Это как бы стараются говорить и современные ревнители памятников террористам, дескать, у тех была совсем другая мотивация. Вот забавно, какая может быть одна мотивация между двумя бандитами, если один взрывает царя, а другой простых людей? Или царей взрывать можно? При этом от рук дореволюционных экстремистов часто гибли и невинные люди. На мой взгляд, между Халтуриным и каким-нибудь Чикатило особой разницы нет. Они оба совершили одно преступление, а то и не одно. А у  преступления нет срока давности.  А ведь таким образом по этой логике можно оправдать и гитлеровских преступников – мол, их дела не подпадают под современные уголовные кодексы, и выходит, они уже не виноваты.

   Вятская губерния дала России как минимум трех известнейших террористов – Анну Якимову, Степана Халтурина и Егора Созонова. Первые два взрывали царя, третий убил только министра внутренних дел В.К.Плеве. Как ни странно, в советские времена с увековечиванием памяти в области повезло только Халтурину. Наверное, потому что Якимова была эсерка, а не большевичка, а у Созонова подвиг был мелким – убийство министра. Выходит, значит, зря старался, не оценили его дела земляки и соратники по партии. Только зря хорошего человека угробил. Да и себя тоже…

   Степке-убийце повезло больше своих подельников в посмертной славе – и районный город в его честь переименовали, и сад назвали в Кирове, и улицу переименовали там же, и памятник поставили. Хотя с сегодняшней точки зрения, это был мелкий террорист, ничем особым не отличившийся. Сегодня таких Халтуриных – тысячи. Если в честь каждого их идеологами ставить памятники и называть улицы…

  Если кратко обратиться к биографии террориста, он родился в 1856 г. в деревне Халевинской Орловского уезда (т.е. переименованный в честь него город к нему вообще не имел отношения) в семье зажиточных крестьян. Фамилия, кстати, на Вятке распространенная. В Уржумском уезде была даже деревня Халтурино. Отец, как умный человек, постарался дать сыну образование (благо, при царе оно было добровольным и бесплатным). Степан закончил Орловское уездное училище, где впервые познакомился с народнической литературой, затем учился в Вятской учительской семинарии, но был исключен за плохую успеваемость. Если разобраться в его биографии, это был поначалу добрый, чистый, наивный молодой человек…

   Далее судьба Халтурина складывалась драматично. С группой единомышленников он собирался уехать в Америку и основать там коммуну, но по пути в Москву они украли его паспорт и смылись восвояси. Чтобы догнать их, Степан оказался в Петербурге, но не успел их застигнуть. Что бы прожить в большом городе, молодой человек из деревни не боялся никакой работы и брался за все. И тут бы может он как-то бы смог пробиться к свету, как многие выходцы из деревень, найти хорошую работу, закончить образование, встретить хорошую девушку и создать семью, но на его беду ему встретились революционеры, точнее их организаторы, которые вербовали наивных молодых людей для осуществления терактов не хуже чем в современных исламских группировках. И там и там схема была одна – наивных провинциалов ловко обрабатывали, после чего они с радостью идут на смерть, а сами организаторы остаются не при чем. Такими их жертвами оказались и Егор Созонов и Дмитрий Богров (убийца Столыпина), оба казненные; их организаторы не пострадали. Плюс к тому за теракты они получали приличные  суммы от солидных заказчиков из-за кордона. Устранение царя в России и внесение смуты в стране, уже тогда было заманчивой перспективой для кураторов тогдашнего терроризма. Самыми лучшими исполнителями в этом плане окажутся Ленин, Троцкий и Свердлов, напрямую оплачиваемые американскими банкирами, которые смогут залить кровью всю страну.  Самой лучшей провокацией окажутся события января 1905 года. По выстрелу провокатора-революционера  полицейские откроют стрельбу по народу. Пятно этих событий навсегда падет на царя как якобы виновника этих событий (да и провокация 1905 г. до сих пор малоизвестный факт). Само собой разумеется, вся эта политика была лишь ширмой, за которой осуществлялась банальная денежная сделка (как и в наше время): мы вам бабки – вы нам взрывы….

