ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ... - -
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

Клабуковы, г.Вятка

 

                           Расцвет и закат вятского торгового дома Клабуковых

 

  1. Анисим Ермилович и начало торговли в Вятке

     Купеческий род Клабуковых имел на Вятке длинную  и богатую историю, состояв в начале XX века из нескольких семейств, на первый взгляд не родственных друг другу, но, возможно, имевших общего предка.  Мой рассказ будет посвящен линии Клабукова Николая Алексеевича, одного из богатейших купцов города Вятки начала XX века. По  имеющимся архивным документам удалось проследить историю его рода.

     Родоначальником этого купеческого  рода можно  считать Клабукова  Анисима Ермиловича – деда Николая Алексеевича.  Анисим Ермилович  не был коренным жителем города Вятки, а прибыл сюда со стороны.  Благодаря документу «Народоисчисление по городу Вятке»  за 1864 год, в котором указывался точный возраст жителей города, можно узнать, что Анисим Ермилович был 1799 года рождения.  Также здесь указывалось, что родился он в Вятском уезде. По другому источнику,  происходил родом он из села Филейка, близ города Вятки1. Если мы обратимся к «Обыскной книге по городу Вятке за  1850-1866 гг.» (точнее говоря, 1858 год), то найдем сведения  о Клабукове Алексее Анисимовиче,  «записанном  из крестьян вятском мещанине 59 лет2».  Такой путь был типичен для многих вятских купцов, чьи фамилии потом будет знать вся Вятка – из крестьян в мещане и купцы.  Например, дед вятского купца  Василия Столбова  (покровителя будущего прп. Матфея Яранского, в молодости работавшего у него в лавке) также происходил из крестьян.

    Прибытие Анисима Ермиловича   в губернскую Вятку произошло не ранее 1825 года. В «Обыскной книге» упоминаются должности, которые он занимал в молодости: в  1825 г. - сборщик подъемных  денег[1], в  1834 и 1842 гг. - сборщик податей3. Должности позволили Алексею Анисимовичу сколотить небольшое состояние и открыть свое дело. В «Обыскной книге» упоминается, что мещанин Клабуков «торгует».  В 1843 году Клабуков покупает в Вятке деревянный дом на Орловской улице. В ««Обыскной книге» о нем сообщались такие сведения: «Дом деревянный,  купленный им от мещанина Степана Собинкина на купчей земле, совершенной  им в градской палате  20 мая 1843 г.  Состоит во второй части на Орловской улице   под № 2874».

  О семье Клабуковых за этот период сообщалось следующее: 

   жена Анисия Семеновна, дочь крестьянина Семена Коркина, 59 лет;

дети: Алексей 23 лет, женатый на дочери вятского мещанина  Афанасия Трушкова Елизавете;

Владимир 3 лет;

Яков 2 лет;

Отданного в военную службу  сына Семена  жена Екатерина Федорова 24 лет;

Дочь Елизавета 18 лет5.

  Если мы обратимся к документу «Народоисчисление по городу Вятке» за  1864 г., то найдем некоторые изменения в жизни семье Клабуковых, произошедшие за последние пять лет6.  Сам Анисим Ермилович уже «купец второй гильдии», торговавший съестными припасами.  В это время Клабуковы жили уже по другому адресу: первая  часть 17 квартала   по улице Спасской  под № 137 и при нем один  флигель. Примечательно, что весь дом был записан на его сноху, купеческую дочь Елизавету Афанасьевну[2], жену сына Алексея,  а  сам Анисим Ермилович   с женой жили во флигеле. В это время Анисиму Ермиловичу  уже было 65 лет, а его супруге – 62 года.       Примечательно, что  муж Елизаветы Алексей Анисимович не упоминается в данном документе. Очевидно, он не имел отношения к данному дому. Не упоминаются здесь и его братья и сестры, и их дальнейшая судьба нам неизвестна.

   О Елизавете Афанасьевне сообщались следующие сведения: дочь вятского купца Трушкова, 30 лет, родилась в г.Вятка, окончила приходское училище, «торгует съестными припасами». При Елизавете жили дети:

Владимир  9 лет,

Анна 4 лет,

Николай 2 лет,

Александр  3 месяцев.

 При доме жили и слуги, помогавшие по хозяйству:  дворник Афанасий Иванович Казаков, 27 лет, родившийся в Вятском уезде, но считавшийся городским крестьянином;

Василий Васильевич Клабуков, 15 лет, приказчик;

Михаил Васильевич Клабуков, 11 лет, «мальчик[3]» (оба родились в г.Вятке);

Афанасий Назаров Погудин,  15 лет,   из крестьян «мальчик».

  Учитывая их происхождение и  фамилии, возможно, это могли быть некие знакомые и дальние родственники Анисима Ермиловича, по этой причине устроенные им в  дом снохи.  

 В той же «Обыскной книге» упоминается по Вятке еще два  семейства вятских Клабуковых  -   мещанина Якова Никифоровича Клабукова и вятского купца Петра Васильевича Клабукова; примечательно, что у последнего был сын Василий 15 лет[4]. Пока неизвестно, могли  ли они быть в родстве с семьей Анисима Ермиловича.  В дальнейших документах он уже не упоминается…

 

  1. Торговый дом «Алексей Клабуков с с-ми  и  К.»

