ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ... - -
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

Пленные Первой Мировой

О войне 1917 года можно кратко сказать фразой из фильма «Батальон»: «А на переднем крае, мадам подпоручик, у меня вообще никого. Только курьеры немецкий шнапс носят…» 

Ефрейтор Харитон Богомазов так рассказывает о своем пребывании в немецком плену: «Нас после взятия в плен вели пешком 7 км до р.Кобринка. Там нас остановили и все наше имущество и одежду отобрали. Сняли с нас даже сапоги, с пояса – ремни, с шеи – кресты, из карманов – деньги. У Кобринки немецкий капитан приказал снять сапоги с нашего офицера, взял их себе, а офицеру взамен отдал свои поношенные. Кроме того, приказал ему дать кусок хлеба. Когда мы дошли до Бельска, наш офицер обратился к германскому с заявлением: «Нас не кормили уже двое суток». Услышав это, германский офицер сказал: «Пленные бунтуют!». И приказал своим солдатам русского офицера побить. Перед нашими глазами нашего офицера немецкие солдаты били палкой. Затем взялись за нас. После битья всех нас заперли в хлев. В хлеву они не стали оказывать помощь нашему раненому солдату. Раны его воспалились, загноились и в них появились черви. В плену только евреи хорошо живут. Какие бы ни были разговоры среди пленных, они тут же доносят. Тогда немцы привязывают пленных к столбу и в течение 2 часов оставляют висеть. Евреи в городе покупают хлеб на 60 коп., а пленным продают по 8 руб.». 
К сожалению, информатор не смог назвать даже чин нашего офицера. 

Вятская газета на удмуртском языке «Войнаысь ивор» - 20 марта 1917 г.

 

 

Военнопленные Первой Мировой: возвращение домой...

Продолжаем публикацию некоторых интересных документов из архива ГА РМЭ. Вот несколько любопытных документов за 1918 год, касающихся возвращения пленных домой - наших и иностранцев. Документы по Казанской губернии, но введение Казанского военного округа входила и Вятская губерния.

Телеграмма уездному совдепу из Казани № 67041 

Губернский отуправ согласно постановления Губернского казанского исполкома предлагает уездсовдепу сделать срочное распоряжение всем волосовдепам о бесплатном перевозке возвращающихся на родину пленных от деревни к деревне по удостоверению чрезвычайного комиссара по приему бывших пленных 3382. 

Зав Васильев 

Приказание № 14 приволжской областной коллегии о пленных и беженцах. 2 декабря 1918 г. 

Предписывается русских пленных, возвращающихся из за границы временно не пропускать восточнее Казани. Всем медико-санитарным органам на местах предлагается обратить самое серьезное внимание на упомянутых пленных в целях предупреждения занесения инфекционных заболеваний 

Председатель Ежов 

О беженцах

Приказание № 12 
Приволжская областная коллегия о пленных и беженцах 
3 декабря 1918 г. г.Казань. 

Персидские подданные, покинувшие пределы Персии вследствие Империалистической войны, но не группами и оказавшиеся после того на территории Приволжской области, должны рассматриваться как беженцы и взяты на учет как таковые в том месте, где они окажутся неорганизованно. Всякое продвижение этих персидских беженцев по территории России прекратить, принимать меры к их реэвакуации на родину в общем порядке, установленными Приказами Центропленбежа для остальных беженцев. 

Предоблапленбеж Ежов. 

Архив ГА РМЭ ф.4 оп.1 д.4

 

 

Возвращение из плена

В 1920 году вернулся из германского плена дядя Сергей. 6 лет в плену был. Сначала в Австрии, потом на Кипре. Их пароходом в Одессу доставили, а потом железной дорогой до Петрограда, а оттуда до вятской земли уж и рукой подать. Говорил, что пешком добирались. Была ранняя весна. Мама с тетей Сашей, моей крестной, на поле уехали. Овес сеять надо было. Тетя Дуня (моя бабушка – авт.), жена дяди Сергея, уже тогда больная была. Бабушка за семи нами приглядывала. Дедушка Егор-то умер уже к этому времени. Нас внуков в ее доме жило 4 – Шура с Алексеем, тетки Дунины дети, да мы с Тасей. Мал мала меньше. 
Так вот, только женщины с поля приехали на обед, мама лошадь выпрягла, какой-то мужик в окно постучал и говорит бабушке: «Встречайте. У вас сын идет из плену». 
Запрягли они лошадь снова и поехали встречать. Четверо их возвращалось. Они присели у Титовых отдохнуть. Встретили их, привезли! То-то радости было! Дядя Сергей давал нам квадратные, толстые лепешки, все в дырочках, сдобные. Он в Италии был, так итальянские гостинцы нам привез. Дядя Сергей из плену-то пришел, и тетка Дуня еще забеременела. Больная была да и забеременела. Вот Зою-то (мою маму – авт.) и оставила, примерла вскоре. Мы уж к тому времени в свой дом переехали. Дядя Сергей-то и не женился. Зою все растили. Она хорошенькая была, толстенькая такая! Ее старший брат, Алеша, все телепулей ласково ее звал и больше никак. 

Татьяна Рохлина. Пиштанские старины // Здравствуй, Яранск – 2012 г. № 1


Назад к списку