ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ... - -
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

Бердинских, Уржум

                     Уржумские купцы Бердинских. Воспоминания о жизни…

Одним из самых известных уржумских купцов, имевших отношение к строительству Свято-Троицкого собора, был Иван Васильевич Бердинских, тоже происходивший из крестьян. В свое время на страницах краеведческого альманаха «Уржумская старина» публиковались воспоминания его правнучки Татьяны Ситниковой. Воспоминания интересны тем, что прекрасно иллюстрируют жизненный путь купца того времени – от бедняка до первого городского богача и показывают то, каким нелегким он был. Приводим эти уникальные воспоминания здесь без изменений:

«Прадеда своего я помню немного. Мне было 6 или 7 лет, когда в 1919 году он умер. Проживал он в своем доме (ул. Советская,46) и приезжал к нам на лошадке, так как был уже совсем дряхлый старик. Он звал меня «Танюшка-канальюшка» и привозил мне гостинцы-сладости.

О жизни его и его семейства я знал только из рассказов бабушек, и только это и могу написать. Все, кто был старше меня, уже умерли, и добавить к моему рассказу никто уже не сможет.

Иван Васильевич Бердинский жил с отцом на Устье-Кильмези. Отец его был горшечником. Видимо, он в семье был не единственным ребенком. Бабушки вспоминали дядю Григория и тетку Матрону. Но они никогда у нас не бывали, и переписки с ними не было. Может быть, были и другие дети, только я об этом не слышала. Иван Васильевич, будучи парнем, жил с отцом и занимался сбытом изделий отца. Ездил он с горшками не только по Уржумскому уезду, но бывал и в Казанской губернии.

В одну из таких поездок он приметил на помещичьем дворе дворовую девушку. Молодые люди познакомились, понравились друг другу. И возвращаясь домой, он, как тогда говорили, умыком увез девушку. Похоже, что она была сирота, так как о ее родителях и родных мои бабушки ничего не рассказывали никогда. Привез Иван Васильевич невесту домой, но его отец пришел в ужас, ведь дело-то было подсудное и могло очень плохо кончиться.

Помог 1861 год – год освобождения крестьян. Иван Васильевич и Екатерина Георгиевна (в простонародии Егоровна) обвенчались. От отца стали жить отдельно, а Иван Васильевич начал торговать лесом. Дело это оказалось выгодным. Сделавшись купцом-лесопромышленником, он начал богатеть.

У них с женой было 12 детей: дочери Александра и Васса, сын Алексей, дочь Надежда, два сына Василий и Григорий, дочь Любовь, сын Иван, дочери Александра и Екатерина и дочь Антонина. Лукерью и Антонину едва успели окрестить, после чего они сразу же умерли. Сыновья Вася и Гриша жили около двух лет. Одного, как говорила бабушка, «задушила глотошная». Видимо, была скарлатина или дифтерия. Второго мальчика уронила нянька, у него был поврежден позвоночник и он мог смотреть только вверх.

Сначала жили на Устье Кильмези, потом были куплены два дома в Уржуме (дом по улице Советской, 46 и рядом с ним дом по Подгорной улице). Оба дома сообщались проходом. Около дома на берегу Уржумки был богатый сад, была теплица и фонтан (а в Уржуме водопровода тогда еще не было). Старшие дети получили образование в Шурме, окончили двухклассную школу.

Пришло время выдавать дочерей замуж. Старшая Александра была выдана в Кукарку за Самоделкина. Вторую – Вассу, сватал в Уржуме церковный староста. Мать предложила спросить невесту, глянется ли ей жених, на что отец ответил: «Что она понимает!». Сватовство состоялось. Родители назначили свадьбу, и вдруг из переднего угла упала большая икона. Решили, что это знак, и сватовство расстроилось.

Вассу выдали тоже в Кукарку за Ивана Ивановича Медведева. Обе семьи жили в Кукарке в одном доме, который, вероятно, был куплен прадедом.

У Александры родилось два сына – Анатолий и Всеволод. Скоро она овдовела: муж ездил по делам и приехал домой больной. Дома ис- топили ему баню, он вымылся, немного выпил, лег спать, а утром не проснулся, умер.

У мужа Вассы Медведевой было еще несколько братьев, а отец был запойный пьяница. Бердинский решил перетащить обе семьи в Уржум. Поселились они в доме на Подгорной.

Сам Иван Васильевич начал стареть, да и грамота была мала. Для дела начал приспосабливать сына Алексея. Но Алексей был не в отца.

Любил выпить, погулять. Родители решили, что надо его женить. Высватали девушку из Углича. Парасковья или Пашинька (как звали ее дома) была девушка скромная, тихая.

Но женитьба не помогла Алексею, разгул продолжался. Родился у них сын Николай, но жил очень мало. А вскоре умерла и Пашинька.

Алексей недолго горевал, скоро нашел себе невесту в Казани, дочь священника. Отец сразу же отделил от себя новую семью. Купил мосоловский дом в Шурме и мельницу (а может и 2 мельницы). Мария Григорьевна, вторая дочь Алексея, стала прибирать мужа к рукам.