 

  Перенесемся  во времени еще через несколько лет, в 1867 год. В этом нам поможет  документ «Список  жителей,  имеющих  право участия  в выборах в  1867 г.7». Благодаря ему можно немного узнать о главном  наследнике А.Е.Клабукова – сыне Алексее Анисимовиче. Клабуков Алексей  Анисимович: 31  год, грамотный, торгует  в городе  и содержит питейное заведение, имеет свой дом в городе. 25 января 1866 года «судился по делу перехода из рук в руки фальшивого кредитного билета,  но от суда освобожден».  В 1867 году А.А.Клабуков назначался депутатом  по квартирной комиссии. Это говорит о том, что он был весьма известным  уважаемым в городе человеком. Торговля его была не только в городе Вятке, но и в соседних губерниях: «отлучается  на Нижегородскую  ярмарку  и в Казань  до трех  раз на короткое  время».

   В «Обыскной книге по городу Вятке» за 1868 год, где упоминается Алексей Анисимович как «вятский купец  старожил 33 лет8», говорится  о трех зданиях, принадлежавших ему в городе:

 1.Во второй  части города  Вятки деревянный одноэтажный дом, купленный родителем  его мещанином Анисимом Клабуковым.

2. В 1 части на углу улиц  долной  Спенцинской и поперечной Спасской каменный одноэтажный дом, купленный им у чиновницы Елизаветы Шестаковой 11 октября 1866 г. и вновь построенный им  каменный флигель  в 1861 г.

 3. Каменная  лавка на нижней торговой площади  на Спасской улице  с 8 растворами, дошедшая  ему во владение от родителя его по духовному завещанию.

Здесь же сообщалось о его семье:

жена Елизавета Афанасьевна 33 лет,

сыновья:  Владимир 13 лет,

Николай 6 лет,

Александр  3 лет,

Василий  2 лет,

дочери Анна  8 лет

Александра  2  лет.

   По истории вятского купечества очень интересны как исторический источник  документы  «По поверке торговли по городу Вятке».  В архиве ГАКО они сохранились в основном с 1875 по 1895 годы с подробным перечислением всех вятских торговцев и принадлежавшей им недвижимости.    Благодаря этим документам  можно узнать, что на 1875 год семье А.А.Клабукова принадлежали в Вятке четыре лавки9. Одна лавка с рейнским погребом  находилась  в его доме, где продавались сахар,  фрукты и другие товары, а в рейнском погребе – виноградные вина. Торговлей занимались сын Владимир Алексеевич   и приказчик 2го класса мещанин Федор Гаврилович  Альгин. Еще одна лавка находилась на Спасской улице по продаже в розницу  чаю, сахара и прочего.  Заведовала лавкой купеческая жена Елизавета Афанасьевна.

   Всего А.А.Клабукову в Вятке принадлежало четыре лавки, о чем он сам указывал в своем прошении в Вятскую градскую управу в 1876 году с прошением перестроить их в один большой магазин10. Очевидно, торговля велась только в двух лавках, по причине чего в журнал по поверке торговли были занесены только две лавки, а не четыре. А.А.Клабуков в своем прошении указывал: «Принадлежащие  мне и состоящие на нижней торговой  площади в первой части г.Вятки  в 8 фасе  по Спасской улице, в рыбном ряду, 4 каменные  лавки , желая перестроить вновь на каменный полутороэтажный  магазин, для чего составив проэктный план  и копию с него, которые  при сем предоставляю  на утверждение губернской управы, а потому  честь имею покорнейше просить губернскую управу  по утверждении  настоящий  план мне возвратить обратно апреля  12 дня 1876 г.».

  Управа прислала следующую резолюцию, подписанную ее членом А.Чарушиным: «Предоставленный вятским купцом 2 гильдии Алексеем  Анисимовым  Клабуковым проект на постройку каменного  магазина препроводить   к городскому городскому архитектору Андриевскому для  рассмотрения  и соображения    на месте о том, можно ли по правилам  строящегося устава, дозволить Клабукову проект постройки11».

  Постройка была разрешена. Однако быстро претворить в жизнь это желание по постройке большого магазина не получилось, так как при этом строители разрушили и соседнее, чужое строение. Возникла длинная и долгая тяжба, закончившаяся победой Клабукова12.  В 1880-е годы вместо 4 лавок Клабуковы имели большой вместительный магазин на Спасской улице.

    В журналах «По поверке торговли по городу Вятке» в  1880-х годах упоминается  «рейнский погреб и магазин с чаем,  сахаром и бакалейным  товаром», в котором торговала Елизавета Афанасьевна с двумя приказчиками (1884 г.13.  За 1889 год в журнале «По поверке торговли по городу Вятке» упоминается у Клабуковых «магазин  с бакалейными товарами, чаем, сахаром, табаком  и виноградными винами», в котором торговал сын Василий Алексеевич14.  