    И вот таким удачным кадром для революционеров и их спонсоров со всеми его выдающимися качествами и искренней жаждой изменить мир оказался и Степан Халтурин. Через знакомого с родины, Степан смог устроиться столяром в железнодорожные мастерские, рабочие которых были уже опутаны лживой революционной пропагандой. Дальше его судьба была хитро и расчетливо решена новыми «друзьями». Играя на амбициях молодого человека, его даже выдвинули в организации политического кружка на одну из первых ролей, плюс к тому же сам он оказался неплохим пропагандистом для вовлечения в ряды смертников новых жертв, принял участие в создании первой политической организации рабочих в стране – «Северного рабочего союза». Кстати, в эти рабочие организации быстро внедрились  и полицейские провокаторы, самыми известными из которых станут Азеф и Гапон. Что интересно, сам он поначалу отвергал всякую мысль о терроре. Позднее В.Г.Короленко писал с воспоминаний рабочего Александра Павлова, что Халтурин «убеждал со слезами на глазах своих учеников рабочих продолжать пропаганду, но ни в коем случае не вступать на путь террора». То есть еще что-то хорошее оставалось в душе этого наивного деревенского парня, который был лишь пешкой в руках более влиятельных людей. Он еще верил в свои идеалы, но судьба его была уже решена, как и судьба других простаков, его соратников «по борьбе». Ему вскоре внушили, что принести благо народу можно только через убийство – царя. Дескать, убьешь царя, и жизнь в стране будет как в шоколаде. Наивный деревенский дурачок искренне поверил в эту красивую байку. Впоследствии партия эсеров-террористов возьмет это как один из основных методов своей деятельности – вербовать простаков-провинциалов и агитировать их на смерть, играя на их чувствах. Популярна эта тенденция и сейчас в среде терроризма: организаторам – доллары, исполнителям – полицейскую пулю в лоб или пояс со взрывчаткой. И никаких концов. А начиналось все в России.  И начиналось вятским парнем.  

   В  сентябре 1879 г. Халтурин был нанят для столярных работ в императорском дворце под чужим паспортом (хотя возможно, он был внедрен туда специально). Для организаторов террора это был удобнейший шанс устранить царя, хотя В.Г.Плеханов писал, что Халтурин к мысли убийства царя пришел сам. Халтурин с поддельным паспортом под фамилией Батышкова устроился во дворец  столяром-краснодеревщиком. Уже во дворце познакомился с одним из жандармов. Он стал ходить к нему домой, понравился его дочери и даже пообещал жениться на ней (девушки тогда еще ценили любовь, а не деньги как сейчас). Благодаря протекции будущего тестя Халтурину выделили в подвале маленькую комнатку, где он и стал жить. И небольшими партиями проносил в свою комнату отдыха взрывчатку. Интересно, что Халтурин «предполагал покончить с Александром II при помощи топора». Но другой народоволец, А.Квятковский, «боясь, чтоб Царь не вырвал у Халтурина топорик, да не зарубил бы его самого, предложил лучше действовать динамитом». Однажды он оказался рядом с самим царем, держа в руках тяжелый молоток. Один бы удар – и все было бы кончено, но террорист не решился на это (это значило бы и его неминуемый арест, а при взрыве он мог скрыться), хотя комитет торопил его с этим делом. Одним из мест предполагаемого взрыва была столовая, где обедала вся царская семья. То, что при взрыве могут погибнуть женщины и дети, не считая слуг и солдат, будущего убийцу  не смущало. Он был слишком одурманен лживой  революционной пропагандой, толкавшей его на преступление. «Число жертв, - хладнокровно говорил Халтурин, - все равно будет огромно. Полсотни человек будут непременно перебиты. Так лучше уж не жалеть динамита, чтобы по крайней мере посторонние люди не погибли бесплодно, а чтобы он и сам был наверное убит…» Как видим, его не смущало убийство любого числа невинных людей, лишь бы была достигнута желанная цель – убийство царя. Так перековывали в революционных организациях людей, что бы они из добрых юношей становились хладнокровными убийцами…

    5 февраля 1880 г. в дворце, в столовой прогремел взрыв, устроенный Халтуриным. Сам террорист поджег шнур и покинул дворец. Взрыв он услышал уже на улице.  Государь к счастью не пострадал по счастливой случайности, но погибли 11 солдат, ветеранов войны за освобождение Болгарии, за подвиги направленные на почетную службу в царском дворце (среди них было несколько земляков Халтурина, которых он, однако, не предупредил, что они могут погибнуть, и не пощадил). Еще 56  человек было ранено. Они лежали окровавленные, обгоревшие, искалеченные, разорванные на куски... Простые русские люди. Тот самый русский народ, во благо которого  якобы и совершали свои покушения террористы. Исполнительный комитет организации народовольцев в своей прокламации лишь цинично заявил, что солдатам следовало бы понять, что их место на стороне революционеров, а не царского режима, так как в противном случае «такие трагические столкновения неизбежны».