Было у них четверо детей. Алексей Иванович умер в 1920 г. от туберкулеза легких.

Подрос у Ивана Васильевича второй сын – Ваня. Молодой человек, несмотря на свои 19-20 лет, был очень деловой и толковый. Отец ему полностью доверял. Как-то сделав все, что было нужно, он торопился домой, к празднику Пасхи. По дороге надо было переезжать через реку, и Ваня провалился под лед. Лошадь вывезла, но он ехал несколько верст в сырой одежде. Приехал домой, и результатом купания было двустороннее крупозное воспаление легких. Спасти не удалось, молодой человек умер.

Помогать Бердинскому стал зять, Иван Иванович Медведев. Все было хорошо. У Медведева к этому времени было уже шестеро детей. Но как-то под Лаишевым плот их сел на мель. Рабочие пробовали его снять с мели, но скоро работу прекратили. Тогда Иван Иванович решил доказать рабочим, что плот снять с мели можно, просили подождать, но не послушал. Вага сорвалась и ударила его по голове. Жил он после этого несколько часов. Похоронили его там же, в Лаишеве.

У Ивана Васильевича осталась одна надежда на внуков. Дети Александры Ивановны Самоделкиной получили хорошее образование. Анатолий кончил два факультета университета, один медицинский. Во время войны 1914 г. был убит немецкой бомбой у полевого госпиталя. Всеволод работал преподавателем в г. Москве, а последнее время в сельхозинституте в Кирове, умер скоропостижно в войну 1941-1945 гг.

Дети Медведева жили в Уржуме. Второй сын Наркис умер маленьким от скарлатины. Старший сын – Виктор кончил в Вятке гимназию. Это был очень одаренный музыкант. Приезжая на каникулы в Уржум, он организовал из местной молодежи оркестр, сам знакомил с нотами, сам расписывал все партитуры для различных инструментов. Оркестр в Уржуме тогда был известен. Просился он учиться музыке, но дед и слышать не хотел о том, что внук будет музыкантом. Направил Виктора в Елабугу в коммерческое училище. Дело было не любимое. Виктор тосковал, скоро получил скоротечную чахотку и умер в 19 лет. Видимо, от отца дети Медведева были музыкальны. У моей мамы Екатерины был очень хороший музыкальный слух. Четвертый ее ребенок, сын Польен, был тоже музыкально одаренным. Будучи уже взрослым, после смерти деда, он учился пению в Казани. У него был очень красивый голос – лирический баритон. Находясь в Уржуме, когда-то в 20-х годах ставили они оперу «Царская невеста» и Польен пел Грязного. К сожалению, для оперного театра голос его был слаб, а микрофонов тогда не было. Пение он бросил, работал бухгалтером, но в самодеятельности участвовал до самого конца своей жизни.

Младших дочерей Александру и Екатерину отец учил в гимназии. Они сами нашли женихов. Потребности у них были большие. Разъезжали по заграницам. Александра с детства готовила свою дочь в артистки. Пока мать была жива, они изредка приезжали в Уржум. После смерти матери сюда уже не заглядывали. Умерла Екатерина Егоровна еще до революции.

Дочь Александры Ивановны (младшей) Галина Кравченко была в 20–30-е годы довольно известной артисткой, снималась в кино. Последний раз она сыграла небольшую роль в картине С. Бондарчука «Война и мир». Бабушки мои с этими сестрами не переписывались.

Любовь Ивановна была выдана замуж за уржумского купца Горбунова. Детей у них не было. Взяли они в дети приемного мальчика Володю Каверзина. Девятилетний мальчик как-то играл у товарища, взял в руки ружье и выстрелил в товарища. Ружье оказалось заряженным, и товарищ был убит. После этого Володю сразу же отправили к своим родителям. Любовь Ивановна умерла рано.

Надежда Ивановна, по мужу Степанова, жила в Уржуме в своем доме на Подгорной улице (рядом с баней). У нее был единственный сын Александр. В тридцатые годы она продала дом и уехала в Казань к сыну, а на старости доживала жизнь у племянницы В.И. Медведевой.

Когда Иван Васильевич стал очень стар, то с ним жили дочери Александра и Васса. Они похоронили отца на Уржумском кладбище, но в то время о памятнике нечего было думать.

Александра Ивановна и Васса Ивановна всю жизнь жили вместе с детьми Вассы Ивановны, т.к. жене сына Александры Ивановны Всеволода, его мать была не нужна».

Как видим из этого грустного рассказа, богатство не принесло Бердинских счастья. За какой-то тайный грех Господь лишал его один за другим наследников по мужской линии -сыновей, зятевей, внуков, которые бы могли продолжить его торговое дело. Возможно, по этой причине Иван Васильевич помогал строительству собора, делал большие пожертвования в храмы Божьи, но рок над его родом был неумолим, и закат жизни богатейший человек города встретил только в обществе двух дочерей…

 

Источник:

Ситникова Т. Семья Бердинских // Уржумская старина – Уржум, 1992 г. № 3-4 с. 41-44


Назад к списку