   1880-1890-е годы – расцвет торговли А.А.Клабукова.  В 1892 году он регистрирует торговый дом «Алексей Клабуков с с-ми  и  К.». Благодаря «Указателю  действующих в Империи акционерных предприятий», составленном в 1904 г.,  можно немного узнать об этом торговом доме:

Род товарищества:  на вере.

Полные товарищи:  вятской 2й гильдии купец Алексей Анисимович Клабуков и сыновья его:  Василий  и Николай Алексеевы Клабуковы.

Количество капитала, составляющего товарищества –  60  тысяч рублей.

Товарищество  заявлено  в г.Вятке.

Имеет отделение в г.Слободском.

Род деятельности: торговля  виноградными  и хлебными винами, галантерее, золотыми  и серебряными вещами и бакалейными товарами.

Адрес:  г.Вятка Московская и Спасская улицы15.

  Как можно  заметить, торговое дело Клабуковых развивалось.  Клабуковы к 1904 году имели торговые заведения не только в Вятке, но и в Слободском. Торговля была разнообразная – вино, галантерея, бакалея, золотые и серебряные товары…

    А.А. имел в это время уже собственный каменный дом на улице Московской, построенный по индивидуальному проекту архитектора земства Шмакова. 30  июня 1883  г. городская дума  разрешила  купцу Клабукову «устроить  два  крыльца с чугунными  столбами  и зонтом под ними

у строящегося  на Московской улице каменного двухэтажного  дома с подвальным  этажом и антресолями (16)». Постройка дома была разрешена  думой  5 февраля 1880  по плану и фасаду  архитектора Шмакова. Для входа  в нижний этаж   дома с Московской улицы  предназначалось наружных два  крыльца   только в две ступени с боковыми стенками. Ранее Клабуков планировал крыльцо с 4 ступенями, но оказалось, что ступени крылец у многих домов выходят на тротуары. Дума вынужденно  разрешила устроить  крыльца Клабуковым в две ступени, но предложила   пересмотреть положение  «о порядке содержания  в исправности улиц». Там же примерно в конце 1880-х-начале 1890-х был построен двухэтажный флигель с мезонином.  Семья Клабуковых в 1890-е годы имела также дом на Спасской улице, под  № 1617.

   Кроме собственного проживания в своих домах, Клабуковы отдавали их также в наем под квартиры другим лицам. Так, в 1873 г. в доме Клабуковых  на Спасской улице постоянно проживали его приказчики, слуги   из мещан и крестьян,  а также «два солдатских сына, двое орловских мещанских сыновей, которые обучались у Клабукова торговому делу». Из именитых вятчан у Клабуковых снимали квартиры старший помощник правителя канцелярии Вятского губернатора Александр Александров Сырнев и секретарь уездной земской управы Василий Иванов Ливанов с женой18, а в доме на Спасской арендовал помещение под свою контору вятский  нотариус Э.П. Свенторжецкий, благодаря бумагам которого мы теперь знаем об этом. Так, в своем прошении за 1892 год Свенторжецкий упоминает, что в доме, где находится его контора,  проживают 2й гильдии  купец Алексей Анисимович   и купеческие  сыновья Николай и Василий Алексеевичи  Клабуковы.  

   Интересно, что Елизавете Афанасьевной в городе было свое собственное имущество, которое перешло к ее мужу только в 1892 году19. Это были: двухэтажный  каменный дом с антресолям, двухэтажный каменный флигель,  и каменная лавка на углу Спенчинской и Спасской улиц.  Елизавета Афанасьевна использовала свое имущество по своему усмотрению, независимо от мужа, хотя по вышеприведеным данным, он лично приобрел эти здания в 1860-е годы и, видимо, передал в пользование жене.  В 1874 году на улице Спенчинской она построила каменный дом20, а в 1877 году там же перестроила каменный флигель, 1816 года постройки21. В  1888 году ей было разрешено переустроить   двухэтажный каменный дом  на углу Спасской   и Спенчинской улиц22. В 1896 году ее сыновья на этом участке построят свой трехэтажный каменный дом, рядом с  домом своей матери23.  В 1907 год в один в дом въедет Михайловская лечебница, а в 1910 году он принадлежал Сергею Алексеевичу, с лавкой, имевшей отдельный вход24. Другой дом перешел к Николаю Алексеевичу. С  августа  1912 года в снятой и приспособленной комнате дома Николая Алексеевича Клабукова  помещался вятский художественный музей.

  Сведения об имуществе А.А.Клабукова отложились и в переписи лошадевладельцев за  1891 год. Согласно ей, у Алексея Анисимовича на тот момент имелись четыре  мерина и один жеребец25. Такое количество лошадей на тот период времени мог иметь только очень состоятельный человек.

  Благодаря торговым документам, можно немного узнать и о семье Клабуковых на этот период времени. В  «Объявлении касательно пошлин и сборов  вятского купца 2 гильдии  Алексея Анисимова Клабукова» за  1885 г.,  упоминаются  дети:  Владимир 30, Николай 22, Александр  21, Василий 18, Сергей  13 лет и девицы Александра и  Людмила, а также жена   Елизавета Афанасьевна, ошибочно указанная как Андроникова26. В «Деле  городской управы о  выдаче свидетельств на торговлю на 1893 г. купцам  2 гильдии» упоминаются:  Клабуков Алексей Анисимович  с сыновьями  Владимиром 36, Николаем 28, Василием 23 и Сергеем 18 лет27.

