ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Боровково

с. Боровково

Алексеевская церковь

(1915 – 1938).

                Магазин, перестроенный из церкви.

 

 Староверческое поселение возникло в 1700 г. и первоначально назывались Староверы, до 1915 г. находилось в приходе церкви с. Красноярского. С 1896 г. в соседней д. Щетинки действовала школа.

                Первые торги на построение деревянной церкви в починке Боровково произошли 1 сентября 1911 г., строительство начато 20 апреля 1913 г., завершено в 1914 г. Приход был открыт в 1915 г. указом св. Синода от 18 июня за № 8461, с причтом в составе священника и псаломщика. Храм был построен из материала церкви с. Мокино. Престол был один: в          

честь святителя Алексия, человека Божия. Почему село получило ещё одно название – Ново-Алексеевское. Из описи храма, составленной в октябре 1915 г.: «Церковь в русском стиле, в виде корабля, деревянная, теплая, одноэтажная, однопрестольная с колокольней. Длина церкви вместе с колокольней десять (10) саж., ширина 3 саж. с 2 арш., высота колокольни 10 саж., в колокольне одне наружные двери». Алтарь: длина 2 саж., 3 вер., ширина 2 саж. 2 арш., вверх высота 2 саж. ½ арш. Из семи колоколов самый большой весил 34 пуда 22 фунта. Этот и еще один колокол, полиелейный, были подарены церкви купцом г. Тюмени И. П. Набоких.

 Большинство утвари было куплено на средства крестьян и строительного комитета. Особые достопримечательности: Евангелие в медном окладе, позолоченное, с изображением на верхней доске Воскресения Христова и по бокам 4 евангелистов, на нижней доске изображение Рождества Христова с поклонением волхвов; серебряный позолоченный с накладным распятием напрестольный крест в 59 золотников; дарохранительница серебряная; дарохранительница металлическая позолоченная; кадило металлическое позолоченное; венцы брачные медные позолоченные.

Магазин в селе, перестроенный из церкви (сгорел несколько лет назад)

За всю историю служило несколько священников: о. Петр Мальгинов (1915 – 1925), о. Константин Жезлов (с 1925 г.) и протоиерей Петр Овчинников. о. Петр был арестован в 1937 г. расстрел заменили на тюремное заключение, умер в заключении 10 января 1943 г. Умер в заключении и последний диакон Нестор Викторов – в колонии № 7 г. Халтурина в 1941 г. О причине ареста последних можно узнать из газеты « Вперед» за 1937 г.: «попы Боровковской церкви широко распространили свое влияние в колхозах. В результате этого некоторые неустойчивые колхозники, не желавшие ранее справлять религиозные обряды, стали приносить в церковь для крещений детей семи-восьми месячного возраста». Уроженец д. Ореховщина протоиерей Димитрий Сухих стал московским священником (служил в 1970-е годы).

                Изъятие церковных ценностей произошло 9 марта 1922 г. В 1924 году была произведена побелка и окраска стен внутри храма.14 января 1926 г. церковь сгорела от жарко натопленной печки. Вновь была отстроена с колокольни в 1928 г. 200 штук церковного кирпича местной властью было «израсходовано» на ремонт школы, на что верующие подали жалобу в РИК. . По некоторым данным, в д. Локосово с 1926 по 1928 гг. годы действовал молельный дом, размещавшийся в пустующем доме, который венчал крест. Приход был обновленческий, очень бедный, находившийся на территории 2 сельсоветов – Боровковского и Комаровского. Первая попытка закрытия Боровковской церкви была сделана властью уже в конце1929 г. для «переустройства церковного здания в с. Боровково под школу».

