ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Братья

 

Мой дед, Павел Григорье­вич Казаков, появился на свет в 1916 году в крестьянской семье в д. Вихарята тогда еще Лебяжской волости. Его единственный брат, Василий Григорь­евич, был на три года старше.  Бра­тья были   совсем малышами, ког­да грянула революция, а с ней вой­на, голод, болезни. В начале двад­цатых годов умерли от испанки ро­дители, и братья остались сиротами.

В Вихарятах у Казаковых жил родственник, приходившийся дя­дей братьям. Он и взял их на вос­питание. Но благодетелем его вряд ли можно было назвать. Дядька был зажиточным  крестьянином, очень скупым и недобрым чело­веком. Свое состояние нажил бла­годаря женитьбе на горбатой доч­ке богатого крестьянина. Только из-за приданного он женился на ней и потом измывался всю жизнь. Бла­го, в отличие от мужа, женщина она была добрая и тихая. Старший их сын Николай погиб на фронте, а дочь Таисия так и не смогла вый­ти замуж, молодость ее выпала на время войны.

В семье дядьки доставалось всем. «Как он смаравкает - вся семья разбегается. Что под рукой есть, тем и огреет», - рассказывала мне тетя. Не сладко жилось в этой семье сиротам. За кусок хлеба и крышу над головой дядька застав­лял и пастушить, и прясть.

Благосостояние семьи закончи­лось, когда стали возникать колхо­зы, начались раскулачивания. Се­мья дядьки не была раскулачена, но все нажитое пришлось отдать в колхоз. С того времени еще больше дядя возненавидел свою жену и всех детей.

Шли годы. Братья выросли, превратились в статных парней. Первым женился Василий, взяв в жены простую крестьянскую девуш­ку Клавдию. Выстроил дом в Ви­харятах. В это же время женился еще один родственник - дядя братьев, Андриан Казаков, взявший в жены дочь жестянщика из деревни Сазановщины Ольгу Степановну Сазанову. Семья тоже обосновалась в Вихарятах. Однажды к ним при­ехала в гости сестра Ольги Марфа (ровесница моего деда). Улыбчивая и «заводная» девчонка с бой­ким характером приглянулась Павлу. Но поскольку был он очень скромным и молчаливым, то не ре­шился познакомиться с понравив­шейся девушкой. Вскоре началась Финская война, пришла повестка и Павлу. Он ушел на фронт. Хлеб­нув сполна «солдатских щей», в 1940 г. Павел Григорьевич Казаков вернулся домой повзрослев­шим человеком, над которым ни­какой дядька теперь не посмел бы издеваться. Теперь он сполна мог бы рассчитаться с ним за свое горь­кое детство. Но мой дед был человеком добрым.

В то время жена его родствен­ника Ольга жила в доме своего отца в деревне Сазановщине. Павел Григорьевич пришел к ней в гости и снова увидел Марфу, в семье ее называли Лелей, они сидели в избе с подружкой Анфисой. Девуш­ки оживленно разговаривали, сме­ялись, но, увидев симпатичного молодого человека, засмущались. Оробел и Павел Григорьевич, да­леко не сразу решился он подойти к Леле. Через некоторое время в боль­шой дом Сазановых приехали сва­ты. Свадьба была в масленицу, перед Великим постом и перед са­мой войной. Совсем немного по­жили в Вихарятах молодые, им пришлось расстаться.

Уже в первые дни войны ушел на фронт старший брат Василий. Прощаясь с ним, Павел плакал, словно предчувствуя разлуку на­всегда. Затем подошла очередь и его самого.

О войне Павел Григорьевич рас­сказывал потом очень неохотно, и потому очень немного известно об этом периоде его жизни. Воевал он связистом на передовой, на Ле­нинградском фронте. В декабре 1941 года, когда немцы плотным кольцом окружили Ленинград, сто­яли сильные морозы. Павел Григо­рьевич в окопах обморозил ноги и был направлен в госпиталь. Там  ему на глаза попалась военная га­зета, в которой он с удивлением прочитал заметку о своем брате, от­личившемся в боях и представлен­ным к награде. Наверное, мой дед был счастлив, получив таким об­разом весточку о брате. Долгое вре­мя он хранил эту газету.   Василий Григорьевич не зря по­лучил свою награду, и, наверное, не одну. Воюя  в составе 187 бата­льона связи, почти перед самым концом войны, в марте 1945 года, он пал смертью храбрых вблизи польского поселка Любомя, в цен­тре которого и был захоронен. Как раз в это время наши войска, вый­дя на Одер, начали наступление на Берлин. Всего в Польше погиб­ло до полумиллиона

наших солдат. Когда в дом Казаковых в де­ревню Вихарята пришла похорон­ка,  Павел Григорьевич, будучи ко­миссованным в 1942 году, рабо­тал председателем в родном кол­хозе. Когда с фронта стали возвращать­ся более образованные, более молодые и здоровые мужики, он оставил эту должность и до конца жизни пас­тушил и плотничал. Был он верую­щим человеком и постарался окрес­тить своих пятерых детей, а его жена (моя бабушка) ходила на службу в действующую церковь в село Байса. Ушел из жизни Павел Григорьевич в 1973 году. Так сложилась жизнь одного из солдат той далекой и страш­ной войны.  


Назад к списку