    Семья Клабуковых была прихожанами градской Донской церкви, которую посещало практически все вятское купечество,  в метрических книгах которой и зафиксировалась за 1880-1910-е годы.

   К сожалению, сведений о кончине Алексея Анисимовича и его жены не удалось найти, т.к. метрические книги по городу Вятке сохранились далеко не все.

 

  1. Наследники Алексея Анисимовича. Конец торговой эпохи

   Примерно в середине 1890-х годов пожилой Алексей Анисимович передает свое торговое дело сыновьям.  По завещанию, утвержденному 10 мая 1894 г.,  к его сыновьям перешло все его недвижимое имущество  -  два дома, два флигеля и все торговые помещения. При этом в завещании Николай и Василий значились как купцы, а Сергей – купеческим братом, т.е. к торговле последний отношения не имел.  Сын Александр и вовсе не упоминался28

   За 1896 год по городу Вятке упоминаются купцы Клабуков  Василий Алексеевич   с братьями Владимиром  41 года  и Сергеем 23 лет29.  Николай, похоже, основал собственное дело, отделившись от братьев, но вместе с братом Василием  руководил торговым домом, основанным их отцом.  Согласно   архивному документу, в 1894 году Николай Алексеевич значился как орловский купец, а его братья – вятские30.

    Интересно, что Василий Алексеевич одним из первых в Вятке обзавелся телефонной связью. 19 октября 1894  городская  дума разрешила устройства телефонной связи  купцу Василию Алексеевичу Клабукову между его домом   и магазинами  на Спасской и Московской улицах31. Но прожил он недолго.  18 ноября 1905 года Василий Алексеевич умер «от сахарной  болезни[5]» в возрасте 37 лет, оставив  на попечение вдовы Елизаветы Ивановны несколько маленьких детей32.  Интересно, что Василий в дальнейшем продолжает упоминаться в числе наследников, видимо, имелась  в виду его семья – вдова  Елизавета Ивановна и ее дети Елена, Нина и Михаил.       Владимир  Алексеевич Клабуков позднее вышел из купечества в мещанства, и как мещанин упоминается в метрических книгах города Вятки.  Например, 23 апреля 1905 года в семье вятского мещанина Владимира Алексеевича Клабукова и его жены  Елизаветы Александровны  родилась дочь, крещенная 4 мая в градской Владимирской церкви именем Елизаветы. Крестной девочки стала жена вятского  купца  Василия Алексеевича  Клабукова  Елизавета Ивановна33. Нет сведений и о судьбе последнего брата Александра Алексеевича. Возможно, он тоже вышел из купечества.

    Торговое дело в начале XX века оказалось сконцентрировано в руках трех братьев Клабуковых – Николая, Василия и Сергея. Торговый дом «Алексей Клабуков с  наследниками», переехавший на Казанскую улицу,  просуществовал практически до революции. Например, он упоминается в списке домохозяев города Вятки за 1913 год34. Благодаря этому же документу, можно узнать, что братьям принадлежали дома на Никольской, Спасской и Московской улицах.  Торговый дом Клабуковых продолжал развивать торговлю и расширяться. Например, в 1912 году Клабуковы подают прошение в  Вятское губернское  общественное управление  о разрешении на постройку их торговому дому «служб каменных  - 10*5, 33 саж.в 1 ч. по Копанской улице».  Разрешение было выдано35.

  Если мы обратимся к «Окладной книге по взиманию оценочного и других сборов на 1910 год», то узнаем более подробно о недвижимом имуществе Клабуковых, а точнее – Николая, Сергея и наследников  Василия (36). Итак, они имели:

 Ч. 1 кв. 2 по улице Московской:  дом в 3 этажа,  флигель в 2 этажа с мезонином, флигель в 1 этаж каменный и дом полукаменный  в 2 этажа36;

ч. 1 квартал  18 улица Спасская:   дом  по улице  в 1 этаж. А со двора в 2 этажа  и флигель в 2 этажа деревянный;

ч. 1 квартал  18 улица Спасская: дом в 3 этажа, дом и флигель  в 2 этажа  и лавка – каменные;

ч. 1 нижняя  торговая  площадь:  корпус  № 8  лавка каменная  в 2 створа  с подвалом, магазин каменный в 4 створа с подвалом   и помещением вверху;

ч 2. Квартал  117 улица  Никольская: дом деревянный   в 1 этаж.

В тоже время торговый дом Клабуковых имел свои строения:

ч. 1 квартал  14 улица Казанская: дом в 2 этажа  и магазин с 1створом  – каменный;

ч. 1 нижняя  торговая  площадь:  корпус  № 8 2 лавки каменные.

Перечень этого имущества дает определенное представление о масштабах торгового дела Клабуковых.

  Один из последних торговых документов этой эпохи – «Реестр для раздачи окладных листов домовладельцам города  Вятки  на предмет платежа  городского оценочного сбора за 1917 год37». В нем упоминаются  Клабуковы Николай, Василий  и Сергей «наследники Алексеевичи». 