Чтобы закрыть церковь, местные власти применили все возможные методы – обман, застращивание, запреты и т.п. Первой ласточкой было временное закрытие церкви летом 1936 г. «вследствие заболевания тифом населения», но уже вскоре, видимо, учитывая протесты верующих, она была открыта вновь. Потерпев первое поражение, летом следующего года Боровковские коммунисты предприняли попытку отобрания церкви у верующих силой. Вот такие любопытные сведения сообщались в жалобе прокурору Кировской области 14 октября1937 г.:

«…Боровковский с/совет Лебяжского района Кировской области без всякой массовой  разъяснительной работы, а путем административного порядка вздумали отобрать церковь и приступили к отобранию таким путем, в место проведения общих собраний в селениях начал вызывать отдельных лиц к себе в кабинет. В начале на 4 августа им был вызван колхозник Курбатов гражданин д. Чистовражье того же района. Кем он является членом ли церковного совета или другим кем не знаю, и над ним учиняют допрос кто он такой, почему не отдает церковь и т.д. Путем угроз ему предлагают пред. с/совета Смышляев Ф.С., секретарь с/совета Овечкин, уполномоченный от Лебяжского райисполкома ВКП/Б Мошкин вступить членом СВБ и это 70-летнему старику, когда при ссовете нет никакой организации СВБ, но не только нет… Но в  этом глухом краю в течении ряда лет совершенно не видели никакой антирелигиозной пропаганды. 5 августа поп был выгнан с квартиры, которую снимал в с. Боровково у гражданки Завьяловой.»…

Для проверки жалобы, в Боровково прибыл инструктор РИК Целищев, который  вынужден был признать, что «действительно во время проведения работы по закрытию Боровковской церкви имел место случай перегиба». В Облиспоком Целищев также сообщал, что священник, которого выгнали с квартиры, «за контрреволюционную работу органами НКВД арестован до этого».

Вследствие этого, были приняты «меры» по данным нарушениям - Смышляев и Мошкин, как молодые работники получили «предупреждение». А церковь выиграла еще один  год богослужебной жизни, увы, - последний.

В 1938 г. власти предприняли проверенный метод подделки протоколов собраний, начатой, но не удачно, еще в1937 г. Вот что писалось об этом в вышеприведенной жалобе:

«…Сейчас начинают по ночам ходить в селения собирать собрания, но колхозники, самой сабой разумеется время самой горячей уборки наработались, не до собраний просиживать да и какая в 1 ночь антирелигиозная работа, а просто так составляют списки, подходят и расписываются, а дело уборки поставлено на последнее место, у них получается сразу недовольство…».

Целищев в Облисполком сообщал по этому вопросу: «Работа по закрытию церкви действительно проводилась в уборочную и проводили ее в обеденные перерывы и после работ, затяжка собраний в некоторых колхозах была до 11-12 часов ночи».

В 1938 г. работа эта была проведена более «успешно», да еще помог Райфинотдел, выдавший справку, что за церковью числится недоимка в 66 рублей. Также в одном из документов сообщалось, что с августа 1937 г., видимо, после ареста последнего батюшки,  службы в храме не проводились. На основании всего этого церковь в Боровково была закрыта постановлением Облисполкома № 1077 от 29 июня 1938 г. якобы для использования под клуб о ее возвращении верующим писали прошения даже Елькинские школьники, хотя, как сообщал советский чиновник, «7 колхозов из 11 вынесли решение о закрытии церкви». Два мужика, снимавшие кресты, вскоре умерли при загадочных обстоятельствах.  История закрытия Боровсковской церкви, когда были применены коммунистами все возможные методы, - наглядный пример того как закрывались храмы.

О состоянии церкви за 1948 год, когда она еще использовалась под клуб и ссыпной пункт (временно) сообщалось: «Здание деревянное построено в 1924 г., требует капитального ремонта. Сторожка есть, ограды и крестов нет. Колокольня есть». Первоначально в церкви размещались клубы «глубинка». Позднее была перестроена под магазин, который стоит в селе и поныне С 1939 по 1950-е г.г. в д. Щетинки жила Линушка Святая (Акулина Мелентьевна)- местная блаженная.

 


Назад к списку