ВЯТКА: НАСЛЕДИЕ... - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

1917 г. в Глазовском уезде


В годы первой мировой войны в г.Глазове размещался 154й пехотный запасной полк. Все лучшие здания города: помещения мужской и женской гимназий, духовного и городского училища были заняты под казармы.
Весь город казался военным плацем. С раннего утра до позднего вечера со всех сторон слышались громкие, разухабистые солдатские песни. На пустырях вокруг города круглый год шла подготовка солдат…
Поздним февральским вечером, когда уставшие от дневной муштровки и вечерней «словесности» солдаты занимались чисткой винтовок, неожиданно раздались звуки горна – сигнал сбора. Через несколько минут все 4 взвода выстроились в коридоре верхнего этажа. Перед стром показался взволнованный начальник учебной команды подпоручик Нестеров, который сообщил:
- Братцы! Государь император Николай Александрович отрекся от престола за себя и за наследника Алексея Николаевича в пользу своего брата Михаила Александровича.
А через день Нестеров сообщил нам:
- Братцы, царь и его министры изменники – арестованы. В Петрограде создано Временное правительство. 
Это было первое известие о падении самодержавии. Но мы, солдаты, были в недоумении. Никто и ничего нам не объяснял. По-прежнему с утра до вечера шли строевые и тактические занятия, а по вечерам - занятия словесностью. Читать газеты, посещать какие бы то ни было собрания, состоять членами каких-нибудь общественных организаций солдатам строго запрещалось.
Лишь рядовой Костарев, бывший бухгалтер уральского завода, объяснял нам в часы досуга, что рабочие давно боролись с царской властью, что падение самодержавия солдатам нужно только привествовать.
Прошло несколько дней в тревоге и сомнениях. Но вскоре 154й полк полностью примкнул к революции. Настроение у всех было радостное: «Свобода!», «Свобода!», «Да здравствует свобода» - слышалось со всех сторон.
Через несколько дней два взвода учебной команды были направлены на секретную операцию: один взвод - на Вятскую улицу, к дому, занимаемому конной стражей, а наш 3й взвод – на Сибирскую улицу, к уездному полицейскому управлению (ныне дом 11). Полицейское управление было окружено солдатами. Мы потребовали от исправника список всех полицейских, проживающих в Глазове, и приказали немедленно доставить их в управление.
Исправник Спичкин, чувствуя свое совершенное бессилие, повиновался. Через 15 минут около 20 полицейских собрались в управлении. Их выстроили в одну шеренгу, проверили по списку, обезоружили и под конвоем вместе с исправником отправили в тюрьму. Успешно прошла операция в помещении конной стражи на Вятской улице.
Так была ликвидирована в Глазове полиция – одна из опор самодержавия.

Красное знамя – 1967 г. 11 марта.

 

Глазовский уезд, как, впрочем, и вся Вятская губерния, в предреволюционные месяцы не относился к числу  зон повышенной социальной напряженности и уж, по крайней мере, не воспринимался  таковым местной администрацией.

 Так, глазовский исправник  в сводке о настроениях населения уезда от 10 мая 1916 г. отмечал определенную нервозность граждан по поводу упадка хозяйства, но при этом, утверждал он, «особенного поворота к миру не замечается, и все ждут победного конца».  Настроение педагогических коллективов  и учащихся, в том числе в духовных заведениях, вполне патритичное. Следует заметить, что утверждение исправника было довольно типичным: подобные успокоительные реляции, искренность и правильность которых поставят под сомнение события революционного 1917 г., на протяжении 1915 г. и всего 1916 г. поступали в губернский центр из Елабужского, Котельничского, Малмыжского и некоторых других уездов.

 Относительно легко и организованно в Глазове и на подведомственной ему территории произошла смена власти в ходе февральского политического переворота. Уже на этом этапа обозначилась  ключевая роль  расквартированного в городе запасного 154-го полка, солдаты  которого, руководимые его же офицерами, произвели арест местных полицейских чинов.