   По всей видимости, в сумбурном 1917 году наследники разделили торговое наследство между собой, а торговый дом был ликвидирован.  Большая часть недвижимости и лавок осталась за Николаем Алексеевичем, а небольшая часть была оставлена Сергею Алексеевичу и семье покойного Василия Алексеевича. Об этом говорит  «Дело  о купцах  г.Вятки, выбирающих сословные свидетельства на 1918 год» 38, в котором упоминаются:  Николай (зачеркнут),   наследники  Василия купцов (его вдова с семейством)  и купеческий  брат  Сергей Алексеевич. За ними упоминается недвижимое имущество: «ч.  1 квартал 2, улица Московская, дом двухэтажный,  флигель в три  этажа с мезонином, флигель   в один этаж каменный и дом полукаменный в два  этажа».

    Николай Алексеевич был вычеркнут в документе, т.к. имел  свою отдельную торговлю и отдельную недвижимость; кроме того он сохранил за собой и почетное звание купца второй гильдии.  За ним на 1918 год значилось:

Часть 1, нижняя  торговая  площадь:  лавка каменная в 2 отвода с подвалом;

там же, корпус  5:  магазин каменный  в 4 створа с подвалом  и помещением  вверху;

ч.2 квартал  117 улица Никольская:  дом деревянный одноэтажный;

ч. 1 квартал 14 улица Казанская: дом в 3 этажа и магазин в 1 створ каменный;

ч. 1  нижняя торговая площадь:  корпус  8 магазин каменный в 2 створа  в 2 этажа.

    В 1912 году Николай Алексеевич Клабуков  предоставил свой дом  (своей покойной матери)  на углу Спасской и Спенчинской улиц под размещение Вятского художественного музея, перед этим отремонтировав здание и обставив его красивой мебелью.  В 1913 году музей переехал в одну из комнат обширного клабуковского дома. Тогда газета «Вятская речь» писала об этом:  «Ныне музей помещается в доме г.Клабуковой на углу Спенчинской и Спасской. Но художественные приобретения увеличиваются, и помещение становится тесным. Никакой частный дом не может считаться достаточно приспособленным для художественных приспособлений…» В доме Н.А.Клабукова музей находился до национализации дома в 1918 году, а затем был перемещен в другое здание39.

    Николай Алексеевич ежегодно, по правилам того времени, выбирал себе сословное свидетельство на право дальнейшей торговли, иначе говоря – брал патент на нее. На 1917 год в своем заявлении он указывал, упоминая и состав своей семьи: «Для пользования  на основании 4 п. ст. 1 положении о государственно промышленном  налоге, правами купца  2 гильдии  на 1917 г., представляя при сем  на основании  2 ст. того же пункта  и высочайше утвержденное  2 января 1906 г.  мнение государственного  совета  за сословное купеческое свидетельство  2 гильдии пошлин  40 р.  и общественных сословных сборов 17 р. , а всего 57 р., прошу городскую управу выдать мне на 1917 г.  сословное купеческое свидетельство  2 гильдии. 

  При этом поясняю: 1 что мною для торговых  и промышленных  предприятий  получено из Вятской губернской управы на 1917 г.   промышленное свидетельство  на торговые предприятия.

2.  В семействе  моем состоят: жена Мария Викторова и дочь Любовь40».

    Раздел торговой империи Клабуковых  было их последним громким деянием. Вскоре они потеряют все – и недвижимость, и свои капиталы, подобно множеству торговых людей того времени.  Например, имущество Клабуковых Василия и Сергея Алексеевичей -  дом двухэтажный полукаменный, дом  трехэтажный  каменный, амбар каменный,    дом трехэтажный  каменный  с мезонином  - в 1918 году были  муниципированы и переданы губернской  милиции и под жилье41.

     Были реквизированы и  дома Н.А.Клабукова по адресу: 1)  дом 32/54  по ул.Спасская/Карла Либкнехта  (совр. 38/84): дом трехэтажный  каменный, дом 2этажный каменный  с подвалом и мезонином, флигель одноэтажный каменный. В 1921 году в доме разместился Вятский народный хозяйственный техникум.  С 2 марта 1926 года дом был отдан  в аренду  пермской железной дороге на 6 лет  под общежитие железнодорожников.

2) дом на улице Казанской: «дом в 3 этажа и магазин в 1 створ каменный», в котором

располагался торговый дом «Алексей Клабуков с  наследниками», (совр. угол Казанской и Герцена, 79/1, до 1917 г. угол Казанской и Копанской, затем некоторое время угол Троцкого/Герцена, а потом  долгое время угол Большевиков и Герцена).  В 1918 г. «Дом № 59/1 на углу улиц Троцкого/Герцена, ранее принадлежавший Н. А. Клабукову, 3-этажный каменный, муниципализирован, как коммунальное владение № 124 передан жильцам Губсоюза сельскохозяйственной кооперации42».

    В 1918 году Николай Алексеевич и его брат Сергей были арестованы, и их дальнейшая судьба неизвестна, как неизвестна судьба и других их братьев, потомков Анисима Ермиловича Клабукова.  Учитывая обстановку в то время, царившую в городе Вятке, они вполне могли быть расстреляны как заложники «от буржуазии».