   Сам террорист смог скрыться. Играя на его чувствах, организаторы вновь  «повышают» его – он был избран членом исполкома организации «Народной воли». После этого все хорошее остатки покидает его душу. Он разрабатывает планы новых убийств, горя жаждой реванша и мести за неосуществленный теракт, становится обычным жестоким душегубом. Вскоре царь был все же убит взрывом бомбы подельниками Халтурина. Возможно, в разработке этой операции участвовал и он, но уже без личного участия. Однако вместо благодарностей террористы получили лишь проклятья.

  Став на путь убийств, Халтурин становится закоренелым бандитом, которого уже не смутило бы убийство невинных людей, женщин и детей. 18 марта 1882 года в Одессе вместе с подельником (тоже с Вятки) террорист участвует в убийстве прокурора В.С.Стрельникова. Подельник стрелял, Халтурин был переодет извозчиком, причем первым смылся с места преступления, бросив незадачливого товарища на произвол судьбы. Это еще раз говорит о том, что все хорошее уже умерло в нем к этому времени. Это был уже не тот Степан Халтурин, который со слезами умолял отказаться от террора, теперь это был  обычный бесчувственный  и трусливый бандит.  Таковым становится каждый, кто живет ради убийств. Оба они были схвачены и уже 22 марта 1882 года повешены. Как вспоминают очевидцы, при повешении Халтурин умирал мучительной смертью. Несостоявшийся палач царя получил заслуженное возмездие.

   Минет 37 лет, когда в Вятке случится невиданное – будет открыт памятник убийце и террористу, в честь него назовут город и улицы. Это представить, как если бы сейчас открыть памятник любому чеченскому террористу, обьявить его героем, которые убивали людей и брали детей в заложники, взрывали дома. Впрочем, новая советская власть рьяно начала прославлять всю эту уголовную шваль, если ее деятельность была направлена против правительства. И так стали разбойники, убийцы, террористы, палачи героями и святыми, в честь них до сих пор стоят памятники и названы улицы, хотя за именем каждого поддонка иногда не одна сотня невинно убитых людей.

  Сегодня общественность Вятки-Кирова задается вопросом – нужен ли нам этот памятник? Памятник террористу и негодяю, который жил ради убийств и который убивал, который не щадил ни старого, ни малого. Поставьте на его место Андрея Чикатило или какого-нибудь арабского террориста. Памятник это от слова «память». А тут нам память о чем? Какие ассоциации это нам дает? Убийства, взрывы, стоны невинных умирающих людей, десятки убитых… Может те, кто отстаивает такую «память» сами недалеки от идей Халтурина? Сегодня они несут к нему цветочки, завтра выйдут на улицы с бомбами в руках… Хорошо бы чтобы идея переноса или устранения такой «памяти» была решена на областном уровне. Конечно, памятник террористу в центре областного города – это  нонсенс, когда страна борется с этим самым терроризмом. Это уже сама по себе нелепость. Так кажется, этим вопросом должны заняться и органы, которые борются с террором. Иначе возникает риторический вопрос – тогда в чем смысл их борьбы? В искоренении этого зла во всех формах.

Есть три варианта решения проблемы. 

1.Снести. Он не представляет ни исторической, ни культурной, ни архитектурной ценности.  

2. Перенести куда-нибудь на Авитек, сделать там поклонное место для любителей терроризма (с соответствующим их наблюдением, мало ли…). Кроме того, на содержание памятника этому поддонку идут солидные средства из бюджета. Не проще ли его передать на содержание КПРФ, а также и другие «культовые» памятники?

Предлагаю и такой вариант.

3. Сделать рядом с памятником памятную табличку с именами убитых им людей. Пусть люди знают, за что этому человеку стоит памятник, и кто за это заплатил своей жизнью, за то, что бы здесь стоял этот памятник.  Может цветы возлагать в память этих людей, а не того, кто их убил.

 

Вот эти имена.

Доблестные финляндцы - герои войны за освобождение Болгарии, потерявшие своего полкового командира генерала Лаврова в бою при Горном Дубняке и заслужившие знак отличия на шапки за сражение при Филиппополе. Храбрые русские солдаты, до конца выполнившие свой солдатский долг! Вот их имена:


фельдфебель Кирилл Дмитриев
унтер-офицер Ефим Белонин
горнист Иван Антонов
ефрейтор Тихон Феоктистов
ефрейтор Борис Лелецкий
рядовой Фёдор Соловьёв
рядовой Владимир Шукшин
рядовой Данила Сенин
рядовой Ардалион Захаров
рядовой Григорий Журавлёв
рядовой Семён Кошелев


Вечная память воинам за Веру, Царя и Отечество живот свой положившим!

  

Использованы материалы: http://tverdyi-znak.livejournal.com/337063.html, http://picturehistory.livejournal.com/670495.html  


Назад к списку