ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

1904-1905 гг. Японская война

             К столетию Русско-Японской войны : вятская лепта в дело победы

 

                                         Бессмертный подвиг благодеяния

 

   Печально, что до сих пор в некоторых школьных учебниках можно встретить утверждение, что война с Японией была развязана царизмом. Основано оно на словах министра внутренних дел Российской империи Вячеслава Плеве «чтобы удержать революцию, нам нужна маленькая победоносная война». Слова, правда, эти, принадлежали только Плеве. Милитаристская Япония в первую очередь сама была заинтересована в войне с Россией и, в отличие от нее, первоклассно подготовилась к войне еще задолго до ее начала. За спиной маленькой Японии стояла огромная Британская империя, которая была кровно заинтересована в том, чтобы благодаря русско-японскому конфликту столкнуть лбами две сильнейшие державы – Россию и Германию. Кроме того, в нем были заинтересованы и американские еврейские банковские круги, люто ненавидевшие российское самодержавие, субсидировавшие Японии огромные суммы на военные нужды. Впрочем, японское правительство отнюдь не бедствовало. Теперь уже известно, весь эсеровский террор того времени, убиравший первых лиц русского государства, осуществлялся на японские йены…

27 января 1904 г. Япония первой начала военные действия, вероломно атаковав наш флот, положив начало полуторогодовалой войне. История этой войны, печальной для России, ее итоги, хорошо известны – чем-то она напоминает недавнюю первую Чеченскую кампанию. По словам С. Ю. Витте, то была «несчастная и постыдная для нашего государства управления война с Японией, которая ослабила и умалила наш престиж». Потому остановим свое внимание исключительно на местных событиях.

   В Вятской глубинке в те холодные дни 1904-го весть о войне с Японией была воспринята с величайшим  патриотизмом во всех, без исключения, слоях русского общества. Все верили в победу над врагом. В церквях служили молебны о даровании Господом скорой победы русскому оружию, но еще не было тех толп на исповедь и причастие, которые будут через несколько месяцев, когда начнется мобилизация. Еще не появился печальный вальс «На сопках Манчжурии», от звука которого будет сжиматься сердце, но уже проник в глубинку марш на открытие военных действий с Японией, и его поют повсюду, даже в духовных училищах.

 

Вспрянь ты, Россия,

Дружно согласно

Вся ополчась

На дерзких врагов!

         Нет уже мира, -

 Грозное время

Всех нас постигло,

Открылась война!

Вспрянь, вспрянь, вспрянь!

Край наш родной!

Слава героям,

Идущим на бой!...

 

  Текст этого марша я нашел в дневничкедневничке 17-летней воспитанницы Вятского епархиального женского училища Зинаиды Ушаковой, дочери священника села Красноярского Уржумского уезда, под числом 30 января 1904 г. Тогда  она писала :

«Сегодня после второго класса был молебен о даровании победы нашему оружию над японцами на Дальнем Востоке. После молебна все собрались в зале и Аркадий Николаевич (Меньшиков – учитель русской и всеобщей истории.Примеч. автора) прочел воззвание, и все пропели гимн «Боже царя храни!».

После этих строчек, зараженная всеобщим патриотизмом епархиалка, и поместила в дневнике текст вышеупомянутого марша.

  11 февраля в газете «Вятские губернские ведомости» было напечатано воззвание Государя нашего императора Николая  Второго, и сразу же после этого Вятка приняла самое деятельное участие в военных действиях на Дальнем Востоке. Участие это приняло две формы – в виде мобилизации и непосредственного участия вятчан на фронте и в виде сбора пожертвований. Уже 6 февраля с соизволения Императора, министерство финансов установило во всех конторах и отделениях Государственного банка, сберегательных кассах и казначействах прием пожертвований «на усиление военного флота и бесплатный перевод их в Санкт-Петербургскую контору Государственного Банка». В тот же день в Вятской губернии «в целях усиления пожертвований на военный флот», городским головам были выданы подписные листы для сбора пожертвований.