    Так закончилась история купцов Клабуковых в Вятке.

 

 

      Судьба купеческой дочери   (приложение из воспоминаний)

  

  Детство Любы Клабуковой было счастливым и безоблачным – богатые и любящие родители, единственный ребенок в семье, которому достается всё внимание.

Когда настало время и она немного подросла, пошла учиться в женскую гимназию. В гимназии Люба подружилась с Лидочкой Ушаковой, с которой училась в одном классе, и её братом Ваней, тоже купеческими детьми. Ваня, конечно, учился в мужской гимназии, но он же был Лидочкин брат. Эта гимназическая дружба сохранилась на всю жизнь, хотя жизненные пути у них были разными.

Любе в детстве очень нравилось ходить на реку рыбачить со взрослыми или с мальчишками, за что она и получила прозвище «Любочка-удочка».

Ещё она какое-то время любила играть в лапту с «чижиком», то есть деревянным мячиком, но однажды во время игры «чижик» попал ей в глаз, и она полностью потеряла зрение на один глаз. После этого она всю оставшуюся жизнь очень берегла зрение и почти не снимала очки.

После окончания гимназии Люба отправилась в столицу, в Санкт-Петербург, учиться на высших женских Бестужевских курсах. К этому времени свидетельства об окончании курсов уже были приравнены к дипломам университета. Высшие курсы были единственной возможностью в Российской империи получить высшее образование для женщин, в обычных университетах в России женщины учиться не могли. Первоначально курсы были открыты для аристократии, однако быстро оказалось, что купеческие деньги за обучение так же охотно принимаются, как и дворянские.

Жила она на Васильевском острове, недалеко от курсов, у родственников, по установленным правилам курсистки могли жить только дома или у родственников. Что это были за родственники, сейчас уже не установить.

Наступил 1917 год, царь отрекся от престола, началась смута. Курсы закрыли – последний выпуск состоялся в 1916 г. Люба закончить курсы не успела и вернулась в Вятку, к родителям. Учили на курсах очень хорошо, Любовь Николаевна до конца жизни свободно владела французским языком, у неё были великолепный русский язык, знание русской и европейской истории и литературы. При общении с ней сразу было понятно, что это образованный и культурный человек, при этом она ко всем относилась одинаково, со всеми держалась на равных и всегда могла найти общий язык и с человеком с высшим образованием, и с крестьянкой на базаре. Любовь Николаевна не была белоручкой – она умела хорошо шить, любила и очень хорошо вышивала, очень хорошо и вкусно готовила. От кого и где она всему этому научилась, неизвестно, скорее всего дома, когда ещё не уехала учиться в Санкт-Петербург. Намного позже, когда она уже жила в Казани, соседи приходили к ней, чтобы научиться и записать кулинарные рецепты, а ещё позже свое умение хорошо готовить она передала внучке, тоже Любе.

Смута продолжилась, к власти пришли большевики. В Вятке это случилось позже, чем в столицах, 1 декабря 1917 г., Начались национализации и конфискации предприятий и капиталов. 

На семью Клабуковых обрушилось тяжелое испытание, которое безвозвратно сломало прежнюю благополучную жизнь.

В 1918 году отец Любови Николаевны Клабуковой, Клабуков Николай Алексеевич и его брат, Клабуков Сергей Алексеевич были арестованы, дальнейшая их судьба неизвестна, скорее всего, они были расстреляны. В Книгах Памяти Кировской области и всей Россиии среди жертв Гражданской войны и революции Клабуковы Николай и Сергей не найдены.

Об этих событиях Любовь Николаевна почти ничего не рассказывала, подробности об отце и родственниках она умалчивала, видимо, опасалась, во времена СССР иметь непролетарское происхождение и репрессированных родственников было пятном в биографии и закрывало многие возможности.

  Немного "оттаяла" она после того, как в Казани в 1960-х поселились её подруга ещё по гимназии, Ушакова   Лидия и её брат Иван. Они были репрессированы, а после реабилитации решили поселиться в Казани (был такой период, когда реабилитированным давали квартиры), и они встречались с Любовью Николаевной.

   Клабуковым до 1918 г. принадлежал дом на углу ул. Казанской и Копанской (в советские годы некоторое время угол Троцкого/Герцена, затем долгое время угол Большевиков и Герцена, ныне угол Казанской и Герцена, 79/1).

В этом доме находился «Торговый дом ”Алексей Клабуков сыновьями и Ко ”», а также располагался магазин тканей.

В 1918 г. «Дом № 59/1 на углу улиц Троцкого/Герцена, ранее принадлежавший Н. А. Клабукову, 3-этажный каменный, муниципализирован, как коммунальное владение № 124 передан жильцам Губсоюза сельскохозяйственной кооперации».

Клабуковой Марии Викторовне, матери Любови Николаевны, в доме была оставлена комната в полуподвале (дальнее от угла дома окно по ул. Казанской) – бывшая кухня.

Надо было как-то выживать. Жили за счет того, что во время национализации дома Мария Викторовна успела припрятать несколько больших сундуков с семейными вещами и отрезами каней, которые понемногу продавали на базаре.