 Летом 1917 г., когда в ряде мест Вятской губернии стала быстро нарастать социальная нестабильность, Глазовский уезд пока еще оставался относительно спокойным. Важнейшей причиной этого следует признать отсутствие масштабного аграрного движения. Разумеется, отдельные конфликты на почве землепользования имели место и здесь. Например, еще до революционных событий, в январе 1917 г. крестьянин д.ИЛюшевской Афанасьевской волости Иван Артемихин до смерти избил жителя деревни Таскаевской той же волости, не поделив с ним земельный надел.

 Но даже осенью 1917 г., в отличие от южной части губернии, здесь отсутствовали массовые крестьянские выступления против помещиков. Основная причина – неразвитость крупного землевладения – лежит на поверхности. Но, очевидно, играла свою роль и структура сельского хозяйства уезда – высокий удельный вес мясо-молочного,  а не земледельческого производства.

 Косвенным, но достаточно весомым аргументом в пользу данного утверждения выступает тот факт, что в годы гражданской войны новые советские власти задания по уезду по продразверстке определяли именно в этом ключе. Так, по первой и второй разверсткам 1918 г. Глазовский уезд должен был поставить 500 тонн ржи и 500 тонн овса против 840 тонн ржи и более 1 тыс. тонн овса Сарапульского уезда, 2 тыс. тонн ржи  и 1,5 тыс. тонн овса  Яранского уезда и т.д. Зато в области животноводства цифры задания Глазовскому уезду были рекордными: 25 тыс. голов крупного рогатого скота  и почти 22 тыс. голов свиней; для сравнения – Сарапульский уезд 19 и 16 тыс., Малмыжский – 15,5 и 12,7 тыс., Яранский – 14,5 и 17,3 тыс., Орловский уезд – 7 и 4,1 тыс. голов соответственно.

 В сентябре 1917 г. в Глазовском уезде были отмечены случаи покушения крестьян на лесные угодья, принадлежавшие церкви. Материально  пострадали причты села Люма и Уканского прихода. Но все же дестабилизация ситуации, набиравшая  силу в уезде осенью 1917 г., шла главным образом по линии криминализации региона. Местная милиция регистрировала многочисленные драки, убийства; во второй половине сентября отмечены два случая изнасилования солдатами крестьянок. В октябре эскалация насилия продолжилась. В первой половине месяца группа солдат 154-го полка осуществила четыре погрома в домах и складских помещениях торговцев Бодалева, Смышляева, Торачкова и Тушкациера. Во второй половине октября, наряду с ростом  числа краж, тяжелых ранений и убийств (последних – 9), зафиксировано появление в уезде организованных «шаек» вооруженных преступников, промышлявших грабежами и кражами со взломом.

 

В.И.Бакулин. Листая истории страницы:  Вятский край и вся Россия в 20 веке – Киров 2006 г., с.58-59

 

Повальные  обыски в Глазовском уезде. Из Глазова телеграфируют: «В ночь на 29 июня войсковые части, стоящего в Глазове пехотного полка, в составе не менее 200 вооруженных рот, по постановлению Глазовского Совета  солдатских депутатов, произвели повальные обыски в прилегающих к городу  деревнях с целью обнаружения дезертиров и кумышковарения. При обысках солдатами были допущены  многочисленные грабежи и насилия. На просьбу уездного исполнительного комитета  произвести совместное рассл.едование  по горячим  следам Совет рабочих и солдатских и крестьянских депутатов из политических соображений ответил отказом. Поэтому уездный исполнительный комитет  в целях  наилучшего общественного освещения и выяснения всех обстоятельств дела, обратился к губернскому комиссару  с просьбой  спешно произвести расследование.  Население терроризировано. Убытки значительны».

 

Крестьянская газета - 1917 г. № 48-49

 

 

Беспорядки. В Сардыкской волости Глазовского уезда собрался волостной сход, который  потребовал восстановить  волостное правление и избрал волостного старшину и заседателя.  Население не платит подати, не дает хлеба для армии и населения. Процветает кумышковарение, пьянство.

 

Крестьянская газета  - 1917 г. № 90-91

 


Назад к списку