   Благодеятельность никогда не была чужда вятскому сердцу. Пожертвования для больных и раненых воинов на Вятке собирались еще в войне 1812 года.  Большое единодушие вызвала она у вятчан и в годы Русско-Японской войны. Ни один уезд, ни одно сельское общество не остались в стороне от этой благотворительной акции. Обширные списки пожертвований и жертвователей постоянно публиковались на страницах вятских губернских газет.  Всю работу по сбору и отправке пожертвований и теплых вещей для воинов взяло на себя Вятское отделение Красного креста, которое по каким-то причинам размещалось в городе Уржуме.   Средства, поступавшие в Вятское отделение Красного Креста и казначейство, по желанию жертвователей распределялись на лечение больных и раненых воинов, на санитарные нужды и на усиление военного флота.

Пожертвования вятчан имели разную форму: кто-то слал личные рубли, кто-то одежду, иные собирали пожертвования по подписным листам. В основном собирались денежные средства и теплые вещи. Одними из первых подали пример благотворительности чины Вятского управления земледелия и государственных имуществ. 10 февраля 1904 года они, «желая придти на помощь российскому обществу Красного креста в его деятельности», постановили отчислять ежемесячно проценты из своей заработной платы : тем, кто получал до 50 рублей – 1 %, от 50 до 100 рублей – 2 %, и, наконец, кто получал свыше 100 рублей – 3 %. Кроме того, тем же чиновниками было сразу пожертвовано на усиление флота 112 рублей.  Всего в  Вятском уезде до июля 1904 года было сделано пожертвований на 10281 рубль. К примеру, продавцы питейных лавок 3го участка уезда пожертвовали 10 рублей, служащие Вятского казенного винного склада – 20, служаще канцелярии губернатора – 14, служащие Вятского полицейского управления – 17 рублей.

   Не осталась равнодушной к нуждам войны и Церковь. Уже в феврале 1904года служащие Вятской духовной Консистории постановили отчислять из своего жалования на в Красный крест от 1 до 10 %. Служащие и учащиеся духовных училищ города Вятки постановили отчислять из своего жалования 2 % средств на счет Красного креста.

   22 февраля в Вятском женском епархиальном училище было устроено для девушек чтение с демонстрацией световых картин о Японии. После этого лектор прочитал телеграмму из Порт-Артура о том, что «солдаты  в настоящее время в изобилии снабжены теплой одеждой, но что весьма желательны пожертвования бельем, носками и прочим, а также почтовой бумагой и конвертами». По его предложению было собрано среди епархиалок  20 рублей, на которые сразу купили и отправили в помощь армии 2 тысячи штук бланок.

   Кроме того, храмы и прихожане вносили очень сущенственную поддержку в пожертвованиях в Красный крест. 26 февраля в городе Вятке состоялось общее пастырско-мирянское собрание, на котором представители всех храмов города решили отправить свои пожертвования. Так, от Кафедрального собора была отправлена тысяча рублей, от Спасского 150, от Донской церкви 10 рублей. Не остались в стороне от благотворительной акции и вятские монастыри : Успенский монастырь отправил 160 рублей, Филейский  пожертвовал тысячу.

  Вслед за городом Вяткой и ее уездом, благотворительная акция покатилась по всем городам и весям губернии, всюду встречая активную поддержку у обывателей. Цифры пожертвований по отдельным уездам порою были очень внушительными. ВНолинском уезде, пожертвования, сделанные только с 21 февраля по 10 марта, составили 908 рублей. Здесь пожертвования собирались волостными правлениями, сельскими обществами, учащимися духовного училища, отчислялось из своего жалования служащими. Собирались и просто частными лицами. Так, председательница дамского комитета мадам Маландина собрала по подписке 156 рублей. В Котельничском уезде сумма пожертвований с 26 февраля по 23 июля составила 6085 рублей. Пожертвования делали тоже самые разные люди. Например, котельничский уездный врач Серебряков пожертвовал 2 рубля, городской судья Иванов – 1 рубль 60 копеек.