Жизнь вроде бы понемногу налаживалась, но и здесь подстерегал очередной удар судьбы. В октябре 1923 года Любовь Николаевна вышла замуж за Василия Ефимовича Зорина, который был или директором, или завхозом детского дома, точно неизвестно, однако замужем была меньше полугода – в марте 1924 года Василий Зорин погиб, объезжая только что купленного для детдома служебного жеребца.

4 ноября 1924 года, в день Казанской иконы Божьей Матери, Любовь Николаевна родила дочь. В сохранившемся свидетельстве о рождении указано:

Постоянное место жительства Детдом Губздрава

Особые примечания: Отец ребенка погиб 13 марта 1924 года

Кем сделано заявление о рождении ребенка: Клабуковой Марией Викторовной, родительницей, проживающей на уг. ул. Троцкого и Герцена, д. №79.

Девочку назвали Елизаветой, в честь бабушки Любови Николаевны, Клабуковой (Трушковой) Елизаветы Афанасьевны. По-другому в этом случае и быть не могло – в этот день и именины Елизаветы, и это имя – семейное женское имя Клабуковых, не только бабушку, но многих родственниц звали Елизаветами.

После рождения дочери Любовь Николаевна вернулась к матери, и жила вместе с матерью и дочерью в полуподвальной комнате родительского дома, а в 1930-х годах после смерти матери - с дочерью Елизаветой.

С середины 1920-х годов Любовь Николаевна работала лаборантом в Кировском туберкулезном диспансере, работа и малооплачиваемая, и опасная возможностью заразиться, но жить на что-то надо было. Хотя она об этом не рассказывала, можно понять, как трудно жить одной и воспитывать дочь на скромную зарплату лаборанта.

В 1944 г. дочь Любови Николаевны, Елизавета (которую все звали Люсей, потому что в детстве, когда её спрашивали, как её зовут, она вместо Лиза выговаривала Люзя) закончила техникум легкой промышленности. На распределении и направлении на работу у неё было два варианта – Краснодар и Казань. Как она сама рассказывала, выбрала Казань, потому что и родилась в день Казанской иконы Божьей Матери, и живет на бывшей Казанской улице. В Казани Елизавету Зорину сразу назначили мастером цеха завода искусственных кож. Жилось голодно – за радость было соскрести остатки технического лярда – перетопленного свиного нутряного жира, который использовался в производстве и поступал в больших бочках.

   В 1945 году Великая Отечественная война закончилась, стали возвращаться оставшиеся в живых победители. В 1947 году Елизавета Васильевна Зорина вышла замуж за белорусского парня, которого судьба закинула в Казань, Витольда, работавшего инженером на том же заводе, - фронтовика, офицера, орденоносца. Как и многие вернувшиеся с войны, он был инвалидом, в результате ранения ампутирована правая рука.

После того, как дочь в 1944 г. закончила техникум и уехала в Казань, Любовь Николаевна Клабукова до 1948 г. жила в г. Кирове одна.

В 1947 г. её ждало очередное испытание судьбы - у неё был диагностирован рак желудка. По её рассказам, она вылечилась народными средствами, ягодами можжевельника, по-вятски «вереса» и травами, ходила в «вересники», ела ягоды можжевельника горстями, выбирала и ела травы, руководствуясь инстинктом, как она сама говорила, «как собака». Любовь Николаевна говорила потом, что ей болеть нельзя и что она очень хотела вылечиться – в семье дочери ожидалось прибавление.

В 1948 г. при обследовании рак у Любови Николаевны не был обнаружен, она вылечилась, но при этом очень сильно исхудала. Ей была присвоена инвалидность 3 группы, и летом 1948 года она в 50 лет вышла на пенсию по льготному стажу (работа в туберкулезном диспансере) и инвалидности.

В этом же году осенью после рождения старшей внучки, которую назвали в её честь Любой, Любовь Николаевна переехала к дочери Елизавете в Казань. В Казань из Кирова она плыла на пароходе по Вятке, Каме и Волге. Дорога длинная, трое суток, железной дорогой намного быстрее, однако и намного дороже, а главное – по железной дороге багаж надо отправлять отдельно, а на пароходе он тут же, только в трюме.

А багажа набралось немало, хотя жили очень скромно: разные вещи, какая-никакая мебель (у молодых вообще почти ничего не было), в том числе большой круглый дубовый стол ещё 19 века (стол сохранился до наших дней), ну, и что было в те послевоенные времена очень важным и дефицитным, знаменитая старинная швейная машинка «Зингер».

В январе 1951 года у Елизаветы и Витольда родился сын Сергей. А в марте очень больно, откатом ударила война – 8 марта 1951 года в результате несчастного случая на производстве Витольд погиб, упал с большой высоты с производственного агрегата, у которого было неисправное ограждение. Сказалась ампутированная правая рука, он не смог вовремя перехватиться.

Любови Николаевне пришлось взять на себя заботу о маленьких внуках, дочь Елизавета работала на заводе. Воспитание внуков и заботы по домашнему хозяйству во многом легли на Любовь Николаевну.