   Не остались в стороне и представители знати и власти. Так было в Уржумском уезде. Здесь купеческий сын Д.П.Шамов собрал по подписному листу 40 р. 30 коп., небезызвестная в Уржуме г-жа Садовень выслала 500 р. личных средств, земский начальник 6го участка уезда И.И.Угрюмов  также по подписному листу собрал и выслал 25 р.21 коп. Находились и такие, кто собирал пожертвования через храмы, но по своей инициативе, так как в церквях этим занимались свои люди. Например, г-жа Л.А.Капгер за воскресной службой 29 февраля собрала в Уржумском Свято-Троицком соборе 25 р.38 коп.  И таких имен вятских доброделателей – сотни. В это благородное дело, как видим, были втянуты все слои общества. Каждый старался хоть чем-то помочь сражавшимся и погибавшим за свою отчизну солдатам.

Кроме денежных средств, в фонд Красного Креста поступала также большая помощь теплыми вещами. Сердобольные вятчане высылали на фронт рубахи, полушубки, варежки, кальсоны, носки, нитки. Церковный староста села Заево Слободского уезда собрал от прихожан и отправил на Дальний Восток 283 аршина холста, одни подштанники и 8 пар варежек, от крестьян Селезеневской волости было отправлено 2500 аршин холста, 6 рубашек, одни подштанники, 55 полотенец, 6 скатертей, одни варежки, 2 фунта ниток, 10 аршин синей пестряди и 1 шелковый платок.

12 июня 1904 года в Вятскую общину сестер милосердия поступило 1875 рубашек, 1650 кальсон,750 простыней, 308 наволочек на подушки, 1915 полотенец, 328 докторских халатов, 75 портянок и 37 пар сапог. Надо сказать, иногда жертвовались не только теплые вещи. Например, 17 июня 1904 года в ту же общину сестер милосердия было прислано 270 книг разного содержания.

  К октябрю 1904 года в Вятскую общину Красного креста пришло общих пожертвований на сумму 100 557рублей. Куда были употреблены эти средства (по желанию самих жертвователей), сообщалось в сентябре 1904 года  на страницах газеты «Вятские губернские ведомости» : 1422 рубля было направлено  на больных и раненых воинов, 199 – на санитарные нужды армии, в пользу Красного креста без обозначения цели – 67, на усиление флота – 41, на военные нужды – 12, в пользу семейств убитых и раненых воинов … 5 рублей. Как видим, больше всего вятчан заботили больные и раненые воины, среди которых былои немало их отцов и братьев, и в меньшей степени их интересовал военный флот, на усиление которого собирались правительством пожертвования прежде  всего. В газете сообщалось, все средства обращались в ценные бумаги или хранились в сберегательных книжках в Уржумском казначействе. Теплые вещи запаковывались в тюки и отсылались на пристань в с.ЦепочкиноУржумского уезда, где бесплатно грузились на пароходы. Что примечательно, для упаковки тюков, рогожи, короба и веревки были пожертвованы уржумскими благотворителями.

  Вместе с массой средств поступавших в Российское общество Красного креста со всех концов страны, эта частичка вятских пожертвований, ставшая каплей в море, - составившаяк концу войны  156021 рублей - помогла Красному Кресту развернуть сеть полевых лазаретов и госпиталей на 35 тысяч коек для приема раненых и больных воинов, а общая сумма расходов по содержанию 240 тысяч больных солдат  составила более 50 миллионов рублей.

 

                                                       Вятские ратники

 И все это было не напрасно, ведь на фронте сражались и погибали наши вятские  мужики, отстаивая честь своей страны. Уже в феврале 1904 года в некоторых уездах начались дополнительные учебные сборы солдат, 1903 года призыва. В тоже время были приняты меры для внутреннего спокойствия губернии. 6 марта вышло обязательное постановление вятского губернатора о запрете продажи огнестрельного оружия, «кроме лиц с именным разрешением от уездного исправника», а также любого холодного оружия, кастетов, тростей с вделанными клинками, финских ножей и кистеней.

  Сражались на Дальнем Востоке не только солдаты. Выполняли свой долг там и вятские врачи по линии Красного Креста. Уже в феврале 1904 года, сразу после начала войны, на Дальний Восток Вятским обществом Красного креста был отправлен медицинский отряд, состоявший из  5 врачей, 15 сестер милосердия, 30 санитаров, 1 фармацевта и 1 фельдшерицы-волонтерки. Тогда же  Вятским управлением Красного Креста был подготовлен и отправлен на фронт санитарный отряд на 200 кроватей. Что интересно, тогда были очень распространены в госпиталях именные кровати, например, в честь вятского губернатора или епископа Вятского и Слободского, получавшие имена, очевидно в честь тех, кто делал пожертвования на их устройство.

   Всю войну вятский медицинский отряд пробыл на Дальнем Востоке, в станице Сретенской, помогая болным и раненым воинам. О его деятельности сохранились скупые сведения, которые медики сообщали в своих письмах и телеграммах. К примеру, 19 сентября 1904 года заведующий вятским отрядом Красного креста Иван Дементьев сообщал в своей телеграмме : «Сегодня в лазарет прибыло 100 раненых и 10 больных. Всего на излечении теперь состоит 336 человек». 15 октября он же сообщал : «Сегодня в лазарет поступило 112 больных нижних чинов, 2 офицера и 1 врач. Состоит на излечении нижних чинов 370, офицеров 15 и врач 1».

  Выполняя свой долг, вынося раненых с поля боя, врачи и санитары нередко погибали сами. 3 октября 1904 года был контужен фельдшер Кукушкин Тарас, уроженец деревни Курак-Солы Уржумского уезда, но оставлен в строю.

  26 марта 1904 года в городе Вятке состоялись проводы на Дальний Восток еще одного медицинского отряда – на этот раз от Общины сестер милосердия. Вот как об этом писал журнал «Вятские епархиальные ведомости» : «…Владыка благословил отряд образом Спасителя и передал ему образ святого Серафима Саровского для кровати его имени. Затем попечительница Вятской общины сестер милосердия Е.Ф.Хомутова надела каждой сестре милосердия по образку, а городской голова Я.Ф.Поскребышев поднес отъезжающим образ св.Николая Чудотворца, копию местной святыни, с соответствующими пожеланиями. В заключение, Его Превосходительство, г.Начальник губернии П.Ф.Хомутов со своей стороны сказал несколько слов отъезжающим с пожеланием доброго пути. Того же числа,  10 часов 7 минут вечера, при громадном стечении народа, напутствуемый самыми сердечными пожеланиями, при звуках русского «ура», отряд отправился на станицу Сретенскую Забайкальской области, место своего назначения».

  Сохранились некоторые сведения о деятельности Вятского отряда сестер милосердия на Дальнем Востоке. 5 сентября сестра милосердия А.Целищева писала в письме в Вятку : «Госпиталь наш теперь вполне устроен. Больных по 4 сентября было 457 человек, из которых 250 человек раненых. 3 сентября госпиталь посетил Наместник генерал-адъютант Алексеев. Он остался доволен госпиталем и поблагодарил старшего врача. Многим раненым Наместник пожаловал ордена и назначил пособия. Некоторые солдаты, бывшие в боях по 10-17 раз, по выздоровлении снова рвутся на поле брани. По распоряжению Наместника, 3 и 4 сентября отправлено из нашего Госпиталя в Россию 225 человек больных. Ждем новых раненых и больных. Работы много…»

      А раненых и убитых было очень много. Списки их  публиковались на страницах «Вятских губернских ведомостей».  Вот, например, первые опубликованные в «Вятских губернских ведомостях» имена вятчан, раненых или «оставленных на поле боя» :

 Шалаев Николай, уроженец Вятского уезда, Троицкой волости, Ясоновского общества, стрелок 2го Сибирского полка – оставлен на поле боя под Тюренченом 17 апреля 1904 года ;

Братухов Сергий, уроженец Вятского уезда, Кстининской волости, деревни Башкировой, рядовой 7го Красноярского пехотного полка –ранен 14 июля 1904 года у деревни Сахотан ;

Черных Андрей, уроженец Нолинского уезда, Таранковской волости, починка Боронивитьи, стрелок 2го Восточно-Сибирского полка – оставлен на поле боя при Вафангоу 2 июня 1904 года.

Желонкин Петр, уроженец Уржумского уезда,Кузнецовской волости, починка Петровского,ефрейтор Восточно-Сибирского стрелкового Его императорского Высочества наследника цесаревича полка– ранен 3 октября при атаке Путиловской сопки.

  Тяжелая война продолжалась. Впереди Россию ждала горечь поражений и позорный Портсмутский мир, как общий итог всей неудачной войны.

 

 


Назад к списку