Несмотря на все испытания, которые выпали на её долю, Любовь Николаевна всегда была оптимисткой и всегда по возможности помогала всем, кому могла помочь.

Любовь Николаевна Клабукова умерла в июне 1984 года, не дожив несколько дней до своего восемьдесят шестого дня рождения.

Потомки Любови Николаевны живут в Казани: пятеро внуков, семь правнуков, девять пра-правнуков.

 

   Написано в основном по рассказам Любови Николаевны Клабуковой и её дочери Елизаветы Васильевны внучки Любови Николаевны, тоже Любови.

 

 

 

Источники

 

1. ГАКО ф.574 оп.1 д.166/4 лл. 144-145; Е.В.Кустова. Купцы Клабуковы: https://vk.com/@tomsawyerfestvyatka-istoriya-vtoraya-kupcy-klabukovy

2. ГАКО ф.630 оп.3 д.17 лл. 274 об.-275

3.  ГАКО ф.630 оп.3 д.17 лл. 274 об.-275

4.  ГАКО ф.630 оп.3 д.17 лл. 274 об.-275

5.  ГАКО ф.630 оп.3 д.17 лл. 274 об.-275

6. ГАКО ф.574 оп.1 д.166/4 лл. 144-145

7. ГАКО ф.630  оп.3 д.26 лл. 18-19

8. ГАКО ф. 630 оп.3 д.15 лл. 124 об.-126

9. ГАКО ф.628 оп.1а  д.541 лл. 10-11

10. ГАКО ф.628 оп.2 д.606 л.43

11. ГАКО ф.628 оп.2 д.606 л.43 об.

12. ГАКО ф.628 оп.2 д.606 лл. 52-58

13. ГАКО ф.628 оп. 3 д.1280 лл. 174-175

14. ГАКО ф.628 оп. 3 д.2010 лл. 3 об-4

15. ГАКО ф.628 оп.5 д.116 л.40 об.

16. ГАКО ф.Р-3922 оп. 1 д.  д.903 л.4

17. ГАКО ф.628 оп.5 д.116 лл. 280-281 об.

18. Е.В.Кустова Жильцы усадьбы Клабуковых: известные и не очень…: https://vk.com/@tomsawyerfestvyatka-istoriya-vtoraya-kupcy-klabukovy

19. ГАКО ф.Р-3922 оп. 1 д. 1112 л.3

20. ГАКО ф.Р-3922 оп. 1 д. 1112 л.5 об. По другим данным, дом был построен в 1880 г.

21. ГАКО ф.Р-3922 оп. 1 д. 1112 л.5 об. По другим сведениям, флигель был перестроен в 1871 г.

22. ГАКО ф.Р-3922 оп. 1 д. 1112 л.5

23. ГАКО ф.Р-3922 оп. 1 д. 1112 л. 5 об. По одним данным братья сломали старый дом и построили свой новый на его месте, а по другим рядом стояло два дома, а также флигель и лавка. 

24. ГАКО ф.Р-3922 оп. 1 д. 1112 л. 6

25. ГАКО ф.574 оп.1 д.1274  л.193 об.

26. ГАКО ф.628 оп.1 д.1384 л.64

27. ГАКО ф.628 оп.4 д.267 л. 169 об.

28. ГАКО ф.Р-3922  оп.1д. 902  л.21 об.

29. ГАКО ф.628 оп.4 д.407 л.203 об.

30. ГАКО ф.Р-3922  оп.1д. 902 л.22

31. ГАКО ф.Р-3922 оп. 1 д.  д.903 л.8

32. ГАКО ф.237 оп.226 д.660 лл. 315 об.-316

33. ГАКО ф.237 оп.226 д.661 лл. 319 об.-320

34. ГАКО ф.628  оп.20  д.96

35. ГАКО ф.628 оп.6 д.488 л.40 об.

36. ГАКО  ф.628 оп.13 д.136 лл.12 об.-13 об.

37. ГАКО ф.628 оп.6 д.944 л.1 об.

38. ГАКО ф.628 оп.13 д.157 л.14 об.

39.  Е.В.Кустова. Клабуковы и музей: https://vk.com/@tomsawyerfestvyatka-istoriya-pyataya-klabukovy-i-muzei

40. ГАКО ф.628  оп.6 д.781 лл.10-11. 24 декабря 1890 года у Клабуковых также родилась дочь Инна, но, видимо, умерла в младенчестве. Крестной девочки стала ее бабушка Елизавета Афанасьевна Клабукова.

41. ГАКО ф.Р-3922 оп. 1 д.  д.903 л.11

42. ГАКО ф.Р-3922 оп. 1 д. 1112 лл.10-12

 

[1] В это время А.Е.Клабукову было 26 лет.

[2] Возможно, брак А.А.Клабукова мог способствовать выдвижению Клабуковых в гильдейское купечество. Судя по архивному делу «Об увольнении  вятского мещанина А.Е.Клабукова   в вятское купечество с семьей», произошло это в 1860 году.

[3] Мальчиком назывался мелкий служка для небольших поручений.

[4]  В метрических книгах города Вятки конца 19 века упоминается вятский мещанин Василий Васильевич Клабуков.

[5] По современному – сахарного диабета


Назад к списку